Рецепт прост: воспользоваться советами Сергея Глазьева. Особенно хорош последний – зафиксировать курс рубля на два-три года. Он чреват потерей международных резервов, появлением черного рынка валюты и ростом процентных ставок.

10 октября в кулуарах саммита СНГ в Минске советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции академик Сергей Глазьев сказал журналистам: «Объем валютных резервов позволяет Центральному банку держать теоретически любой разумный курс и вообще его даже зафиксировать для прекращения спекулятивных ожиданий и финансовых спекуляций… С моей точки зрения, его нужно просто зафиксировать, и исходя из прогноза платежного баланса четко сообщить рынку, какой будет курс на ближайшие два-три года. Здесь не столько даже важна величина этого курса, сколько сам факт его стабильности».

13 октября глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила в Госдуме: «…Фиксация курса, на наш взгляд, является контрпродуктивным решением, которое будет противоречить действию рыночных факторов. Мы не сможем их удержать».

Первую проблему, связанную с фиксацией рубля, отметил Глазьев. Это возможная утрата международных резервов. Вторую проблему указал бывший министр финансов Алексей Кудрин в Twitter: «Появится черный рынок валюты, потратятся ЗВР, наживутся спекулянты».

Но есть и третья проблема. Фиксация национальной валюты вынуждает ЦБ совершать валютные интервенции. Это означает, что в условиях негативного давления на рубль Банк России продает доллары и изымает с рынка рублевую ликвидность. А Россия явно вступила в полосу негативного давления на рубль из-за ухудшившейся макроэкономической конъюнктуры и отнюдь не оптимистической внешнеполитической ситуации. Сжатие денежной массы способствует дефициту ликвидности и росту процентных ставок. То есть произойдет ровно то, против чего выступает Глазьев, – кредитные ресурсы станут в результате фиксации рубля еще менее доступны для экономики. И монетизация понизится. А ведь вот что он писал в эпохальном опусе «Как не проиграть в войне»: «Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении уровня монетизации, расширении кредита и мощности банковской системы». Корень наших бед – в «недомонетизации»: «…основные проблемы в российской экономике вызваны … хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций». Так что Глазьев, по существу, советует жать на тормоз (фиксация рубля, ведущая к снижению уровня монетизации) и на газ (повышение уровня монетизации) одновременно. Сегодня советник советует одно, завтра – с легкостью мысли необычайной – нечто противоположное.

Фиксация национальной валюты превращает ЦБ в раба этой политики: он утрачивает возможность проведения процентной политики. Государство, применяющее политику фиксации национальной валюты, может подвергаться атакам спекулянтов. Известна победа Сороса над Банком Англии, когда спекулятивная атака этого финансиста заставила Великобританию девальвировать фунт. В последнее время фиксацией национальной валюты пользуются преимущественно малые развивающиеся страны.

Вот еще один совет Глазьева: «Сергей Глазьев считает возможным введение ограничений на вывоз капитала из России или введение налога на вывоз капитала». Получается, фиксацией рубля будем повышать доверие к рублю, а ограничением на вывоз капитала – подрывать?

Недавно СМИ сообщили, что амурский тигр Кузя, которого выпустил российский президент, сбежал в Китай. Уж не знаем, в поисках ли пищи, или из-за бродяжьего характера. Но рыба ищет, где глубже, а капитал – где лучше. И сбежать капитал может не только на Запад, но и на Восток, как Кузя.

Признак шарлатанства – применение простых решений к сложным проблемам. Например, проблему засухи решать разворотом рек. А проблему девальвации – фиксацией курса. Подобные шарлатанские советы могут быстро разрушить российскую экономику.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции