Вестники Апокалипсиса
Дмитрий Медведев призвал надеяться на лучшее и готовиться к худшему
Фото: Александр Астафьев/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Глава правительства РФ Дмитрий Медведев заявил, что вызовы российской экономике являются самыми серьезными за последнее десятилетие, и призвал «готовиться к худшему». Расти экономике не с чего, запасы денег в стране стремительно тают. Министр финансов Антон Силуанов предупредил об опасности повторения кризиса 1998 года. Многие чиновники, выступавшие в первый день VII Гайдаровского форума, который стартовал в Москве 13 января, стали настоящими вестниками Апокалипсиса.

Это «новая нормальность», детка

В Москве стартовал ежегодный Гайдаровский форум. По традиции мероприятие проходит каждый год в январе на площадке Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации (РАНХиГС). Как отметил первый вице-премьер Игорь Шувалов, форум – это определенный старт года.

Форум открыли сразу нескольких дискуссий – об инновациях, эффективности аудита, аграрной политике, экономике Китая и многом другом. Сессия об инфляционном таргетировании проходила с участием директора департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игоря Дмитриева. Приглашенными экспертами панельной дискуссии о социальных проблемах были министр труда и соцзащиты РФ Максим Топилин и глава Комитета гражданских инициатив (КГИ), экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин. А в дискуссии о кредитных рейтингах под руководством генерального директора Аналитического кредитного рейтингового агентства Екатерины Трофимовой принимал участие замминистра финансов РФ Алексей Моисеев.

Наибольшее внимание, конечно, привлекла дискуссия с участием министров экономического развития Алексея Улюкаева и финансов Антона Силуанова. Дискуссия хотя и носила название «Стратегия-2030», но никаким тридцатым годом тут и не пахло. «Выжить бы в этом году», – наверняка думали многие участники по окончании первого дня форума.

Риторика финансово-экономического блока правительства была выдержана в мрачных, почти апокалиптических тонах. Глава Минэка Алексей Улюкаев сразу же пояснил, что Россия вступила в период ограничений экономического роста, прежние драйверы роста перестанут существовать. Так, низкие цены на нефть могут сохраниться в мировой экономике на десятилетия. «Мне трудно говорить – то ли это низкая стадия глобального сырьевого цикла, то ли новая нормальность с точки зрения цен на сырьевые товары, но я убежден, что это будет длительный период. Этого не надо бояться, будет 20, будет 15 (долларов за баррель нефти. – Прим. ред.). По логике рынка, чем ниже упадет сегодня, тем больше вероятность отскока завтра. И это не самый большой риск. Самый большой риск – долгие низкие цены, долгие годы, десятилетия», – откровенно предупредил министр.

В интервью телеканалу «Россия-24» в тот же день он сообщил, что ведомство готовит стрессовый сценарий при стоимости нефти 25 долларов за баррель. «Мы готовим стресс-тестовый сценарий для того, чтобы быть готовыми к любой неожиданности. Мы сейчас готовим даже расчеты на уровне до 25 долларов за баррель», – сообщил Улюкаев, добавив, что при таком сценарии курс доллара может составить более 80 рублей.

Министр финансов Антон Силуанов заявил, что при текущих глобальных экономических условиях роста цен на нефть ожидать не следует: «В условиях снижения темпов роста мировой экономики и больших нефтяных запасов вряд ли в ближайшее время стоит ожидать каких-то изменений в сторону увеличения цен по этому продукту. Сейчас идет очень жесткая балансировка рынка нефти. Никто не сокращает производство, и, скорее всего, в ближайшее время мы будем наблюдать дальнейшее снижение цен на этот продукт».

Россия может повторить ситуацию 1998–1999 годов, если не будет структурных изменений, предупреждает Антон Силуанов. «Наша задача сейчас – привести бюджет в соответствие с новыми реалиями. Если мы этого не сделаем, то произойдет то, что было в 1998–1999 годах, когда население заплатит через инфляцию за то, что мы не сделали в рамках приведения бюджета в соответствие с новыми реалиями».

Однако премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поспешил успокоить присутствующих: повторение ситуации 1998–1999 годов, по его мнению, вряд ли возможно. «Нынешняя ситуация и близко не похожа на 1998–1999 годы. Кризис постепенно отучил нас от привычки в основном полагаться на углеводороды», – сказал Медведев. Впрочем, даже премьер признал: «Если цены на нефть и дальше будут падать, то параметры бюджета потребуют уточнения. Это нужно понимать, нужно приготовиться к худшему».

Что конкретно подразумевается под «худшим», он не уточнил, но отметил: «Базовый принцип нашей политики должен остаться прежним: жить надо по средствам». Медведев отметил, что бюджетная экономия должна затрагивать прежде всего расходы на госаппарат, а выпадающие доходы можно заместить приватизацией части госактивов. Разумеется, если на них найдется покупатель.

По словам премьера, экономические сложности будут преодолены. «У нас есть резервы, желание и воля, чтобы с ними справиться. Нам всегда удавалось преодолевать самые сложные ситуации и выходить из них победителями. Так будет и сейчас», — заверил Медведев. Хотя само правительство признает, что с подобными сложностями еще не сталкивалось.

Как именно выходить победителями, вопрос также еще открытый. Очевидно, что, по мнению представителей правительства, придется оптимизировать траты бюджета. По словам Силуанова, чиновникам необходимо урезать расходы на аппарат на 10%. В планах Минфина также в ближайшие два года получить примерно 1 трлн рублей от приватизации госимущества.

Замминистра финансов Алексей Моисеев сообщил, что первый кандидат из госкомпаний на приватизацию – «Совкомфлот». А Алексей Улюкаев со своей стороны указал, что стоит задуматься о приватизации крупнейших госбанков – Сбербанка и ВТБ. «Это очень качественные активы, которые привлекательны во всем мире», – полагает министр. Между тем в прошлом году главный акционер Сбербанка – ЦБ ранее выступал против приватизации крупнейшего банка страны, считая, что в нынешних условиях это может стать дополнительной угрозой стабильности банковской системы

Зато Центробанк готов поддержать экономику всеми имеющимися средствами. Об этом сообщила на Гайдаровском форуме первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева. Она признала, что регулятор сейчас наблюдает рост инфляционных рисков. При этом рисковый сценарий денежно-кредитной политики предусматривает цену нефти в среднем около 35 долларов за баррель и «адекватен той ситуации, которую мы наблюдаем сейчас».

Лавина бедности

Сложная экономическая ситуация меняет и модель поведения населения. Как отметил Алексей Улюкаев, один из основных рисков для экономики – сдвиг от потребительской модели поведения населения к сберегательной.

«Где-то со второго квартала прошлого года он (сдвиг модели поведения. – Прим. ред.) начал явно вырисовываться, быстрая динамика сберегательная. Я не знаю последние цифры, но где-то около 15% – рост депозитов населения в банках, притом что динамика по кредитам гораздо более низкая. Розничный товарооборот в реальных значениях сильно отрицательный, без учета инфляции – чуть-чуть больше нуля. Это серьезная вещь. Это означает, что население начинает, само не осознавая этого, жить в условиях новой нормальности», – сказал Улюкаев. Он добавил, что есть в этом и позитив: это может стать «мощным драйвером нашего развития». В общем, правительство вслед за президентом, заявившим в интервью германскому изданию Bild, что низкие цены на нефть оздоравливают нашу экономику, видимо, надеется, что голодание народа из-за нехватки денег тоже окажется лечебным. Впрочем, и Путин призвал готовиться к любым вариантам развития экономической ситуации.

Реальные доходы населения и социальные меры поддержки стали предметом дискуссии на сессии «Социальные проблемы в условиях структурного кризиса». Как напомнила директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева, уровень бедности всегда возрастает в кризисный период. Однако кризисы 2008–2009 и 2014–2015 годов, подчеркнула она, серьезно различаются. Если в прошлый кризис благодаря действиям правительства удалось избежать лавинообразного падения заработной платы, то в текущий кризис наблюдается иная картина.

По ее словам, вся система социальной защиты и система экоотношений, которая связана с уровнем и качеством жизни населения, носит неустойчивый характер. Не было сделано большого задела, который позволял бы поддержать уровень жизни населения в кризисный период. «Сейчас мы видим, что люди понимают: кризис – всерьез и надолго, в ближайшей перспективе не приходится ждать быстрых улучшений, и люди оценивают свое положение либо как ухудшающееся, либо как стабильно не изменяющееся, но после периода ухудшений. Традиционно и власти, и массмедиа, и политики – все боятся социального взрыва. Но я считаю, что это не единственный социальный параметр, которого нужно бояться. Негативная стабилизация имеет целый ряд социальных последствий, которые гораздо хуже быстрых и острых реакций», – сказала Малева.

Но министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин попытался рассеять мрак оценок Малевой. Он, в частности, сообщил, что Минтруд согласовал с Минфином индексацию на 7% всех социальных выплат из федерального бюджета с 1 февраля 2016 года. Предусмотрена и повторная индексация пенсий во второй половине 2016 года, но размер и сроки проведения еще неизвестны. А главное, пока на это совершенно не просматривается источников финансирования.

Глава КГИ Алексей Кудрин, напротив, считает, что повторная индексация пенсий в 2016 году при нынешнем уровне цен на нефть нереальна. Он отметил, что страна вошла в другую полосу. «Мы видим увеличение количества бедных, причем заметное, резкое увеличение количества бедных. Такого не было в кризис 2008–2009 годов», – указал он.

По словам Кудрина, для прироста реальных доходов населения необходим экономический рост не менее 5% в год. «Проблема с бедностью – это процентов на 60–70 проблема экономического роста, процентов на 30–40 – качество социальной зашиты», – сказал экс-министр финансов РФ. Его мнение сводится к тому, что необходимы поддержка пенсионной системы и изменение налогового бремени.

Кудрин напомнил, что в 2016 году экономически активное население сократится примерно на 1 млн человек, в 2017 году – еще на 1 млн человек, а к 2030-му сравняется с трудоспособным населением.

«Ни одной крупной ошибки». А где экономика?

Опрошенные Банки.ру эксперты единогласны в том, что ситуация, мягко говоря, не слишком благоприятна. «Рост во всем мире себя исчерпал, ожидается замедление Китая, и после эпохи бурного роста и кризиса, скорее всего, будет фаза низкого роста. В РФ это усугубляется ограничениями геополитического характера и исчерпанием многих ресурсов, дававших рост до 2008 года», – говорит директор по региональным рейтингам и инфраструктурным проектам RusRating Антон Табах.

По его мнению, судя по опыту многих стран, разумная политика может оказаться козырем даже при плохом глобальном раскладе. Среди первоочередных мер он называет институциональные реформы, снижение роли государства в экономике и повышение качества управления, а также рост инвестиционной привлекательности страны.

Руководитель направления анализа отраслей и рынков капитала Промсвязьбанка Евгений Локтюхов также считает, что необходимо улучшать инвестиционный климат, инвестировать в человеческий капитал, а также снижать долю в экономике государства и зарегулированность частного бизнеса. «Из отраслей нам представляется наиболее важным развивать сектор услуг, малый и средний бизнес, обрабатывающую промышленность и цифровой бизнес, а также осовременивать АПК. Это позволит снизить долю госдоходов от нефтегазового сектора, а значит, в перспективе и зависимость рубля от конъюнктуры рынка нефти», – рассуждает Локтюхов. Он признает, что внутренние драйверы экономического роста исчерпаны и пока лишь устойчиво высокие цены на нефть смогут обеспечить нам экономический рост.

Впрочем, правительство, похоже, несмотря на наличие вороха проблем и их чистосердечного признания, мыслит иначе. Первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов, например, высказал мнение, что кризис позади. «Ситуация крайне тяжелая, но всю тяжесть, я думаю, мы перенесли в 2015 году», — заявил он, подчеркнув, что за весь прошлый год правительство не совершило ни одной крупной ошибки. На что некоторые собеседники Банки.ру, не скрывая иронии, парировали: «В 2015 году – не сделало. А раньше?..»

Анна БРЫТКОВА, Banki.ru