Георгий Лунтовский: «Отказываться от копейки мы не собираемся»

Георгий Лунтовский: «Отказываться от копейки мы не собираемся»

3801

Обычно представители Банка России не любят рассказывать о том, как печатаются деньги, где они хранятся и каким путем попадают в наши кошельки. Именно эта функция Центробанка является наиболее засекреченной. Но предстоящий «выход в свет» новой, 5000-рублевой, купюры дал повод приоткрыть завесу секретности. Первый заместитель председателя Банка России Георгий ЛУНТОВСКИЙ рассказал обозревателю «Известий» Игорю МОИСЕЕВУ о том, что будет с мелкими монетами, ждать ли новую деноминацию, как будут распространяться 5000-рублевые купюры и есть ли в России свой Форт-Нокс — место, где хранится золотой запас.

«Купюр более высокого достоинства нет еще даже в проекте»

Когда и где можно будет увидеть новую купюру достоинством 5 тысяч рублей?

Банкнота уже находится в печати и в соответствии с нашими планами в первой половине 2006 года поступит в наши хранилища. По мере появления потребностей мы будем обеспечивать новыми купюрами коммерческие банки. Говорить же о том, что они пойдут в какой-то конкретный регион, наверное, не стоит. Банкнота выпускается в обращение на всей территории РФ. Другое дело, что не везде одновременно она будет востребована. А доставить банкноты в тот или иной регион не составляет особого труда.

Можно ли предсказать, когда появится необходимость в купюре еще большего достоинства — например, 10 тысяч рублей?

Пока нет. Могу сказать только, что 5000-рублевую купюру мы начали разрабатывать около 10 лет назад, а выпустили в обращение только тогда, когда она стала востребована в экономике. А купюры более высокого достоинства нет еще даже в проекте, и необходимости в ней, на наш взгляд, в ближайшие годы не возникнет.


«Копейка для нас убыточна»

Купюры растут, а копейка теряет. Нет ли у ЦБ планов избавиться от нее?

Мы уже сейчас получаем обращения граждан с предложением прекратить чеканить копейку. Действительно, она для нас убыточна.

И сколько стоит производство одной копейки?

Этого я не скажу, но хочу заметить, что убыточны практически все низкономинальные монеты. Конечно, если бы ЦБ учитывал только свои интересы, то мы бы пошли по пути, по которому пошел ряд стран, — отказались бы от чеканки мелкой монеты. Тем более что монеты, выпущенные в обращение, в кассы банков фактически не возвращаются. Однако потребность в них велика. Есть товары, где цены указываются в копейках: лекарства, многие продукты первой необходимости, а также пенсии. Отказываться от копейки мы не собираемся.

Но многие торговые точки уже отказываются принимать мелкие монеты.

Да, есть такие факты. Я сам недавно заходил в один из крупных супермаркетов, и когда рассчитывался, кассир сказала, что они округляют цену в пользу покупателей.

А к кому можно апеллировать, если, например, в кассе отказываются принять мелкие монеты?

Мы не являемся арбитром в этих конфликтах. Конечно, в магазинах обязаны принимать наши российские деньги любого номинала, но посоветовать здесь мы ничего не можем — кроме как обращаться в суд.

«Нам показали скульптуры из денег»

Еще одна почти невостребованная купюра — это 5 рублей. Сейчас их почти не видно. ЦБ уже прекратил их печать?

Да, банкнота уже практически не печатается. В обращении есть пятирублевая монета, которая обеспечивает потребность в деньгах этого достоинства. К тому же монета служит значительно дольше, и Банк России не несет убытков при ее выпуске в обращение.

Но купюра при этом не изымается из обращения?

Нет, специально мы этого не делаем. У нас параллельное хождение монеты и банкноты.

А каким образом ЦБ проводит утилизацию старых денег?

Если говорить о банкнотах, то утилизация проводится путем измельчения купюр. Затем они брикетируются и вывозятся. В разных регионах судьба этих брикетов разная. Где-то они используются — например, в строительстве, где-то выво-зятся на свалки, но из способов уничтожения основной — это измельчение.

Где-то из использованных денег делают сувениры.

У нас тоже их делают, и такие сувениры можно увидеть в некоторых нумизматических магазинах. У нас, конечно, это не поставлено на поток, как в других странах. Так, недавно я был на заводе в Голландии, и там нам показали скульптуры из отходов, полученных от уничтожения денег. Особенно этот вид сувениров стал популярен в еврозоне в момент перехода на евро.

Банк России таким видом «творчества» не занимается?

Нет.

А если кто-то захочет, то вы рассмотрите предложение?

Почему бы и нет? В настоящий момент мы не имеем доходов от использования отходов уничтожения банкнот. Что же касается монет, то они тоже уничтожаются. Сначала их приводят в негодный вид, чтобы они стали неплатежными, а затем пускают в переплавку.

И каков срок службы одной монеты?

Порядка 20 лет. Что же касается банкнот, то для высшего номинала это 2—3 года, а более ходовые, например десятирублевые, служат от 5 до 10 месяцев.

Деноминации пока не будет

Насколько велика вероятность новой деноминации?

Когда мы делали объявление о выпуске 5000-рублевой купюры, то некоторые эксперты давали прогноз, что следующим шагом ЦБ будет проведение деноминации. Но это лишено какой бы то ни было связи. Ведь есть банкнота достоинством 500 евро, и при этом никто не говорит о проведении деноминации в еврозоне. У нас тоже, в общем-то, позиция такая, что пока говорить об этом преждевременно.

По числу сотрудников Банк России — один из самых больших в мире. Сколько людей сейчас занято в ЦБ?

Около 77 тысяч человек. Конечно, когда называются такие цифры, то на первый взгляд кажется, что это много — особенно в сравнении с развитыми странами. Но я считаю, что необходимо исходить из функций. Например, ввиду неразвитости филиальной сети коммерческих банков в некоторых регионах мы вынуждены содержать расчетно-кассовые центры и обслуживать клиентуру. Или другой пример. В налично-денежном обращении у нас примерно столько же банкнот, что и во всей еврозоне. Поэтому соответственно большее количество людей занято обработкой денежной наличности.

Вместе с тем мы понимаем, что структура и численность Банка России, которая была сформирована в начале 90-х годов, не соответствует современным реалиям. За последние три года мы ликвидировали 220 расчетно-кассовых центров, и эта работа будет продолжаться.

«У нас есть крупнейший в Европе кассовый центр»

В России есть что-то, подобное американскому Форт-Ноксу, то есть место, где ЦБ хранит свой золотой запас?

У нас есть все, что нам необходимо для хранения и обработки денежной наличности. И не хуже, чем у американцев.

Но одного места нет?

Я не хочу здесь давать географию того, где мы храним ценности, но у нас все в порядке. У нас есть где хранить, у нас есть что хранить. Я даже больше скажу — у нас есть крупнейший в Европе кассовый центр, который хранит и обрабатывает денежную наличность, куда приезжают на экскурсии из развитых стран.

А россиянин может туда попасть?

Это закрытая территория. Там хранятся, пересчитываются и пускаются в обращение деньги. Причем как по размеру, так и по оснащению такого центра нет ни в одной стране Европы.

В СССР Госбанк часто радовал граждан выпуском юбилейных монет. Сейчас ЦБ возродил эту традицию. Как работает механизм выпуска таких монет?

Сейчас в мире более 75 государств регулярно выпускают в обращение монеты из драгоценных металлов. Они используются главным образом в качестве предметов коллекционирования и инвестирования. Доля СССР на мировом рынке инвестиционных монет была незначительна — около 30 тонн золотых червонцев, поставленных в США и ФРГ в 1975—1985 годах. В настоящее время объем выпуска монет Банка России составляет от 0,4 до 1,5 тонны золотых и 9—12 тонн серебряных.

Большой ли доход получает Банк России от реализации таких монет?

По закону о Банке России получение прибыли не является целью деятельности ЦБ. Поэтому мы покрываем только свои расходы, а бизнес на этом делают структуры, которые занимаются их распространением, — как правило, это коммерческие банки. Годовой доход от реализации памятных и инвестиционных монет в последние годы составляет 1,2 млрд рублей в отпускных ценах.

Игорь МОИСЕЕВ