Бизнес-образование в России всегда рождало массу споров на самых разных уровнях: от профессиональных сообществ в сфере образования и бизнеса до государственных структур. Главные вопросы, которые стоят перед бизнес-образованием, охватывают все ключевые направления и не меняются уже добрых два десятка лет: для кого оно нужно и насколько велика его реальная ценность.

Ввиду того, что количество людей, готовых начать свой бизнес, в России особо не увеличивается, несмотря на регулярные сокращения в компаниях, а большая часть стартапов, по нашим наблюдениям, не доживает и до трех лет, вопрос о необходимости специализированного бизнес-образования получил дополнительную актуальность. К слову, большинство опрошенных нами владельцев среднего и малого бизнеса (а в опросе поучаствовало 100 бизнесменов) имеют либо экономическое, либо техническое образование. И лишь 26 из них получили управленческое образование в качестве второго высшего.

Бизнес-образование как индустрию с самого момента его появления в начале 60-х годов прошлого века неустанно критиковали все кому не лень. Первоначально эта направленность фактически никак не отличалась от многочисленных образовательных дисциплин в сфере управления. И лишь к концу 70-х начала обретать «плоть и кровь»: в школах, колледжах и университетах США и Великобритании сначала стали организовывать факультативы, затем в виде эксперимента они были добавлены в обязательную программу старших классов. Впрочем, этот эксперимент провалился, и знаменитая своими инновационными идеями школа Kingsway в Манчестере, ставшая первой жертвой эксперимента, первой же от дальнейшего участия в нем отказалась.

Между тем в качестве факультативного курса бизнес-образование развивается и по сей день. Практически каждая частная школа по обе стороны Атлантики в разных формах поддерживает это направление и даже проводит конкурсы среди студентов. Как предмет академического образования бизнес-курсы довольно давно перестали рассматриваться в качестве самостоятельного направления. Обычно под business studies подразумевается некая квинтэссенция управленческих, экономических и финансовых дисциплин, необходимая в первую очередь для развития связей. Вместе с тем на протяжении последних пяти лет владельцы крупного западного бизнеса и самые известные кадровые специалисты в один голос уверяют, что воспитанием «предпринимательской жилки» нужно заниматься уже в подростковом возрасте, когда человек самоопределяется.

Российское академическое бизнес-образование – и вовсе субстанция эфемерная, большинство образовательных курсов на рынке посвящены менеджменту, а не развитию бизнеса. Мода на бизнес-школы как первое дневное образование достаточно давно прошла (остались, пожалуй, лишь бизнес-факультеты крупнейших вузов страны, существующие не без поддержки крупных коммерческих структур). Все бизнес-направления в качестве второго высшего образования, существующие сейчас на российском рынке, тяготеют либо к менеджменту, либо к экономике. Кружки молодых предпринимателей в некоторых школах все же существуют. Однако это до сих пор скорее единичные случаи, нежели начало становления системы. Кстати, изучение учебных программ таких кружков показало, что большинство из них во многом концентрируются на финансовой грамотности и управлении финансами предприятия. Это логично, но делать деньги из собственных продуктов, к сожалению, не помогает.

Львиная доля «внешних» программ по повышению финансовой грамотности как для образовательных учреждений, так и для малого и среднего бизнеса преследуют сугубо личные цели организаторов, большинство из которых – либо банки, либо микрофинансовые организации, либо управляющие компании. Для них такого рода программы – прямой путь к расширению базы потенциальных клиентов, развитию узнаваемости бренда. И (правда, в меньшей степени) – способ подготовки потенциальных клиентов к особенностям принципов своих клиентских сервисов.

Правда, есть ряд исключений. Наиболее ярким примером такого рода исключений является всероссийская акция «День финансовой грамотности в учебных заведениях», с 2013 года организуемая некоммерческим партнерством «Сапфир» при поддержке Министерства финансов РФ и Экспертной группы по финансовому просвещению. Эта инициатива охватывает все регионы и ориентирована сугубо на образовательные учреждения. Не стоит переоценивать ее значимость для подрастающих бизнесменов – она в первую очередь дает потенциальным предпринимателям понять, что им нужно знать для эффективного управления собственным бизнесом. Показателен и состав экспертов, которые проводят факультативные занятия в образовательных учреждениях: среди них есть представители и государственных органов, и частных финансовых структур. Никакого брендинга, никаких частно-корпоративных особенностей – только общий план изучения практических особенностей управления финансами.

В последнее время эта идея получила довольно широкое распространение среди муниципалитетов. Думаю, через пару лет в каждом муниципалитете каждого региона будут организованы регулярные бесплатные курсы повышения финансовой грамотности и управления финансами.

В отношении курсов, дающих молодым предпринимателям представление о том, как действительно превратить свою продукцию в деньги и как делать такую продукцию, которую будут покупать, все еще грустнее. Если в США каждый второй курс для молодых бизнесменов имеет целый раздел под условным названием «реализация продукции» (в каждом конкретном случае он называется по-разному), то в российских образовательных программах ничего подобного обнаружить не удалось. Этот немаловажный аспект жизнедеятельности предприятия по обыкновению относится к разделу «продажи». Реально же, по словам большинства бизнесменов, уже имеющих свой прибыльный бизнес, продажи – это продукт выстроенной системы, в том числе и системы связей с потенциальными или фактическими покупателями.

В России есть ряд довольно успешных попыток обучения молодежи именно выстраиванию системы. Самым ярким примером являются деловые игры и краш-тесты, разработанные и внедряемые МСП Банком. По условиям ролевой игры «Я – предприниматель» участники строят бизнес-модель для реально работающего проекта, а после происходит сравнение, так ли поступили его владельцы в жизни (существует даже настольный вариант этой игры).

Краш-тесты – это семинары, на которых реальные проекты разбираются с целью выявления их соответствия существующим программам государственной поддержки, которые реализует МСП Банк. Каждому инициатору проекта предоставляется 5–7 минут для презентации, затем эксперты МСП Банка задают вопросы по проекту (максимум минут десять). По завершении выступлений экспертное жюри совещается минут десять и дает рекомендации по дальнейшей доработке проектов (если это необходимо), либо по дальнейшему взаимодействию с партнерами банка. По большому счету краш-тесты – это создание удачных примеров использования государственных программ поддержки. Конечно, идея такого теста в первую очередь обслуживает интересы самого МСП Банка. Но в данном случае его интерес – в том, чтобы донести деньги до бизнеса. Что в этом плохого?

Однако даже самые лучшие отечественные примеры обучения бизнесменов обходят одну прописную истину – развитие бизнеса является таким же навыком, как любая профессиональная характеристика, называемая «квалификацией». А навык, как известно, развивается только практически. У более талантливых людей развитие навыка до приемлемого его бизнесу уровня происходит быстрее, у менее талантливых – медленнее. Но при должном желании все равно происходит. Улучшение навыка развития бизнеса – достаточно дорогой процесс, который может стоить предпринимателю как собственной зарплаты, так и внезапно возникшего долга, но другого пути, к сожалению, нет. Одно дело – прочитать о 100 случаях бизнес-ошибок, другое дело – пройти их самому.

Возможно, авторам программ по бизнес-образованию и компаниям, организующим курсы по развитию предпринимательства, стоит сконцентрироваться на развитии желания у молодежи заниматься бизнесом? Пока этот момент как-то отражает в себе программа игр МСП Банка, но в свете постоянно ухудшающегося экономического состояния страны этого явно недостаточно. Любая программа обучения эффективна только при наличии желания и перспектив реализации полученных знаний. А на фоне падающего потребления перспективы особо не радуют.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции