На состоявшемся в преддверии майских праздников заседании совета директоров Банка России ключевая ставка была снижена с 14% до 12,5%. Центральный банк в своем заявлении отметил, что текущий уровень ключевой ставки учитывает ослабление инфляционных рисков, но при этом сохраняются риски существенного охлаждения экономики. Многие участники финансового рынка и представители банковского сообщества считают такое снижение ставки недостаточным для возобновления кредитования на докризисном уровне, а главы Минфина и Минэкономразвития в своих комментариях высказываются в пользу более мягкой монетарной политики.

Появились отраслевые лоббисты, которые требуют снизить ключевую ставку сразу до докризисного уровня в 6% или 7%, совершенно справедливо отмечая, что высокие проценты по кредитам серьезно препятствуют экономическому росту. Так нужно ли сейчас агрессивно снижать ключевую ставку до уровня ниже 10%? И при какой ставке ЦБ в России запустится кредитование промышленности?

Чтобы ответить на эти вопросы, давайте сначала посмотрим, в чем заключается основная проблема промышленного роста в нашей стране, для каких целей компании в основном берут кредиты и чем эти банковские кредиты отличаются от инвестиций.

К сожалению, вот уже который год главными проблемами для российской экономики остаются постоянное снижение инвестиций и явная недостаточность долгосрочного финансирования. Инвестиционный спад в России длится несколько лет и начался задолго до кризисных явлений 2014 года. Самая большая беда в том, что темпы падения инвестиций в нашей стране обгоняют замедление экономики. А ведь инвестиции – это не что иное, как интерес и возможности вкладывать капиталы в долгосрочное развитие компаний и отраслей в расчете на получение прибыли.

Не так давно правительство поставило цель обеспечить рост инвестиций до уровня в 25% ВВП. Но для этого нужны реформы, время и изменение инвестиционного климата.

Проблема еще и в том, что предприятия направляют на инвестиции лишь 3–5% всех кредитных ресурсов. Инвестиции в развитие делаются в основном из прибыли или за счет других собственных средств компаний. А для чего тогда предприятия используют банковские кредиты? В основном компании берут так называемые универсальные кредиты на финансирование текущей деятельности, приобретение основных средств либо под конкретные сделки. Торговое и проектное финансирование, лизинг, коммерческая ипотека, факторинг – это тоже кредитные ресурсы, но и они имеют отношение к текущей деятельности предприятия.

Условия кредитования долгое время были вполне приемлемыми для компаний, однако экономика при этом не росла. Но резкое ослабление рубля и масштабный отток капитала во второй половине 2014 года привели к значительному росту процентных ставок. По оценкам лаборатории конъюнктурных опросов ИЭП им. Гайдара, в январе – феврале 2015 года условия кредитования стали практически запретительными для двух третей предприятий в нашей стране. Как следствие — рост просрочки и объема необслуживаемых кредитов. Девальвация рубля шла такими темпами, что и самим банкам стало неинтересно заниматься кредитованием промышленности. Не было абсолютно никакой разницы, под какую процентную ставку брать рубли у ЦБ, если рост курсовой стоимости доллара и евро уже на следующий день окупал любые проценты в рублях. Значит, проблемы экономики и доступность кредитов – это не только процентные ставки!

Допустим, ЦБ снижает ставку до 7%. И что дальше? Если инфляция сохраняется на высоком уровне, то снижение ключевой ставки и процентов по операциям РЕПО лишь подстегнет инфляционные ожидания, а предоставленные Банком России средства вновь пойдут на валютный рынок, а не в экономику. Возобновится бегство капитала, произойдет повторный перевод средств предприятий и сбережений населения в иностранную валюту, начнется покупка импорта вместо отечественных товаров и услуг. А ключевая ставка превратится в простую формальность. Ведь и сейчас формально существует ставка рефинансирования, равная 8,25%. И что с того?

В свою очередь Банк России старается доказать, что политика снижения ключевой ставки достаточно последовательна, что ставка эта будет соотноситься с уровнями инфляции и динамикой рыночных процентных ставок и снижаться по мере снижения инфляции. О чем и было сказано в заявлении ЦБ.

А самое главное то, что с помощью механизмов рублевого и валютного РЕПО регулятору пока удается стабилизировать валютные курсы. Стабильный рубль начинает способствовать инвестиционному импорту, потому что компании уже могут планировать закупки зарубежного высокотехнологичного оборудования, так необходимого для развития, совершенствования технологических процессов и повышения производительности труда. Кроме того, стабильный курс рубля поможет привлекать иностранные инвестиции в обрабатывающую промышленность и в предприятия с высоким уровнем локализации производства. Что особенно актуально, учитывая трудности кооперации с международными компаниями и сложность доступа на глобальный рынок капитала из-за действующих санкций.

Банк России отмечает циклический характер экономических проблем наряду с проблемами структурного дисбаланса экономики. И для борьбы с отрицательными факторами текущей фазы экономического цикла старается проводить так называемую антициклическую кредитно-денежную политику, которая как раз направлена против негативных циклических тенденций в экономике. Здесь учитывается опыт монетарных властей многих стран, применявших подобную политику в первую очередь для стимулирования экономики во время экономического спада или для обуздания инфляции.

Нельзя снижать ставки, не снизив инфляцию. И Банк России продолжает последовательную политику инфляционного таргетирования, потому что это также является частью антициклической монетарной политики, проводимой для сглаживания кризисных явлений в экономике и борьбы с высокой инфляцией. Но, к сожалению, эффект от этих действий не может проявиться сразу. При применении тех или иных экономических мер всегда существуют временные интервалы и запаздывания. Должно пройти какое-то время для сглаживания негативных факторов и адаптации экономики и бизнеса к меняющимся условиям.

Так стоит ли сейчас переживать о том, что ключевая ставка Банка России пока составляет 12,5%, а не, например, 7%? Ставка все равно будет последовательно снижена, но без резких движений и отрицательных последствий для экономики.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции