Греческий долговой кризис сейчас в топе всех мировых новостей. На сегодняшний день Греция должна своим кредиторам порядка 324 млрд евро, что составляет 175% ВВП страны.

Греции необходимо было выплатить МВФ 1,6 млрд евро задолженности 30 июня. Затем 10 июля наступает срок погашения государственных облигаций на сумму 2 млрд евро, а общий объем долговых платежей до конца августа превышает 14 млрд евро. Но денег у Афин нет, а длительные переговоры с «тройкой кредиторов» (МВФ, Еврокомиссия и ЕЦБ) о выделении очередного объема помощи в размере 7,2 млрд евро завершились полным провалом. Греция, по сути, уже находится в состоянии технического дефолта, но пока ничего страшного не произошло, хотя в ожидании этого кредитного события настроения на глобальных рынках были близки к паническим.

Греческое правительство выразило принципиальное несогласие с условиями кредиторов по сокращению пенсий и социальных выплат, по повышению НДС и корпоративных налогов, в том числе для судовладельцев и туриндустрии, составляющей наряду с сельским хозяйством, пищевой промышленностью и рыболовством основу экономики Греции. Премьер-министр Греции Алексис Ципрас предложил, а парламент одобрил идею провести 5 июля общенациональный референдум, на котором греки проголосуют о согласии или несогласии принять новые условия кредиторов, в частности повышение налогов, сокращение пенсий и социальных выплат. Вряд ли население Греции поддержит условия «тройки кредиторов» (если референдум состоится, в чем пока нет уверенности). А это может означать не только дефолт по суверенному долгу, но и выход страны из зоны евро и из Евросоюза.

Последствия всего этого могут быть труднопредсказуемыми, причем не только экономически, но и политически. И не только для Греции и Евросоюза, но и для близлежащих стран и регионов. Вот почему, несмотря на технический дефолт и резкие заявления политиков как в самой в Греции, так и в Брюсселе, переговоры с кредиторами продолжаются и делаются предложения по выходу из сложившейся кризисной ситуации.

Хорошо известно, что из любой ситуации, какой бы сложной она ни казалась, всегда есть три выхода: хороший, плохой и гениальный.

«Хорошим» вариантом будет, если правительство Греции согласится с условиями кредиторов и отменит референдум. Или когда и если само население Греции на общенациональном референдуме поддержит предложение кредиторов, согласится на повышение налогов и сокращение социальных выплат. Тогда страна получит очередной транш помощи, заплатит кредиторам, а финансовые рынки успокоятся. И еще какое-то время никто не будет больше говорить о Греции.

Допустим, произойдет чудо, и греки проголосуют «как надо». Но так ли хорош этот вариант? Отнюдь нет. Хорошим этот вариант можно назвать лишь для Еврокомиссии и МВФ, а также для европейского банковского сообщества. Но такое решение лишь законсервирует проблемы самой греческой экономики. Вовсе не повышение налогов, а лишь рост ВВП и занятости населения может помочь Греции выбраться из бесконечной долговой ямы.

«Плохим» вариантом будет ситуация, когда граждане скажут «нет» на референдуме, правительство Греции вдруг снова откажется от очередных предложений кредиторов, вслед за этим страна введет в обращение драхму и выйдет из ЕС и еврозоны. Подобный сценарий станет очень плохим для самой Греции и катастрофическим для дальнейшей судьбы Евросоюза. Для Греции это вовсе не будет означать решения долговой проблемы. Напротив, будут возникать все новые и новые проблемы и в банковской системе страны, и в экономике в целом. Вырастет инфляция, увеличится безработица, а уровень жизни резко снизится.

В Евросоюзе возникнут осложнения другого рода: пострадают крупные европейские банки, имеющие на своих балансах греческие долговые обязательства, в том числе и ЕЦБ, получит серьезный удар балканская банковская система, которую также нужно будет срочно спасать. Сотни миллиардов евро придется списать на убытки, пострадает европейский бизнес, имеющей в Греции свои проекты или поставляющий туда свою продукцию. Но не это само страшное.

Прецедент выхода отдельной страны из ЕС и еврозоны может запустить деструктивные процессы в ЕС, и тогда возникнет ненулевая вероятность, что периферийные страны Европы, имеющие аналогичные греческим проблемы, также захотят вернуться к своим национальным валютам и увеличить бюджетные траты сверх допустимого лимита Евросоюза. А это уже будет означать конец проекта ЕС, который создавался как раз ядром производящих стран, таких как Германия, Франция, Нидерланды и Великобритания, с экономической целью объединения рынков сбыта и потребления своей продукции.

Именно эти страны, и они же страны – кредиторы Греции, в первую очередь заинтересованы в целостности Евросоюза и сохранении общего рынка в полмиллиарда человек.

Еще один политический аспект проблемы «плохого» варианта заключается в том, что Греция находится рядом с зоной ближневосточного конфликта, где армии исламистов насчитывают сотни тысяч человек. Любое слабое место на юге Европы станет «порталом» для проникновения и террористов, и нелегальных мигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока в европейские страны. А это уже очень серьезная проблема, которая может потребовать колоссальных усилий и средств.

Остается «гениальный» вариант. В чем он может заключаться?

В «переформатировании» долга и принятии программы реальной экономической помощи, своего рода мини-плана Маршалла для Греции. Здесь могут быть задействованы средства специального фонда финансовой стабилизации стран еврозоны (European Stability Mechanism) для выкупа или погашения краткосрочных обязательств. Затем должна будет принята новая долгосрочная программа по долговым выплатам одновременно с планом экономической помощи.

Все это может потребовать достаточно длительного времени, поэтому сейчас политики и финансовые власти Евросоюза совместно с правительством Греции могут постараться найти «промежуточное» решение, отсрочив обострение проблем хотя бы на полгода-год и выиграв необходимое время для поиска путей выхода из экономического и долгового кризиса и для запуска новой программы переформатирования долга.

Переговоры продолжатся с большей интенсивностью, даже если сейчас договоренности между Грецией и кредиторами не удастся достигнуть и страна по-прежнему будет находиться в состоянии технического дефолта.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции