Почти год, примерно с февраля, с Олимпиады в Сочи, Россия жила так, будто экономики не существует. Но экономика сказала: I`ll be bacк! И сдержала свое «обещание». Теперь государству срочно надо заниматься экономикой. Это приоритет приоритетов.

1 января 2014 года доллар стоил 32 рубля 66 копеек. 1 декабря в моменте, когда я писал этот текст, шли сделки по 53 рубля 11 копеек. На днях капитализация одной из крупнейших российских компаний — «Роснефти» — упала ниже суммы, за которую эта компания год назад покупала нефтяную компанию «ТНК-ВР». Политики разных стран серьезно расходятся в оценке главных угроз, которые стоят перед человечеством. Но никто из них не говорит, что сейчас мы живем внутри мирового экономического кризиса. Значит, если капитализация российской экономики падает за год в разы, а евро и доллар укрепляются за этот же год более чем на 50%, видимо, все-таки есть какие-то внутрироссийские причины такой ситуации.

«Экономическая ситуация сложная, но не критическая. Есть целая группа факторов, включая цены на нефть, которые подталкивают Россию к диверсификации экономики», — сказала первый заместитель председателя ЦБ Ксения Юдаева, комментируя ситуацию на фондовом и валютном рынках в первый день зимы 2014-го. Рубль за день торгов временами терял по отношению к доллару и евро более чем 5%, а валютный индекс РТС опускался до уровня лета 2009 года, когда мировой кризис, по всеобщему мнению политиков и экономистов, как раз точно был.

Юдаева также сообщила, что Центробанк России из-за ранее принятого решения ОПЕК не сокращать квоты на добычу нефти оперативно подготовил сценарий развития российской экономики с учетом снижения цен на нефть до 60 долларов за баррель на 2015—2017 годы. Если цена упадет ниже 50 долларов за баррель (уже есть прогнозы ряда экономистов, что нефть может в достичь в скором будущем и 40 долларов за баррель), следующий сценарий развития российской экономики в ее нынешнем виде, похоже, придется заказывать уже не ЦБ, а Стивену Кингу.

Независимо от того, считать ли нынешнюю ситуацию системным экономическим кризисом или временной платой за резкое падение мировых цен на нефть, она вынуждает российскую власть менять приоритеты. Недопущение дефицита продовольствия (но без карточек и попыток силового регулирования цен), борьба с инфляцией, понятная логика действий монетарных властей на валютном рынке становятся главными задачами государства.

Падение мировых цен на нефть действительно является самым значительным с момента возникновения финансового кризиса 2008 года. Если стоимость нефти в мире упадет до 40 долларов за баррель, это может вызвать крах мировой финансовой системы, привести к дефолту стран из-за обвала валюты, пишет Bloomberg. И если такая угроза станет реальностью, то ОПЕК может пересмотреть свое решение. Пока уровень нефтяных цен все равно значительно превышает уровень рентабельности нефтедобычи и позволяет нефтяным компаниям в полном объеме платить налоги в бюджет. Весь вопрос — в расходах и в том, как сделан бюджет конкретного государства. Норвегия, например, заявила, что не намерена сокращать госрасходы — ее финансовые возможности позволяют делать это и при нынешних ценах на нефть. России сокращать бюджетные расходы в 2015 году придется почти со стопроцентной вероятностью.

Россия, несомненно, входит в число стран, наиболее страдающих из-за низких цен на энергоносители: более половины всех валютных поступлений нашего бюджета формируются за счет продажи нефти и газа. Диверсификация экономики, о которой говорит та же Ксения Юдаева, — задача не на один год. Но уже сейчас правительство и Центробанк оказываются на передовой государственной политики. И это совсем не та скромная передовая с волнами мелкой финансовой паники из-за отзыва лицензий, какая была всего лишь год назад.

Экономика возвращается в повестку российской жизни с такой остротой, какой мы еще не видели в этом веке. Разумеется, не все в нашей экономической судьбе зависит от ЦБ, правительства и даже от страны России в целом. Но то, что зависит, мы должны сделать. Качество экономических решений власти впервые за очень долгое время напрямую повлияет на буквальную жизнь миллионов россиян. На то, будет ли у них работа. Какие товары и по каким ценам они смогут купить. Какими будут их возможности учиться и лечиться. Экономика возвращается. Будет трудно, но интересно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции