Совет директоров Банка России на заседании 15 июня 2015 года принял решение снизить ключевую ставку на 100 пунктов до уровня 11,5%. ЦБ вновь продемонстрировал приверженность принятой в начале года политики постепенной нормализации процентных ставок, сообщив в своем пресс-релизе о сохраняющихся рисках инфляции и дальнейшего охлаждения экономической активности.

Решение ЦБ было вполне ожидаемым и, по сути, компромиссным. Но тем не менее оно встретило критику – правда, немного вялую – как со стороны бизнес-сообщества, рассчитывающего на более резкое снижение процентов по кредитам при одновременном расширении кредитования, так и со стороны профессионалов валютного рынка. Они, напротив, считают нецелесообразным быстро снижать ставки в условиях, когда Банк России занимается ежедневной покупкой валюты в золотовалютные резервы, поскольку это может сократить предложение долларов (из-за снижения ключевой ставки рубль теряет привлекательность для спекулянтов, играющих в carry-trade). А интервенции, направленные на ослабление рубля, вполне способны подстегнуть процесс долларизации сбережений населения и активов бизнеса, что, в свою очередь, рискует вызвать новый отток капитала, в будущем ускорит инфляцию и опять может привести к повышению процентных ставок.

В пресс-релизе ЦБ говорится, что «Банк России будет готов продолжить снижение ключевой ставки по мере дальнейшего замедления роста потребительских цен в соответствии с прогнозом, но при этом потенциал смягчения денежно-кредитной политики в ближайшие месяцы ограничен инфляционными рисками».

Центральный банк пока крайне осторожен и в оценках экономического роста, и в прогнозах инфляционных ожиданий и будущих уровней инфляции. Кроме того, есть риски, которые наш ЦБ не в силах контролировать: немонетарная компонента инфляции, связанная с планируемым ростом тарифов, и ожидаемое во второй половине года начало процесса повышения процентных ставок ФРС США, что может привести к массированному оттоку капиталов с развивающихся рынков, в том числе из России. Не исключено, что эти обстоятельства вновь потребуют от ЦБ принятия экстренных мер.

«Для того чтобы снижались кредитные ставки в экономике, недостаточно снижения нами ключевой ставки. Важно и создание условий для развития экономики, – заявила Эльвира Набиуллина, выступая в Госдуме 16 июня. – Если мы просто будем накачивать экономику дешевыми деньгами, это приведет к резкому росту инфляции, оттоку капитала, долларизации. Монетизация экономики должна расти вместе с экономическим ростом».

При этом к этой стандартной для последних заявлений фразе Центробанк добавил, что «потенциал смягчения денежно-кредитной политики в ближайшие месяцы ограничен инфляционными рисками». И еще цитата: «Центробанк прошел значительную часть пути смягчения денежно-кредитной политики, а потенциал снижения регулятором ключевой ставки в ближайшие месяцы ниже, чем в начале года».

Итак, что же из всего этого следует?

Прежде всего, банковскому сообществу и бизнесу в ближайшем будущем не стоит ожидать ни снижения ключевой ставки ниже 10%, ни серьезного смягчения денежно-кредитной политики. И необходимо готовиться к поиску внутренних резервов для роста.

Для банков это означает необходимость продолжать набирать в долгосрочные пассивы средства населения и корпораций, возможно, пожертвовав своей нетто-маржей в пользу более привлекательных процентных ставок по депозитам. Корпорациям следует задуматься об использовании инструментов валютно-процентного хеджирования и о таком понятии, как hedge accounting, чтобы пережить более пролонгированный по времени период высоких процентных ставок на рубле.

А главное, стране всерьез придется заняться «импортозамещением» источников инвестиций. Это означает не только завершение докапитализации банковской системы и создания условий для роста пенсионных, страховых, индивидуальных и коллективных накоплений, которые также станут внутренними источниками длинных денег, но и появление в обозримом будущем специализированных инвестиционных банков развития под эгидой ЦБ или правительства.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции