11 декабря Банк России в пятый раз за текущий год принял решение о повышении ключевой процентной ставки. Установленная в сентябре 2013 года на уровне в 5,5% годовых, в декабре 2014-го она достигла 10,5% годовых. Наиболее решительные действия регулятор предпринял в марте и в октябре текущего года, увеличив стоимость заемных средств, предоставляемых сроком на неделю, сразу на 1,5 процентного пункта. При этом если в марте основные макроэкономические риски ассоциировались прежде всего с обесценением российского рубля, то уже в октябре, помимо сохраняющихся девальвационных рисков, существенные угрозы были связаны и с ускоряющимся ростом потребительских цен. Казалось бы, декабрьское повышение ключевой процентной ставки на 1 п. п. является лишь очередным. Однако принятое решение регулятора имеет куда более серьезное психологическое значение.

Только в ноябре Банк России упразднил действовавший механизм курсовой политики, отменив интервал допустимых значений рублевой стоимости бивалютной корзины и проведение регулярных интервенций на границах указанного интервала и за его пределами. Сохранив за собой право проводить операции на внутреннем валютном рынке только в случае возникновения угроз для финансовой стабильности, ЦБ формально объявил о переходе к плавающему валютному курсу. В качестве основной своей задачи монетарной политики ЦБ объявил обеспечение ценовой стабильности, заключающейся в замедлении динамики потребительских цен в среднесрочной перспективе (в 2017 году) до 4%.

Пока же, по итогам ноября 2014 года, потребительские товары и услуги подорожали на 9,1% к аналогичному периоду 2013 года, превышая тем самым не только первоначальный целевой ориентир (5% +/- 0,5 п. п.), но и обновленный только в ноябре – в 8%. Согласно последним данным, Банк России ожидает повышения цен в 2014 году примерно на 10%. При этом растущее инфляционное давление, помимо стремительного повышения цен на продовольственные товары, вследствие введения эмбарго на поставки импортных аналогов, спровоцировано и обесценением российского рубля.

Так, по оценкам сотрудников РАНХиГС, эффект переноса обменного курса в цены потребительских товаров в России составляет от 20% до 80% (в зависимости от срока). При этом его масштабы возрастают по истечении трех месяцев[1]. Вместе с тем только за первую декаду декабря 2014 года обесценение рубля по отношению и к доллару, и к евро превысило уже 13%, а рублевая стоимость бивалютной корзины возросла, соответственно, на 15,6%. Таким образом, оснований для оптимизма нет: инфляционное давление только продолжает возрастать.

Однако в декабре от более решительных действий регулятор отказался, приняв решение о повышении ключевой процентной ставки только на 1 п. п. Помимо этого, 2 декабря Банк России возобновил проведение валютных интервенций, но тоже в весьма ограниченных объемах (5,5 млрд долларов за первые 11 дней декабря).

Как показывают результаты исследования, центральные банки, таргетирующие инфляцию, при повышении нестабильности на валютном рынке принимают решительные действия, используя не только механизмы процентной политики, но и возобновляя, в весьма существенных объемах, операции на валютном рынке.

На наш взгляд, предпринимаемые Банком России действия можно рассматривать лишь как демонстрацию его приверженности идеям инфляционного таргетирования. Похоже, смирился регулятор и с тем, что в I квартале 2015 года, как констатирует он в пресс-релизе, инфляция может превысить 10% в годовом исчислении.

В сложившихся условиях более решительное повышение процентной ставки Банком России имело бы прежде всего существенное психологическое значение. В таком случае регулятор заверил бы экономических агентов в серьезности намерений и готовности задействовать все имеющиеся в его распоряжении механизмы для достижения инфляционного ценового ориентира. Подобные действия были бы оправданы и для ослабления напряженности на внутреннем валютном рынке, что также способствовало бы снижению инфляционных рисков.

Судя по реакции, более решительных действий от регулятора ожидали и участники валютного рынка. В результате если в ожидании объявления решения совета директоров Банка России падение курса российского рубля лишь ненадолго приостановилось, то впоследствии его падение продолжилось с новой силой.

Повысив стоимость заемных средств лишь на 1 п. п., Банк России продемонстрировал свою неготовность к принятию решительных действий по замедлению динамики потребительских цен. Он продолжает балансировать между инфляционными ориентирами и темпами экономического роста, замедление которых в сложившейся ситуации в большей степени связано не с проблемами 2014 года (геополитическими и валютными рисками), а с утратой привлекательности российской экономики не только для внешних, но и для внутренних потенциальных инвесторов.

Инвестиционный спад, начавшийся во второй половине 2012 года, уже в прошлом году принял устойчивый характер. В подобных условиях не только высокая доступность финансовых ресурсов, но и нерешительность регулятора, скорее, окажут негативный макроэкономический эффект, простимулировав отток капитала, долларизацию экономики и ускоренный рост потребительских цен.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

PS Когда этот текст уже был опубликован, стало известно, что Банк России повысил ключевую ставку до 17% годовых.