Анатолий Аксаков: «С созданием «плохого» банка лучше не затягивать»
Фото: Эксперт

Анатолий Аксаков: «С созданием «плохого» банка лучше не затягивать»

2230

Нарастающий объем просроченной задолженности тревожит все банковское сообщество. По данным ЦБ РФ, на 1 апреля 2009 года общая доля просрочки по кредитам физических лиц составила 4,7%. В марте текущего года объем просроченной задолженности по корпоративным кредитам равнялся 3,1%. По прогнозам специалистов, к концу 2009 года доля просрочки по розничным кредитам в портфеле банков составит не менее 10—15%.

Одним из инструментов, который позволит банкам расчистить их балансы, может стать фонд «плохих» активов. Вопрос о его создании обсуждается давно. Отметим, что на Петербургском международном экономическом форуме глава государства Дмитрий Медведев выступил против создания такого банка. Он заявил о необходимости расчистки балансов банков от «плохих» активов путем укрепления — вложения государственных средств в их капиталы, а также за счет использования механизмов поддержки их заемщиков, передает РИА «Новости». Ранее не поддерживали идею создания «токсичного» банка и Министерство финансов РФ, и Банк России. Но все же есть люди, которые верят, что переубедить власти на этот счет удастся. Один из таких людей — президент Ассоциации региональных банков России, депутат Госдумы Анатолий АКСАКОВ. В интервью газете «Долговой фактор» он рассказал об идее создания «плохого» банка.

— Анатолий Геннадьевич, вы выступаете за необходимость создания фонда «плохих» активов, на каких условиях такой фонд должен работать?

— Я считаю, что такой фонд должен, прежде всего, опираться на частные средства. Необходимо объявить конкурс среди инвесторов, которые были бы готовы работать с «плохими» долгами либо привлекая свои средства, либо — средства с рынка. Но при этом государство также должно участвовать в деятельности фонда или на кредитной основе, или на основе субсидирования, соинвестирования. Управляющую компанию можно было бы создать при АСВ, так как оно специализируется на санации банков, а выкуп «плохих» активов — это элемент санации банков.

— А коллекторские агентства могут выступать в роли инвесторов?

— Да, и они уже заявляли о своей заинтересованности.

— Какие проблемные активы должен выкупать фонд: все или только ипотечные?

— Поскольку в этом процессе должны участвовать частные инвесторы, то они и должны определять, какие активы стоит приобретать. Но для меня очевидно, что приобретаться должны у кредитных организаций не только ипотечные, но и другие активы, имеющие качественное обеспечение.

— Как вы относитесь к идее выкупать «плохие» активы точечно, а не на постоянной основе?

— Выкуп «плохих» активов — это, прежде всего, не помощь, а бизнес при участии государства. Цель этого бизнеса — выкуп с дисконтом перспективных «плохих» активов. В их числе — ипотечные активы, активы связанные недвижимостью, бизнесом. Вообще целый бизнес может выкупаться.

— Сколько денег необходимо выделить на выкуп «плохих» активов? И каким путем их можно привлечь?

— Я считаю, что необходимо начать с ипотечных активов, поэтому около 500 миллиардов рублей потребуется на выкуп таких долгов. Следовательно, государству на основе разделения рисков необходимо будет выделить 200—250 миллиардов рублей. А там будет видно, потому что общий кредитный портфель у банков составляет 17 триллионов рублей.

— Одним из острых вопросов при выкупе «токсичных» активов является их цена. Как она может определяться, она должна быть выше рыночной? Опыт коллекторских агентств будет как-то учитываться в данном вопросе?

— Нет. Она должна формироваться на основе дисконта. Никто же не знает, что такое рыночная цена в данном случае, т. е. рынка сейчас нет. А чтобы он появился, надо чтобы появились агентства, скупающие долги. Вообще цена — это результат дискуссий между продавцом и покупателем.

— Вот вы говорите, что рынка нет, а как же коллекторские агентства, которые уже давно приобретают пулы просроченной задолженности?

— Они приобретают, в основном, безнадежные активы за 5% стоимости и это в большинстве случаев потребительские кредиты.

— Какие критерии оценки проблемности активов и ограничения могут быть установлены?

— Должно быть определено обеспечение таких кредитов. Могут быть выработаны критерии качества залогов: я имею в виду жилье, недвижимость, автомобиль, станок.

— С каким сроком просрочки «токсичный» банк будет покупать долги?

— Я не думаю, что стоит устанавливать какие-то сроки просрочки. Чем меньше просрочка, тем дороже, и наоборот. Но скопом все брать однозначно будет нельзя, это все индивидуально должно определяться, оцениваться.

— Что фонд будет делать с «плохим» активом после его выкупа: взыскивать самостоятельно?

— Возможен вариант обратного выкупа, когда банк спустя определенное время сможет выкупить этот актив обратно. Возможно взыскание, в том числе и с привлечением коллекторских агентств. Фонд также может продать его по номиналу какому-нибудь инвестору, а на дисконте, который он использовал при покупке у банка, заработать.

— Вы поддерживаете идею создания фонда «плохих» активов, а предпринимать какие-нибудь действия для воплощения данной идеи в жизнь планируете?

— Мы планируем совместно с Финансовой Корпорации IFC обсудить этот вопрос, выработать конкретные предложения, концепцию. 11 июня уже состоялся круглый стол «Проблемные долги: Россия и международный опыт», на котором IFC обозначила свой интерес к работе с проблемными долгами в нашей стране. У этой организации огромный опыт в данной области, и у нас есть реальная возможность им воспользоваться. Но IFC не решит эту проблему за нас. Она готова предоставить нам консультации, технологии, даже немного помочь финансово. Но строить систему работы с «токсичными» активами нужно будет нам самим. А для этого необходимо создать соответствующую среду, в том числе законодательную, разработать систему сегментации «плохих» кредитов, обучить работе с ними банковский менеджмент. Важно помнить, что с течением времени «плохие» активы сильно теряют в стоимости. Так что этот процесс лучше не затягивать.

-Как вы оцениваете шансы создания фонда?

— Все будет зависеть от ситуации на рынке. Но я полагаю, что такой фонд будет создан.

— Какого показателя, на ваш взгляд, может достигнуть уровень просрочки банковских кредитов к концу 2009 года?

— Я думаю, что к концу текущего года объем просрочки по кредитам достигнет 10—12%. Не смертельно, но опасно. Нужны решительные действия.

В завершение этой темы стоит отметить, что Ассоциация российских банков создала 3 июня 2009 г. специальную комиссию по работе с проблемными активами. Как сообщает Департамент общественных связей АРБ, деятельность комиссии направлена на решение системной проблемы «токсичных» активов российской банковской системы, формирование рекомендаций финансового, правового и организационного характера.

Беседовала Валентина ФОМИНА