Дмитрий Осипов: «Мы <nobr>кое-что</nobr> изменили в столетней истории депозитариев»

Дмитрий Осипов: «Мы кое-что изменили в столетней истории депозитариев»

2606

На московском рынке банковских услуг существует дефицит депозитарных ячеек. Это вынуждает агентства недвижимости — главных пользователей этого вида банковских услуг — заботиться об их бронировании либо обращаться в другой банк. Финансовые учреждения отреагировали на дефицит увеличением количества ячеек.

Трудно сказать, когда появились первые банки. Со школы мы знаем, что от «скамьи» (итал. banco) — рыночного менялы и ростовщика — это слово и происходит. Но вот что интересно. Художественная литература рассказывает нам о благородстве дворян и низости ростовщиков, но документы свидетельствуют об обратном. Дворяне без зазрения совести надували друг друга и для совершения серьезных имущественных сделок нуждались в посредниках с безупречной репутацией. Увы, таковыми были не короли и не судьи, а те самые ростовщики и банкиры. Известно немало случаев, когда банкиры, приняв на хранение документы, шли на смерть, но отказывались уступить давлению одной из сторон и нарушить условия сделки. Складывавшаяся веками репутация семейного предприятия была им дороже жизни. А это уже начало истории депозитария.
Со временем дворяне оценили преимущества банковского хранения денежных знаков. Наверняка и Евгений Онегин, который «бранил Гомера, Феокрита, зато читал Адама Смита», вложил деньги в банк и имел «простой продукт» в виде ежегодных процентов. Все полученное от клиентов почти сразу шло в дело, поэтому в доме у банкира фактически не было ни денег, ни места для их хранения. Таким образом, у Онегина оставались сложности с письмом Татьяны: хранить его так, чтобы случайно не скомпрометировать даму, было негде.

Только в 1865 году по заказу американского банкира Фрэнсиса Дженксома был изготовлен сейфовый замок, который открывался двумя ключами — банковским и клиентским. В июне того же года банкир открыл в Нью-Йорке первое в мире сейфовое хранилище — Safe Deposit Company of New York. Услуга оказалась востребованной, и к концу века в Новом и Старом Свете действовали уже сотни сейфовых депозитариев.

В последующие годы стены банков становились все толще, замки все сложнее, но изящная система «двух ключей» в целом оставалась неизменной. А на тысячу удачных ограблений на страницах книг и на экране в среднем приходилась одна неудачная попытка в реальности. Видимо, потому, что в отличие от киношных банкиров настоящие всегда шли на несколько шагов впереди преступников.

Помимо безопасности периодически возникает и проблема нехватки депозитарных ячеек. То, что такая ситуация сложилась сегодня в Москве, подтвердил управляющий директор компании «МИЭЛЬ-Недвижимость» Руслан СЕЙТ-ЛЮМАНОВ: «Действительно, в некоторых наиболее популярных у населения банках в последнее время может возникать дефицит депозитарных ячеек. Дело в том, что сейчас наблюдается чрезвычайная активность рынка, проводится много сделок, соответственно, эта услуга банков оказывается востребованной. Поэтому при совершении сделки купли-продажи на рынке недвижимости стоит заранее, за пять-шесть дней, забронировать банковскую ячейку, тем более дополнительных затрат это не требует».

1 февраля 2006 года СДМ-банк объявил об открытии нового сейфового депозитария в центральном офисе на Волоколамском шоссе, 73. В сообщении подчеркивается, что помимо внушительных размеров (1 тыс. ячеек) депозитарий отличают важные технические и технологические новшества. Об этих технологиях и человеческом факторе безопасности корреспонденту М2 рассказал заместитель председателя правления СДМ-банка Дмитрий ОСИПОВ.

Чем вызвана необходимость этого недешевого, по всей видимости, проекта?

Наш старый депозитарий (300 ячеек) на протяжении более чем двух лет был заполнен на 100%. Кроме того, клиенты, заинтересованные в некоторых типоразмерах ячеек, вынуждены были записываться в очередь. Второй причиной стало то, что мы не удовлетворены степенью безопасности хранения и уровнем комфорта клиентов в рамках того стандарта, который сегодня принят в Москве.

Подкопы, проломы?

Нет-нет, эта проблема, как правило, решается легко. Толстые стены из особо прочного бетона, датчики, круглосуточная охрана и видеонаблюдение. Кстати, новый депозитарий защищен по самым жестким требованиям ЦБ РФ.

Что же вас не устраивает?

Сегодня типичная картина работы депозитария выглядит так: имеются два ключа, один хранится у менеджера депозитария, другой — у клиента. Ключ клиенту выдает менеджер при заключении договора. Оба спускаются в хранилище, вставляют ключи в замки и открывают ячейку. Менеджер выходит из помещения, клиент вынимает кейс, проходит к столу, занимается содержимым кейса, возвращает его в ячейку, вызывает менеджера, оба — каждый своим ключом — закрывают ячейку и выходят из хранилища. Однако у этой системы все-таки есть слабые места.

Кажется, я догадываюсь. Например, ничто не мешает клиенту сделать дубликат ключа?

Делать дубликат ключа от ячейки депозитария практически бессмысленно: в банке много других степеней защиты. Я даже не знаю подобных прецедентов, но согласен, такой пробел в системе безопасности сам по себе заставляет задуматься.

Прецедент был в кино: по сюжету банковского менеджера загипнотизировали. Клиентский ключ у преступников был, оставалось проникнуть в депозитарий.

Голливудский сюжет может получиться, если произойдет преступный сговор, одна из сторон которого — сам менеджер депозитария. Ведь именно он выдает ключи новым клиентам и принимает их по окончании договора. То есть вполне может изготовить дубликаты. Он же проверяет документы и спускается с клиентом в хранилище.
Но солидные банки очень серьезно подходят к вопросам внутренней безопасности. Претенденты на вакансию и сотрудники — как новые, так и старые — проверяются и перепроверяются.

Но если проблема внутренней безопасности не дает покоя, значит, кое-кому кое-где удавалось близко подобраться к банковскому ключу? У вас или у коллег?

Мы не комментируем деятельность служб безопасности, своей или чужой. Скажем так: мы ориентируемся на европейские стандарты безопасности, понимаем их обоснованность и принимаем меры, чтобы исключить даже теоретическую вероятность нежелательного события в нашем банке.

В чем заключаются эти превентивные меры?

Мы ограничили функции менеджера депозитария. Теперь он только оформляет документы, выдает ключ при первом посещении и принимает ключ по окончании аренды ячейки. Ключ тут же помещается в контейнер и опечатывается. В самом хранилище с клиентом работает оператор. Этот сотрудник находится в бронированной кабине в шлюзе между первой дверью и лифтом в хранилище. Он проверяет документы и с электронного пульта пускает клиента в лифт. Выйдя из лифта, клиент оказывается в холле, оснащенном системой видеонаблюдения. Подойдя к двери хранилища, он подает знак оператору, тот разблокирует дверь. Клиент подходит к сейфовой ячейке, снова подает знак оператору и открывает сейф своим ключом. Параллельно оператор разблокирует сейф с электронного пульта. Таким образом, второй (банковский) ключ физически отсутствует.

Да, только у оператора, как раньше у менеджера, в руках оказывается вся «связка» банковских ключей, в данном случае виртуальных.

Но в отличие от менеджера — ни одного клиентского ключа. Их он никогда не держит в руках. И если электронный ключ используют уже три или четыре московских банка, то функции менеджера и оператора пока разделили только мы. К тому же вы забываете еще об одном действующем лице.

Кто-то еще контролирует менеджера и оператора?

В своем роде. Новый депозитарий оснащен сейфами компании Rosengrens. Это лидер в своей области, а оборудование данной серии позволяет ротировать замки — в произвольном порядке сразу после освобождения ячейки. Разумеется, ни менеджер, ни оператор не знают, с какой ячейкой произведен обмен. Я уже не говорю о клиенте, освободившем ячейку.

Больше никаких контролеров?

Скажем, условный злоумышленник с клиентским и банковским ключом в руках, при условии, что они от одной ячейки, может поискать ее методом «тыка». С электронной «связкой ключей» это невозможно.

Помнится, вы еще говорили о комфортности новой системы по сравнению с «обычным» депозитарием.

Вообще для любого подземного хранилища очень важна хорошая система вентиляции и кондиционирования воздуха, мы эту проблему решили. Что касается принципиального новшества, то кроме нехватки ячеек в «обычном» депозитарии есть еще одно серьезное неудобство. Пока один клиент занимается содержимым своей ячейки в помещении хранилища, остальным приходится ждать своей очереди. У нас в помещении между лифтом и дверью хранилища к концу февраля будут установлены — мебель уже заказана — четыре кабины для работы с кейсами. Кабины закрываются изнутри, кроме мебели они будут оборудованы телефоном для связи с оператором и счетно-денежной машиной. Но в самом хранилище, сейфовом помещении, может одновременно находиться только один человек. Каждый раз, когда клиент проходит в дверь хранилища, она автоматически закрывается.

Но в зоне кабинок могут встретиться два клиента… И один станет вырывать кейс у другого? Забыв о камерах видеонаблюдения и бронированных дверях? А если эти двое знакомы или один из них начальник, а другой — его служащий?

Все можно довести до абсурда, в том числе и идею конфиденциальности. Эти двое могут встретиться у двери во входную, операторскую зону, в коридоре банка, на его ступеньках. И что? Начальник заподозрит подчиненного в нетрудовых доходах и потребует, чтобы тот вывернул карманы? Ячейка 50х300х400 при аренде на 12 месяцев и дольше стоит 300 руб. в месяц. И даже дешевле, если у клиента счет в нашем банке. А перед тем, кто однажды пережил ограбление квартиры, или просто перед человеком предусмотрительным не стоит вопрос о том, где хранить, скажем, коллекцию монет. Впрочем, мы сохранили тариф, который предусматривает полную приватность при посещении хранилища.

В ближайшее время емкость вашего депозитария будет увеличена до 4 тыс. банковских сейфов. Не повлияет ли это на безопасность и стоимость предоставляемых услуг?

Из того, что я уже рассказал, можно составить представление об уровне расходов на безопасность нового депозитария. Тем не менее услуги аренды ячеек на сроки от трех месяцев подешевели. И ни по одной позиции не подорожали.

Работает ли ваш банк в сфере недвижимости?

Да, конечно. Наши клиенты из числа строительных компаний пользуются услугами банка для приема платежей от своих клиентов по оплате квартир, используют депозитарий для квартирных сделок.

При совершении сделок с недвижимостью ячейка нужна на месяц-два. Во сколько это обойдется?

При сделках с недвижимостью обычно арендуются ячейки 300х300х400, тариф на них следующий: на один-два месяца — 1,4 тыс. руб. в месяц, на три-пять месяцев — 1 тыс. Разумеется, у нас разработаны различные процедуры (порядок обслуживания клиентов) при аренде сейфа для личного пользования и для совершения сделок с имуществом. Последняя услуга составляет существенную часть в работе депозитария.

Сейчас удобный момент для открытия нового депозитария?

Мы тщательно изучили рынок данной услуги и уверены, что заполним депозитарий до приемлемого уровня уже в течение нескольких месяцев.

Альберт АКОПЯН