Уже несколько лет на наших глазах разворачивается явление, довольно странное для страны с падающей экономикой: нумизматическим собирательством, судя по совокупному количеству уникальных пользователей на Avito и Молоток.ру, в запросах которых фигурируют монеты, бонны и жетоны, занимается не менее 20% трудоспособного населения страны. То есть порядка 15 млн человек. Еще в 2009 году эта цифра не превышала 3 млн. Как и в большинстве случаев, феномен такого бешеного взлета интереса к нумизматике отнюдь не случаен. Ему предшествовала достаточно серьезная и образцово-показательно выполненная информационная кампания. Смысл у подъема интереса сугубо экономический.

Политика Центробанка относительно юбилейных монет не всегда была столь активной (за исключением серебряных монет, которые после развала СССР выпускались каждый год в количестве не менее десяти видов): после юбилейных наборов в честь 50-летия победы в Великой Отечественной войне и 300 лет российского флота (отбиты малыми тиражами) наступило долгое затишье. Первой «ласточкой» начинающихся изменений стал 1 рубль в честь 200-летия А. С. Пушкина, отбитый в 1999 году совокупным тиражом не больше 1 млн экземпляров на оба монетных двора. Тогда он никому не был нужен и лежал у каждого десятого в кошельке на сдачу. Сегодня же его рыночная стоимость доходит до 500 рублей. Вплоть до 2009 года, несмотря на довольно большое количество видов юбилейных монет, особого интереса к «юбилейке» население не проявляло – цены даже на монеты 1995 года были вполне умеренные. «Юбилейка» СССР стоила копейки, а продажа свежевышедших монет значительно больше номинала была редкостью (за исключением наборов, которые покупали в подарок).

Все изменилось в 2010 году, когда Санкт-Петербургским монетным двором были выбиты три легендарные 10-рублевые биметаллические монеты – «Пермский край», «Чеченская Республика» и «Ямало-Ненецкий автономный округ». Вместо плановых миллионов их тираж составил всего от 100 тыс. до 150 тыс. экземпляров. По явно неслучайному стечению обстоятельств в тот же месяц Сбербанк объявил о покупке у населения монет 2003 года номиналом 1, 2 и 5 рублей за 5 тыс. рублей. Это стало точкой перелома – население ударилось в копание в металле. Вскоре уличные киоски выложили у себя на продажу наборы 10-рублевых монет из серии «Города воинской славы», а большая часть свежевыбитых монет принудительно отправлялась в оборот – люди должны видеть товар, держать его в руках.

В итоге три малотиражные биметаллические монеты сейчас стоят 4 тыс., 10 тыс. и 19 тыс. рублей соответственно, цена рублей 2003 года доходит до 30 тыс. за монету (и поток желающих купить не оскудевает). А в оборот попадает ничтожная доля новых юбилейных монет – не больше 10–20%, большинство свободно продается оптом и в розницу за 1,5–3 номинала. Другими словами, государство провернуло отличную кампанию по продаже собственного товара, применив классическую маркетинговую схему и информационно ее осветив, – чтобы покупали то, что нельзя использовать во благо себе, нужно какую-то часть просто отдать, какую-то сделать подороже, какую-то – достаточно дорогой, а какую-то – очень дорогой. Этому предшествовала скромная, ненавязчивая, но постоянная информационная кампания, а биметаллические десятки были отбиты разными тиражами, что и обусловило последующую разницу в рыночной стоимости (она колеблется от 20 до 380 рублей).

Экономический смысл всей этой хитрой кампании – превратить деньги в популярный товар. В 2009 году была проведена монетная реформа – деньги стали отбивать из стали, что почти вдвое дешевле медно-никелевого сплава и очень плохо для престижа страны (даже хронически преддефолтная Греция и нищие страны Юго-Восточной Азии до сих пор бьют монеты из меди и никеля). Тем не менее, если прежде себестоимость монет номиналом 5 рублей составляла более 50% стоимости самой монеты, в 2009 году она опустилась до 19%. Себестоимость начатой в 2010 году серии 10-рублевых монет «Города воинской славы» — порядка 11% от номинала, 25 рублей (правда, их было всего семь) – и вовсе не больше 4%, затраты на подготовку формы на фоне тиражности ничтожны. И тем не менее, несмотря на миллионные тиражи, в обороте они встречаются очень нечасто.

История достигла апогея в 2014 году, когда по количеству отбитых монет Центробанк едва не побил собственный рекорд 2012 года, когда государством с русским размахом было отпраздновано 200-летие победы в войне 1812 года (тогда было выбито 40 различных видов юбилейных монет, в 2014-м – 34 и выпущена 100-рублевая сочинская олимпийская банкнота). Рекорд все же был поставлен — по номиналу монет. Юбилейного материала было отбито и напечатано на сумму более 3 млрд рублей. Совокупная себестоимость этой эмиссии была не больше 10% от этой суммы, а в оборот ушло не больше 20% (остальные достались оптовым продавцам, сеть которых бурно развивалась все прошедшие четыре года, судя по числу предложений, увеличившись не менее чем в пять раз).

По сути, в 2014 году была сделана эмиссия на 2 млрд рублей без угрозы инфляции. Вроде бы это немного – всего 0,05% ВВП. Однако это в некотором будущем может стать отличным инструментом по вбросу денежной массы за счет населения (2 млрд рублей в случае новых отзывов лицензий АСВ не помешают, да и госбанки докапитализировать надо).

Насколько Центробанк будет продолжать эту политику, сказать трудно. Но, судя по тому, что подготовлено главное — инфраструктура сбыта и потребитель, — а также опыт информационного сопровождения, о новых рекордах юбилейных номиналов мы еще услышим. Не обошлось и без экономически печального опыта. К таковому можно отнести идеологически продиктованный 2-миллионный тираж монет номиналом 1 и 5 копеек в 2014 году для Крыма, себестоимость которых сильно превысила их номинальную стоимость. Впрочем, до полуострова добралось не больше 10%. Однако учитывая текущие финансовые проблемы страны, Центробанк вполне может уже в 2015—2016 годах использовать разработанный механизм на полную катушку. Впрочем, монеты дают не слишком большую маржу, так что очень может статься, что вскоре Центробанк переключится на юбилейные банкноты (уже есть позитивный опыт: сочинская 100-рублевая купюра прожила в обороте не дольше месяца после начала Олимпиады).

Лишь бы не перестараться — ведь вся прелесть юбилейного материала в его относительной малочисленности, а крупные денежные эмиссии даже монет с мелким номиналом чреваты усилением инфляции.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции