Центробанк отметил Хеллоуин, не дожидаясь ночи. 31 октября ключевая ставка была повышена с 8% до 9,5% сразу на 150 пунктов. Сделано это для того, чтобы рубль окончательно не превратился в тыкву. Хотя и на Золушку на королевском балу он не похож уже очень давно.

Относительно неожиданным в решении совета директоров Центробанка оказался только масштаб повышения ключевой ставки. В том, что она будет повышена, не сомневался практически никто. Когда ваша национальная валюта с начала года обесценивается почти на треть, причем в последние месяцы процесс идет ускоренными темпами, а инфляция превышает первоначально ожидавшуюся почти вдвое, действовать приходится решительно. При всех разговорах о том, что слабый рубль для нас благо, ибо в условиях отсутствия доступа у крупнейших банков и компаний к западным рынкам заимствований и замедления темпов экономического роста в стране почти до нуля он помогает успешно балансировать бюджет, бесконечно и обвально обесценивать доходы миллионов россиян нельзя. Сохранение ключевой ставки на уровне ниже инфляции (а она наверняка превысит по итогам года 8%) явно не привело бы к кредитному буму в промышленности. Кредитовать предприятия под процент меньше инфляции все равно никто бы не стал. Объективных экономических оснований для дешевых кредитов сейчас нет: наоборот, крупнейшие российские банки так или иначе ищут возможности собственной докапитализации за счет государства. Кто бы их прокредитовал...

С тех пор как ЦБ в прошлый раз, 27 июля 2014 года, повысил ставку до 8%, экономическая реальность стала гораздо суровее. В мотивировочной части своего решения о новом резком увеличении ключевой ставки регулятор печален, но честен: «В сентябре – октябре внешние условия существенно изменились: цены на нефть значительно снизились, при этом произошло ужесточение санкций, введенных отдельными странами, в отношении ряда крупных российских компаний. В этих условиях происходило ослабление рубля, что наряду с введенными в августе ограничениями на импорт отдельных продовольственных товаров привело к дальнейшему ускорению роста потребительских цен».

На падение нефтяных цен российские монетарные власти не закладывались. Не ожидали они и новых секторальных санкций против банков. И уж совсем не могли предположить, что в качестве ответной меры против стран, которые наказали нас санкциями, Россия запретит продовольственный импорт из стран ЕС, Норвегии, Канады и США. Случилось это в начале августа, уже при ключевой ставке в 8%. В результате продовольственная инфляция в России подскочила до 10,3% в августе и 11,4% в сентябре. Если сравнивать с прошлогодним уровнем, уже даже можно возвращать в наш лексикон подзабытое слово «гиперинфляция». Причем рост цен на еду и коммунальные услуги – тот вид инфляции, который заметен всем без исключения гражданам, независимо от их финансовой грамотности.

Никаких объективных причин, по которым рост цен должен замедлиться в обозримой перспективе – этот горизонт сейчас составляет не более трех-четырех месяцев конца осени и зимы, когда резкое обострение геополитической ситуации может сдерживать погода, «генерал Мороз», – нет. Поэтому Банк России, не особо боясь ошибиться, пишет, что «до конца I квартала 2015 года инфляция останется на уровне выше 8%». Ключевая ставка повышается так сильно именно для того, чтобы «не рубить хвост кошке по частям». Не повышать ставку по «чуть-чуть» два или три раза подряд. При этом ЦБ посылает рынкам и положительный сигнал. Точнее, дарит робкую надежду: «В случае улучшения внешних условий, формирования устойчивой тенденции к снижению инфляции и инфляционных ожиданий Банк России будет готов начать смягчение денежно-кредитной политики».

Разумеется, у повышения ключевой ставки до 9,5% есть очевидные минусы. Деньги для банков станут еще дороже. Кризис ликвидности может усугубиться. Что касается плача по дешевым кредитам для реального сектора, это напрасные слезы. Дешевые кредиты станут возможны не раньше, чем изменятся базовые условия существования самой российской экономики. Когда в доме появляются признаки пожара, никто не думает о том, где бы пристроить еще одну комнату и куда повесить новые жалюзи.

То, что Центробанк намерен сделать все от него зависящее, чтобы притормозить рост цен, мы уже поняли. Осталось понять, как регулятор поведет себя по отношению к рублю. То, что происходило в последние дни на валютном рынке, напоминало приступ аритмии у сердечного больного. Настоящий валютный припадок, когда курсы доллара и евро меняются в течение торгового дня на 4% без видимых причин, безусловно, не может быть нормальным состоянием рынка. Будет ли ЦБ и дальше спасать рубль от обвального падения с помощью валютных интервенций и постоянного перемещения границ бивалютного коридора или, наоборот, отпустит «деревянный» в свободное плавание – пока неясно. Но именно от этого решения, как и от размера ключевой ставки, во многом зависит, какими будут наши реальные доходы, рабочие места и ценники в магазинах. Хеллоуин продолжается. Будет весело…