Чарльз Райан: «Главный актив инвестбанков — сотрудники»

Чарльз Райан: «Главный актив инвестбанков — сотрудники»

2865

Американец Чарльз Райан изучал советскую внешнюю политику в Гарварде, но, когда он впервые оказался в Ленинграде в 1991 году, СССР доживал последние месяцы. «Я чувствовал себя Джоном Ридом», — вспоминал он позднее. Воспользовавшись предложением только что созданного ЕБРР, Райан пришел в банк, чтобы заняться проектами приватизации. На определенном этапе ему наскучило приватизировать булочные, и в 1994 году Райан вместе с бывшим министром финансов Борисом Федоровым решил создать инвестбанк. В 2003 году их Объединенная финансовая группа оказалась перед выбором — войти в состав крупного глобального банка или оставаться локальным «инвестиционным бутиком». Выбор был сделан в пользу Deutsche Bank, и Райан вряд ли об этом сожалеет. О своих планах в качестве будущего руководителя российского подразделения Deutsche Bank Райан рассказал в интервью «Ведомостям».

Когда будет закрыта сделка по приобретению ОФГ Deutsche Bank?

По нашему соглашению с Deutsche Bank опцион на выкуп у менеджмента ОФГ 60% акций компании должен быть реализован в течение 2006 г. Тот факт, что Deutsche Bank собирается воспользоваться своим правом уже в начале 2006 г., является дополнительным подтверждением того, что наше сотрудничество оказалось весьма плодотворным. После того как Deutsche Bank приобрел миноритарный пакет ОФГ (40%), наши компании сформировали стратегическое партнерство. Мы принимали совместное участие в целом ряде сделок. Результаты этого партнерства превысили наши ожидания.

А почему ОФГ так торопится? Ведь была возможность подождать со сделкой еще год и за это время нарастить бизнес и стать дороже. Или вы боитесь продешевить?

Процесс продажи инвестиционного банка достаточно длительный и сложный, поскольку один из главных активов инвестбанка — это сотрудники, а в данном случае речь идет о процессе интеграции двух структур. Этот процесс займет определенное время. Но чем быстрее мы объединим наш бизнес, тем сильнее опередим глобальные инвестбанки, которые конкурируют с нами на этом рынке, и тем скорее мы сможем заняться предоставлением услуг, сочетающих знание местного рынка ОФГ и международную платформу Deutsche Bank. Когда мы выбирали путь развития ОФГ, стояла альтернатива — превратиться в местный инвестиционный бутик или же нарастить потенциал, чтобы оставаться в фокусе внимания крупнейших российских компаний. Сегодня российским компаниям нужны самые передовые, сложные, современные финансовые продукты, которые можно предоставлять, только будучи либо частью глобального банка, либо находясь в тесном сотрудничестве с таким банком. Если вы хотите и дальше работать с таким клиентом, как «Газпром», вам необходимо предлагать такие услуги и такие продукты, которые может предложить, например, Deutsche Bank. Но и помимо «Газпрома» в России большое количество новых компаний, которые также выдвигают высокие требования к рынку. Можно привести в пример Лебедянский завод, это крупный производитель соков, другие компании из динамично развивающегося сектора потребительских товаров.

Останется ли брэнд ОФГ после объединения?

Мы не планируем затягивать переход на глобальный брэнд на несколько лет. Я думаю, что 2006 год будет годом нашего перехода к использованию брэнда Deutsche Bank. Нам понадобится некоторое время для того, чтобы разъяснять клиентам, каким образом будет происходить интеграция, каким образом будет вестись работа. И где-нибудь к середине 2006 г. мы окончательно перейдем на использование брэнда Deutsche Bank.

Бизнес ОФГ по управлению активами не стал частью сделки с Deutsche Bank?

Да. UFG Asset Managеment останется на рынке самостоятельной компанией, на нее не распространялась сделка с Deutsche Bank.

Вы будете руководить всем российским бизнесом Deutsche Bank. Что вы хотите сделать в первую очередь?

Я очень уважаю [председателя правления «Дойче Банка «] г-на Алекса Родзянко. Мне нужна будет поддержка Алекса, поскольку мне нужно будет узнать людей, которые работают в «Дойче Банке». Я очень ценю то, что он будет помогать процессу интеграции. Во время переходного периода будут существовать отдельные юридические лица: ООО «Дойче Банк «и ЗАО «ОФГ», в каждом из которых будет своя система корпоративного управления, совет директоров, правление. Я в качестве главного директора Deutsche Bank по России буду курировать работу обеих компаний. Г-н Родзянко останется в своем нынешнем качестве, пока не будут получены все необходимые разрешения регулирующих органов. Создаваемая в России объединенная структура будет больше нынешнего «Дойче Банка». На данном этапе в ОФГ работает более 270 человек, в «Дойче Банке» — порядка 150 человек.

Объединение позволит нам предложить уникальный набор услуг. ОФГ в основном занималась работой на фондовом рынке, а также сделками по слияниям и поглощениям, а «Дойче Банк " традиционно доминировал на рынке операций с долговыми инструментами, займами. Многие банки предоставляют очень хорошие услуги, но нет ни одного банка с такой интегрированной структурой, которая позволит предоставлять все виды услуг. Это выводит нас на такой уровень, когда, скажем, на Лондонской фондовой бирже мы будем конкурировать на равных с глобальными инвестиционными банками на рынке сделок IPO. А если речь идет о российском рынке IPO, то здесь с нами трудно будет конкурировать.

А кто возглавит инвестиционный бизнес?

Говорить об этом преждевременно, хотя те, кто знает наш бизнес и следит за нашей деятельностью, представляют себе, кто может возглавить инвестиционный бизнес. Давайте вернемся к этому разговору, скажем, в феврале будущего года, когда новые назначения состоятся.

Каким вы видите рынок IPO в России?

Я предполагаю, что в 2006 г. будет проведено приблизительно 25 IPO и привлечено около $16 млрд по сравнению с примерно $5 млрд в 2005 г. Помимо роста числа компаний, выходящих на рынок, и увеличения привлекаемого капитала, хотел бы также отметить большую диверсификацию секторов рынка, где ожидаются IPO. Это и нефтяной сектор, и телекоммуникационный, и высокие технологии, банки, потребительский сектор. Если взять такие компании, как «Пятерочка», «Седьмой континент», «Рамблер», то это были компании из новых, развивающихся секторов, и их бизнес был создан практически с нуля. И то, что именно эти компании уже провели IPO, — очень хороший знак. Думаю, что за этим направлением развития будущее российской экономики.

Интересно, что в отличие от фондовых рынков Великобритании, Японии, Польши и многих других стран доля финансовых учреждений, вышедших на российский фондовый рынок, в России чрезвычайно мала. Но сейчас сложились предпосылки, которые позволяют предполагать, что 2006 год может стать для рынка IPO годом банков в том смысле, в котором 2005 год был годом розничных сетей. Кроме того, в 2006 г. можно ожидать увеличения числа IPO медийных и высокотехнологичных компаний. К концу 2006 — началу 2007 г. рынок ожидает активизацию на рынке IPO металлургических и горнодобывающих компаний.

Кремль обещает до конца года провести либерализацию рынка акций «Газпрома». Но некоторые чиновники выступают против полной отмены ограничений для иностранцев и предлагают лишь увеличить квоту для них до 25—30%. Нет ли, на ваш взгляд, риска, что такая точка зрения победит и настоящей реформы рынка акций не состоится?

Как любил говорить Черчилль, правительства всегда поступают правильно, но только после того, как попробуют все остальные варианты. Я лично не сомневаюсь, что все препоны будут сняты, как и обещано. Либерализация акций «Газпрома» полезна для России, для самой компании и для фондового рынка. Правительство было право, решив закрепить в руках государства 51% акций «Газпрома», поскольку это стратегическая компания. Но «Газпром» претендует на то, чтобы стать крупной глобальной компанией. Концерн сможет реализовать эти амбиции, если получит доступ к международному капиталу. Либерализация рынка акций «Газпрома» позволит российскому фондовому рынку занять достойное место, которого он и заслуживает. Отмена ограничений на торговлю акциями «Газпрома» станет мощным катализатором для развития России. Крупнейшие институциональные инвесторы по всему миру постоянно отслеживают фондовые индексы, которые увязаны с ликвидностью, количеством акций в свободном обращении, и либерализация рынка акций «Газпрома» позволит России подняться на более высокое место. Международные инвесторы начнут вкладывать деньги в российские компании, причем не только в «Газпром»; они могут инвестировать в «Лукойл», «Вымпелком», «Лебедянский» и многие другие, т. е. поток инвестиций увеличится.

Тем не менее среди менеджеров «Газпрома» есть такие, кто опасается, что после либерализации бумаги концерна могут подешеветь. Владельцы серых акций «Газпрома» начнут активно избавляться от своих бумаг. Видите ли вы такой риск?

По моим наблюдениям, в течение последнего года доля иностранцев, владеющих акциями «Газпрома», сильно уменьшилась по мере того, как росла доля российских инвесторов. При этом российских держателей акций «Газпрома» нельзя отнести к стратегическим инвесторам, они покупают акции исключительно из финансовых соображений, потому что они считают их хорошими активами. По моим оценкам, около года назад иностранцы, за исключением немецкой E.On, контролировали 12,5% акций «Газпрома» (сюда входят и 3,5% обращающихся на Лондонской бирже). Не удивлюсь, если их доля сейчас окажется 9%. Так что любые опасения, что иностранцы смогли консолидировать значительный пакет акций монополии и смогут как-то влиять на «Газпром», не имеют под собой никаких оснований.

Зато вкладывать средства в акции «Газпрома» стало модным у крупных российских предпринимателей.

Я считаю, что это очень здоровая тенденция. Интересно, что в 1997—1998 гг. на российском фондовом рынке была странная ситуация: иностранцы покупали и продавали акции российских компаний. Не думаю, что это было правильно. Зато сейчас 45% спроса на российские акции приходится на российских же инвесторов, значит, у них есть доверие к правительству страны.

Ваши конкуренты говорят, что ОФГ недаром торопится закрыть сделку с Deutsche Bank. Ведь большую часть доходов ОФГ приносила именно скупка местных акций «Газпрома» для иностранцев, а теперь этого бизнеса не будет.

Могу разочаровать тех, кто так говорит: работа с акциями «Газпрома» — это около 20% всего нашего бизнеса.

Как вы оцениваете перспективы предстоящего IPO «Роснефти»? Удастся ли, как говорил министр экономического развития Герман Греф, получить от размещения около $15 млрд?

«Роснефть» может выручить от размещения акций $7,5—10 млрд. Однако, может быть, и больше, особенно если учесть проблемы на Ближнем Востоке и мировую конкуренцию за доступ к источникам нефти и газа. Если инвесторы увидят, что у компании хорошая структура корпоративного управления, хорошая система внутреннего контроля, и если к этому добавить макроэкономическую и политическую стабильность в стране, то можно предположить, что у компании хорошие шансы.

О компании

Объединенная финансовая группа (ОФГ) — инвестиционный банк, основанный в 1994 г. в Москве Борисом Федоровым и Чарльзом Райаном. В 2003 г. Deutsche Bank приобрел 40% акций банка вместе с опционом на выкуп оставшихся 60% у менеджмента ОФГ. По данным СПАРКа, выручка ОФГ в 2004 г. составила 13 млрд руб. (в 2003 г. — 5,3 млрд руб.), чистая прибыль — 88 млн руб. (12 млн руб.).

Биография

Чарльз Райан родился в 1967 г. в Филадельфии (США). В 1989 г. окончил Гарвардский университет, где изучал внешнюю политику СССР. В 1989—1991 гг. — финансовый аналитик Credit Suisse First Boston (США). В 1991—1994 гг. — член правления и основной консультант по банковским операциям Европейского банка реконструкции и развития (Лондон), где отвечал за проекты в России и Польше. В 1994 г. вместе с Борисом Федоровым основал Объединенную финансовую группу, где занимает сейчас пост председателя совета директоров и главного управляющего директора.

Ирина РЕЗНИК, Cевастьян КОЗИЦЫН