Текущая ситуация на рынке кредитования напоминает известное TV-шоу. Жути нагнали, все сидят, боятся, ждут, когда придет добрый ведущий и как-то разрядит обстановку. А кому-то еще и приз даст. Ну выгонит одного-двух, ладно, но остальным-то повезет? Только пока никто не идет и обстановку не разряжает. Даже наоборот.

Половина экономически активного населения должна банкам. Все вместе около 10—11 трлн рублей. Каждый пятый (18%) обслуживает сразу три кредита и больше. 9% вообще не платят по кредитам. Всего за год людей с проблемными кредитами стало больше на 1,5 млн человек. На 1 апреля таких в России насчитывалось уже 5,2 млн, и за месяц цифра, скорее всего, увеличилась. В бездну хронических неплатежей и вероятного на 93% невозврата вот-вот канет 1,28 трлн рублей. Чуть ли не десятая часть годового бюджета страны.

Перестают платить по кредитам даже суперблагонадежные ипотечники. Если верить аналитикам ОКБ, 83 тыс. человек, прекрасно понимая, чем это все может закончиться, допускают просрочки по своим жилищным займам. Год назад их было только 54 тыс.

Впереди, естественно, заемщики с потребительскими кредитами, это 7 млн человек. С кредитками не могут разобраться 4,8 млн. Каждый десятый (11%) автокредит — также проблемный.

Жутко? Жутко. Особенно если представить себе в одночасье оказавшихся на улице 250 тыс. человек (из расчета что в каждой семье каждого проблемного ипотечника не более трех человек). Ну и в целом. И так не особенно жизнерадостный народ в России. В 2009 году по индексу счастья наша страна оказалась на 108-м месте, уступив даже Белоруссии и государству Малави. А тут еще каждому тридцатому звонят то из банка, то от коллекторов, то из Федеральной службы судебных приставов. Инфляция уже под 17% в годовом исчислении. Реальные доходы упали почти на 10% (и пока продолжают падать).

Тут невольно начнешь заглядываться на небо в поисках голубого вертолета с волшебником и бесплатным эскимо, да?

Но закон о банкротстве физических лиц (который несколько помог бы разрядить обстановку) или кредитные амнистии в пределах 1—5% не совсем безнадежного портфеля (а их разрабатывали для своих клиентов сразу несколько банков), или даже банальные кредитные «каникулы» все никак не войдут в повседневную практику.

В плюс никто ничего не делает. В минус — сколько угодно. Секвестрировать, закрывать целые направления кредитования, сокращать офисную сеть, продавать по 12 млрд рублей проблемных кредитов коллекторам — это всегда пожалуйста. Уходить в глухую несознанку, не общаться ни с кредиторами, ни с их представителями, не ходить в суд — это тоже.

А большая часть включила нейтральную. Всерьез сморят на небо. То ли ждут, что заработает рынок и сам как-то все урегулирует. То ли ждут, что тот, кто придумал все самостоятельно регулировать в ручном режиме в нашей стране, этот режим включит и отрегулирует.

А рецепт выхода из такого кризиса кредитования вообще есть? Прецеденты случались? Ну хоть у кого-то в мире должно же было быть нечто подобное? Есть, у кого поучиться, как с этим сладить вообще? Или мы опять пошли своим путем, который не измерить общим аршином?

Потому что уж очень не хочется глобального социального дефолта, отечественной версии Великой Депрессии. Хочется по-нормальному как-то. И бояться еще надоело. Неконструктивно это.

В тексте использованы статистические данные Центрального банка, Национального бюро кредитных историй, Объединенного бюро кредитных историй, New Economics Foundation и других источников.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции