Почему российские частные инвесторы ограничиваются использованием вкладов? Почему столь неохотно вкладывают в паевые инвестиционные фонды и деривативы? Для такого финансового поведения есть объективные основания.

На фондовых рынках развитых стран на долю частных инвесторов приходится свыше 20% от общего объема средств. В США этот показатель вообще достигает 60%. Правда, здесь учитываются не только персональные счета, но и фонды коллективных инвестиций, включая пенсионные. По данным НАУФОР, сейчас в России лишь порядка 900 тыс. человек из 144-миллионного населения инвестируют в ценные бумаги, а доля активных инвесторов едва дотягивает до 100 тыс.

Неужели наш финансовый рынок настолько бесперспективен? Отнюдь. Российские ценные бумаги – и акции, и облигации – по-прежнему остаются потенциально привлекательными для инвестиций, несмотря на проблемы в экономике. С начала 2015 года российский фондовый рынок вышел в мировые лидеры по темпам роста и восстановления. Иностранные инвесторы вновь обратили внимание на Россию. Их возвращение в облигации федерального займа (ОФЗ) и локальные акции стало одним из факторов укрепления рубля к иностранным валютам в I квартале 2015 года.

По мнению ряда международных экспертов, при улучшении экономической ситуации в России инвесторы могут рассчитывать на получение ежегодной доходности на уровне 15–17% в течение последующих десяти лет, что намного превышает потенциальный доход на фондовых рынках как развитых, так и развивающихся стран. Но так считают профессиональные иностранные инвесторы.

Наше население учится исключительно на собственном опыте, зачастую негативном, и на своих ошибках. Поэтому предпочитает сберегать накопления в валюте и депозитах, а те, кто обладает крупными суммами средств, — инвестировать в недвижимость.

Людей можно понять. Текущие цены российских акций все еще ниже, чем в начале 2008 года. А за последние пять лет инвесторы, которые просто сидели в российских акциях, ничего не заработали на росте курсовой стоимости. При этом дивидендная доходность в среднем не только существенно отставала от темпов инфляции, но и была намного ниже ставок банковских депозитов. Валютный рынок тоже преподносил неприятные «сюрпризы» с определенной периодичностью: в 1994-м — «черный вторник» на валютном рынке, в 1998-м — дефолт по госдолгам и девальвация, в 2008-м — мировой финансовый кризис, в 2014-м – снова экономический кризис. Лишь с появлением в 2004 году государственной системы страхования вкладов снизились риски потери средств населения, размещенных в депозиты в случае возможных банкротств банков.

В условиях достаточно высокой многолетней инфляции и заходивших в страну огромных доходов от продажи нефти и газа цены на недвижимость росли как на дрожжах. На десятки процентов ежегодно. Неудивительно, что квартиры, загородная и зарубежная недвижимость долгое время оставались главным предпочтением наших инвесторов. Никто всерьез не рассматривал риски обвального снижения нефтяных цен и резкого сокращения спроса на все, включая недвижимость.

Пока правительство, Банк России и экспертное сообщество «днем с огнем» ищут «внутреннего инвестора», способного сформировать источник длинных инвестиционных денег для внутреннего рынка капитала, граждане обходят ценные бумаги стороной. Население в целом пока недостаточно грамотно в финансовом отношении, чтобы принимать самостоятельные инвестиционные решения. А коллективные инвестиции, например, такие как паевые инвестиционные фонды, несут на себе все риски финансовых рынков и не гарантируют никакого определенного дохода.

При этом люди вполне резонно считают, что, несмотря на крайне туманные из-за кризиса перспективы рынка недвижимости, купленная квартира никуда не денется, в ней хотя бы жить можно, если все будет плохо. Да и лишних денег после известных событий конца 2014 года у населения осталось не так много, чтобы сейчас всерьез думать об акциях, облигациях или евробондах.

В результате российский фондовый рынок, состояние которого является показателем зрелости экономики и эффективности перераспределения капиталов и ресурсов, остается в депрессивном состоянии. На нем сейчас больше иностранных инвесторов, чем наших сограждан.

Но дело не только в рисках и волатильности нашего фондового рынка. Сами условия инвестирования в ценные бумаги в нашей стране гораздо хуже, чем простое внесение денег на депозиты. Размещая средства на банковские депозиты, граждане не платят налог на доходы физических лиц, если ставка по вкладу не превышает фиксированной величины. А прибыль от операций с ценными бумагами облагается в полном объеме. Ценные бумаги реально находятся в неравных налоговых условиях в сравнении с депозитами, и при сопоставимых процентных доходах вклады имеют 13-процентное налоговое преимущество над купонными доходами облигаций тех же самых банков или корпоративных облигаций.

Кроме того, определенная сумма денег физического лица защищена Агентством по страхованию вкладов. Причем гарантируется не только первоначальная сумма вклада, но и накопленные проценты по нему.

Больше всего от страхования сумм процентов по вкладам страдают отечественный фондовый рынок и сфера коллективных инвестиций. Правда, в 2015 году, после принятых изменений в Налоговом кодексе РФ и в законе о рынке ценных бумаг, в нашей стране появились долгожданные индивидуальные инвестиционные счета (ИИС). Крупные инвестиционные компании и банки начали уже оказывать услуги по их открытию и ведению. Но, как обычно, есть и «ложка дегтя». Минимальный срок инвестирования составляет три года, а максимальный размер взноса на ИИС не может быть больше 400 тыс. рублей в течение календарного года. При этом, если человек по каким-то обстоятельствам решил закрыть ИИС, не дожидаясь окончания трехлетнего периода, право на налоговую льготу теряется.

Есть и сложности с выбором типов налогового вычета. В одной схеме необходимо наличие у гражданина доходов, облагаемых по ставке 13%, в соответствующем налоговом периоде, на которые предоставляется вычет. В другой схеме налоговый вычет на взносы не предоставляется, правда, будущий доход освобождается от налога по завершению трехлетнего периода. При этом у инвестора нет права менять схему в течение периода. И если через год человек, выбравший, например, первую схему, лишается работы, он сразу же попадает в неравные условия по сравнению с инвестированием по второй схеме.

Что еще препятствует частным инвестициям на фондовом рынке и росту объемов ПИФов? Во-первых, неконтролируемые риски нашего фондового рынка, вытекающие из проблем развития экономики и состояния инвестиционного климата. Во-вторых, крайне низкие стандарты корпоративного управления, сложности контроля за деятельностью менеджмента компаний со стороны миноритарных акционеров, экономический эгоизм мажоритарных акционеров и непрозрачность принятия решений в компаниях. В-третьих, низкая финансовая грамотность населения в целом и отсутствие навыков инвестирования и сбережения на протяжении поколений, в отличие, например, от населения Европы и США.

Определенная доля вины за то, что рынок коллективных инвестиций стагнирует и сокращается, лежит на самих управляющих компаниях. При этом пайщики ПИФов сталкиваются не только с потерями из-за инвестиционных ошибок управляющих, но и с тем, что управляющие, по сути, вынуждают людей самостоятельно выбирать отрасль, куда инвестируются средства, предлагая, например, не просто ПИФы акций и облигаций, а целый набор отраслевых ПИФов. Например, «Электроэнергетика», «Телекомы», «Металлургия», «Финансы», «Транспорт» и т. д. Но разве у обычного человека есть время и возможность самостоятельно разобраться в перспективах той или иной отрасли, тем более в условиях экономического кризиса? И разве управляющий не должен сам выбирать наиболее перспективные отрасли и инвестиционные идеи? Управляющий ведь считает себя профессионалом и взимает с пайщиков ПИФов комиссию за свои услуги по управлению.

Если инвестиционный результат управления ПИФом не устраивает пайщиков, они либо выходят из игры вообще, либо начинают инвестировать самостоятельно, открывая личные брокерские счета.

Резкое ослабление рубля в 2014 году, а также разговоры о валютном контроле и об ограничениях потоков капитала вынудили людей с высокими доходами перевести свои капиталы на заграничные счета и на фондовые рынки развитых стран. Вернуть эти средства – задача очень непростая. Здесь нужны усилия не только профессионального сообщества управляющих, но и властей. Деньги начнут возвращаться на Родину и приходить на российский фондовый рынок лишь в условиях стабильности валютных курсов и неухудшении условий инвестирования, при одновременных гарантиях абсолютной защиты капиталов, инвестиций и собственности.

Не стоит забывать также об ответственности профессионального инвестиционного сообщества, государства и средств массовой информации за повышение финансовой грамотности нашего населения. Помочь людям разобраться со стихией финансовых рынков – наша прямая обязанность.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции