Антикризисные программы обязательно включают тему поддержки МСБ и, в частности, поддержку финансирования МСБ. В здравом уме никто не скажет, что малый бизнес надо запретить, денег ему не давать, а поддержку прекратить.

Поддержка малого бизнеса — это всегда очень политическая и важная тема. Опросы представителей малого бизнеса показывают рост их финансовой грамотности и запросов на банковские услуги. Разговоры с банкирами и регулятором демонстрируют тоже скорее позитивное отношение: конечно, малый бизнес — это фундамент экономики, конечно, хороший малый бизнес надо кредитовать.

То есть малый бизнес — это хорошо. Его надо поддерживать. Это все говорят. Ему надо давать финансовые ресурсы. Он должен стать локомотивом роста.

Однако кредитование малого бизнеса у нас даже не стагнирует, а падает, причем уже несколько лет и гораздо быстрее, чем падает, например, ВВП. Давайте посмотрим, почему, насколько это нормально и что может быть дальше.

С одной стороны, в отличие от большинства других банковских сегментов, именно сегмент кредитования малого бизнеса государство намеренно поддерживает через институты развития. Прежде всего, это гарантийная система и рефинансирование. Но уже несколько лет эти стимулы почему-то не дают рынку выйти хотя бы на уровень стагнации. Уже по итогам 2014 года и даже со второго полугодия 2013-го в России падали и выдачи кредитов малому бизнесу, и размер портфелей у банков.

Действительно, здесь много внешних факторов, из-за которых малый бизнес сильно просел — стал хуже и по финансовой устойчивости, и по общим бизнес-показателям. И причины — не санкции и не макроэкономика даже. Все это проявилось в основном в прошлом году, а еще до этого ухудшилась в целом конъюнктура работы малого бизнеса. Он в гораздо большей степени, чем крупный бизнес, чувствителен к потребительскому спросу, к фискальной и административной нагрузкам. Несмотря на декларации о необходимости снижения нагрузки, уровень административной и фискальной нагрузки на малый бизнес за последние пять лет вырос, а не снизился. Меньше плановых налоговых проверок, зато больше внеплановых. Быстрее можно провести некоторые бюрократические операции, но не все. Реальный уровень фискальной нагрузки вырос. Не говоря уже о том, что малый бизнес, конечно, испытывает и сильное влияние кризиса. Это отражается и на спросе на услуги, и в отношении неплатежей со стороны крупных и средних компаний, которые работают с малым бизнесом с позиции силы. Крупный бизнес начинает сознательно задерживать оплату услуг, которые оказывает малый бизнес. Мы уже проходили такую историю, и в кризис это ожидаемо.

Но вернемся непосредственно к банковской сфере. В свое время МСП Банк и гарантийные фонды, которые выдавали поручительства, сыграли существенную положительную роль в том, что некоторые сегменты малого бизнеса смогли получить доступ к финансированию. Без этих программ некоторые из заемщиков не смогли бы никогда кредитоваться.

Насколько масштабной была такая поддержка? На самом деле речь не идет о сильном влиянии на общие объемы кредитования МСП. Скорее, это поддержка отдельных секторов малого бизнеса — инновационные производства, энергоэффективность и т. д. Вот тематика поддержки. А малый бизнес в своей массе — кто он? Торговля, услуги. Кафе, рестораны, магазины. Они из системы поддержки в целом исключены.

Тогда что сыграло более значимую роль в росте кредитования МСБ несколько лет назад? (Ведь портфель рос несколько лет подряд на 15—20% в год!)

Конечно, это так называемые кредитные фабрики. Но они были быстро развернуты, а потом так же резко свернуты. Сложилось уже мнение, что кредитные фабрики для малого бизнеса — это мертвая тема, руководители ряда крупных банков публично выражали свое глубокое разочарование в «потоковом» кредитовании малого бизнеса.

Чем так плохи были эти кредитные фабрики? Просрочка по кредитам малому бизнесу у кредитных фабрик крупных банков оказалась раза в два-три в среднем выше, чем у банков, которые вели индивидуальную работу с клиентами. В результате многие высказали не просто разочарование, а поставили крест на такой модели. Но надо сказать, что статистика показывает не только это. Если мы возьмем, например, отдельные крупные банки, в том числе с кредитной фабрикой, — не так все печально. Там вполне может оказаться очень низкая просрочка, поэтому и хоронить фабрики, мне кажется, рано.

Что говорят сами малые предприниматели? По опросам МСП и ИП видно, что для подавляющего большинства таких предприятий тема кредитования сейчас вообще не актуальна. Плохая отчетность, отсутствие обеспечения, ужесточение требований. В результате предприниматели рассчитывают либо исключительно на свои ресурсы (или сворачивают активность), либо в лучшем случае берут в долг у знакомых, друзей, родственников. Изредка называют альтернативы, которые остались доступны: МФО, лизинг.

Каков итог в цифрах? Падение кредитного портфеля малого бизнеса составило по итогам прошлого года около 15% (если не учитывать изменения в критериях отнесения). В I квартале этого года мы увидим примерно такую же динамику. Есть определенные сегменты, где малый бизнес более активен, но их немного. И, судя по всему, в этом году у нас продолжится падение объемов портфеля. Причем, например, пресловутый фактор уровня ключевой ставки сейчас оказывает минимальное влияние на эту динамику.

Пожалуй, самое главное разочарование последних двух лет в том, что объемы выдачи поручительств РГО (региональных гарантийных организаций) под кредиты малому бизнесу падали быстрее самого рынка. И это очень показательно. Казалось, эта программа должна активно стимулировать кредитование. А ее объемы должны расти даже на фоне сокращения общих показателей спроса на продукцию малого бизнеса.

Гарантийные фонды работали не на полную мощность. Если посчитать совокупную капитализацию этих фондов, то они могли бы выдавать раза в три больше гарантий. По неформальным отзывам руководителей некоторых этих фондов, их главная задача — сберечь государственные деньги, которые им выделили. Соответственно, они их размещают в банках под низкие ставки. И на этом богатстве сидят, так сказать, над златом чахнут, потому что если будут выдавать поручительства, то потом (ужас!) вдруг придется платить по этим поручительствам. Это будет для них провал. А сидеть на деньгах и ничего не делать — это не провал, это хорошо. Хотя даже в такой модели плохое уже происходило. Уже не раз гарантийные фонды размещали средства в банках, у которых потом отзывались лицензии. Очевидно искажение мотивации и стратегического поведения руководителей этих фондов. Нет достаточных стимулов для того, чтобы они выдавали поручительства. А все-таки смысл гарантийной системы именно в этом и заключается, что государство на себя берет часть риска. Даже закладывается определенный процент проблемных заемщиков, чтобы простимулировать рост кредитования и рост малого бизнеса.

И все же у меня есть оптимизм в отношении будущего малого бизнеса. И связываю я его с государственной политикой. Дело даже не в том, что нужна кредитная экспансия, чтобы ЦБ специально простимулировал кредитование малого бизнеса. Нужны меры, которые связаны даже не с банками, не с банковским кредитованием, а с тем, чтобы малый бизнес перестал себя чувствовать вымирающим видом. Это широкий спектр мер фискальной и административной политики. Но самое главное — конечно же, быстрый оперативный запуск нормальной полноценной системы институтов поддержки через гарантии и финансирование так, чтобы у нас реформа этой системы быстрее уже заканчивалась. И Федеральная корпорация развития, и все остальные институты, которые должны дать импульс финансированию МСП, стали работать на полную мощность.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции