Владимир Дмитриев: «Мы уже являемся банком развития»

Владимир Дмитриев: «Мы уже являемся банком развития»

2397

В России до конца года должен появиться новый финансовый институт — государственный банк развития. Чтобы выполнить это указание президента, Внешэкономбанк (ВЭБ) предлагает изменить свою структуру, объединившись с Росэксимбанком и уже существующим РосБР. Исторически ВЭБ уже много лет выполняет функции банка развития. О том, что может потребоваться для создания нового банка и какие предложения уже существуют, в интервью «Известиям» рассказал председатель ВЭБ Владимир ДМИТРИЕВ.

На пресс-конференции 31 января 2006 года президент Владимир Путин сообщил о планах создания в России банка развития с уставным капиталом $2,5 млрд. Ранее Внешэкономбанк неоднократно заявлял о необходимости такого банка. Каким, по-вашему, должен быть банк развития?

Давайте вспомним, в каком контексте президент сделал это заявление. Он упомянул задачу диверсификации российской экономики, перехода к инновационным путям ее развития. Президент делал акцент на создании в нашей стране особых экономических зон, принятии программы по поддержке высокотехнологичного экспорта, осуществлении федеральных целевых программ по созданию инфраструктуры для поддержания высоких темпов развития экономики, в том числе с использованием механизма концессий и принципов государственно-частного партнерства. Речь шла и о развитии российского фондового рынка. Все это в совокупности должно работать на повышение конкурентоспособности экономики России.

Содействие решению упомянутых общенациональных задач, собственно, и должно быть главной целью государственного банка развития России. Поскольку Россия является одной из немногих промышленно развитых стран, которая не имеет банка развития в классическом смысле, а потребность в таком банке сейчас чрезвычайно велика, то, полагаю, будет небольшим преувеличением сказать, что его создание стало бы выполнением важного национального проекта. К слову, планируемый уставный капитал данного института — $2,5 млрд — это почти половина средств, выделяемых в нынешнем году из бюджета на осуществление выдвинутых президентом четырех приоритетных национальных проектов.

Выступая на днях в Совете федерации, вы предложили готовый механизм создания банка развития на базе Внешэкономбанка, Росэксимбанка и уже существующего Российского банка развития (РосБР). Почему именно Внешэкономбанк может стать ядром новой структуры?

Мы убеждены, что при реализации любого сценария создания в России классического банка развития необходимо прежде всего надежно обеспечивать интересы государства. В предложенной нами правительству концепции создания крупного национального института развития на базе Внешэкономбанка этот важнейший аспект получил вполне адекватное отражение. Что имеется в виду? Начну с того, что мы предлагаем такую схему решения поставленной президентом задачи в части капитализации будущего банка развития, которая позволит существенно сэкономить бюджетные ресурсы. Собственные средства ВЭБ на сегодняшний день уже соответствуют названному президентом размеру капитала банка развития. Что касается РосБР и Росэксимбанка, то без обращения к средствам федерального бюджета их дальнейшая капитализация практически невозможна.

Получается, что государство сможет создать банк развития, ничего не потратив?

По крайней мере бюджетных средств не потребуется. Государству не придется ни увеличивать бюджет этого года, ни предусматривать подобную сумму в бюджете следующего года. Мы изучали этот вопрос и пришли к выводу, что достаточно в виде правительственного распоряжения узаконить внесение этих средств в капитал Внешэкономбанка, а потом уже государство как собственник в виде имущественного взноса вносит этот актив в капитал новой организации.

А по какой схеме может произойти объединение трех банков?

В процессе создания государственного банка развития мы считаем оправданным не только вхождение Внешэкономбанка в капитал РосБР — нам уже принадлежит 94,6 процента акций Росэксимбанка, — но и полную передачу активов и функций этих кредитных учреждений вновь создаваемому институту, то есть их присоединение к ВЭБ. Я бы сказал, что в данном случае мы как бы переносим законы физики на экономическую почву — из нескольких тел наиболее крупное является центром притяжения. Такой шаг, на наш взгляд, позволит государству сконцентрировать внимание фактически на деятельности одного многофункционального банковского учреждения. Это, в свою очередь, существенно повысит эффективность контроля за функционированием государственной банковской системы в целом.

Имеет ли Внешэкономбанк необходимые ресурсы для создания банка развития — не только денежные, но и кадровые, интеллектуальные?

ВЭБ сегодня — это уже готовый механизм для реализации крупных проектов развития в России. Наш банк исторически занимается тем, чем должен заниматься банк развития. В активе Внешэкономбанка реализация таких крупных проектов, как cтроительство «АвтоВАЗа», «КамАЗа», освоение крупных нефтегазовых месторождений в Сибири, строительство систем трубопроводов, возведение ряда крупнейших объектов за рубежом, Асуанская плотина, металлургический завод «Бхилаи», атомные электростанции в Индии и КНР и т. д. Только за последние годы Внешэкономбанк заключил около 80 соглашений по экспортоориентированным проектам на сумму более миллиарда долларов, в том числе финансирование проекта поставки двух самолетов Ил-96-300 на Кубу в рамках государственной поддержки экспорта.

Мы много работаем в российских регионах. Так, в соответствии с соглашением, которое мы подписали с администрацией Красноярского края в ноябре 2005 года, банк будет участвовать в развитии лесопромышленного комплекса Нижнего Приангарья — в реализации проекта строительства Богучанского целлюлозно-бумажного комбината. ВЭБ будет и финансировать этот проект, и выступит в качестве его финансового консультанта. Только для данного ЦБК необходимы инвестиции в 0,8—1 млрд долларов при сроке окупаемости проекта в 7—11 лет. А вся программа развития Нижнего Приангарья оценивается в сумму до 25 млрд долларов. Кстати, она будет осуществляться на принципах государственно-частного партнерства и станет, судя по всему, одной из наиболее масштабных программ, в финансировании которых совместно участвуют государство и частный сектор.

Еще одно направление нашей деятельности — долговая тематика. К сожалению, нашему государству в наследство от Советского Союза остались непогашенные долги крупных предприятий перед бюджетом. Государство получало кредиты за рубежом и финансировало закупку оборудования для предприятий самых разных отраслей. Объем этих неурегулированных обязательств составляет порядка $10 млрд. И эти кредиты до сих пор остаются непогашенными. Есть несколько банков, уполномоченных на взыскание этой проблемной задолженности. Но единственный банк, который показывает объемные положительные результаты погашения задолженности, — это Внешэкономбанк. Мы имеем хорошую команду антикризисных менеджеров, которые дотошно подходят к анализу финансового состояния предприятий, находят возможности для погашения долга, работают в судах и т. п. Эта функция тоже напрямую связана с работой банка развития.

То, что ВЭБ имеет рейтинги на уровне государственных, может помочь созданию банка развития?

Да, благодаря этому Внешэкономбанк может привлекать ресурсы за рубежом и соответственно делать их доступными для российских предприятий. Прежде всего ориентированных на экспорт продукции, на импортозамещение, на реализацию крупных проектов. Исторически у нас есть все основания заявлять о том, что мы уже являемся банком развития. В качестве примера можно привести первую кредитную синдикацию ВЭБа на внешнем рынке в 2005 году, когда банк впервые в российской банковской практике привлек денежные ресурсы по ставке ниже LIBOR плюс 1%.

После создания нового банка развития как будет выглядеть структура, отвечающая за обслуживание государственного внешнего долга?

Внешэкономбанк СССР как юридическое лицо сохранится. Другое дело, что функции управления Внешэкономбанком СССР будут переданы новому образованию. Условно говоря, Федеральному банку развития.

То есть название вы уже придумали?

В зависимости от сценария это может быть и Госкорпорация развития, Федеральный банк развития, а может быть Федеральный банк внешнеэкономической деятельности и развития, что позволит сохранить бренд «Внешэкономбанк». Дело правительства — принять тот или иной вариант. Но мы считаем, что наблюдательные органы, совет директоров должны возглавляться правительственными чиновниками самого высокого уровня. В свое время председателем совета директоров Российского банка развития был премьер-министр.

А как в других странах работают банки развития? Вы изучали их опыт?

Мы опираемся на опыт нескольких стран. Например, в Германии с 1948 года существует банк KfW. Он был создан для того, чтобы поднять экономику послевоенной Германии, и успешно работает до сих пор. В нем есть департаменты, которые занимаются поддержкой экспорта, развитием малых и средних предприятий, экологическими проблемами, ипотечным кредитованием и т. п. В нашем понимании это похоже на национальные проекты.

Мы также тесно сотрудничаем с Госбанком развития Китая. Это банк, нацеленный на поддержку приоритетных отраслей промышленности, на выравнивание экономического развития регионов, на поддержку экспорта (при том, что в стране есть Эксимбанк). Еще один пример — Банк развития Казахстана. С этими банками мы тесно сотрудничаем в рамках Межбанковского объединения Шанхайской организации сотрудничества. Мы регулярно встречаемся с руководством этих банков, направляли туда своих сотрудников на стажировки и встречали их у себя. Во всех странах банки развития действуют на основании законов. Под них специально пишутся законы, и практически нигде контроль за этими банками не осуществляют банковские надзорные органы (центробанки).

Какие еще крупные проекты вы реализуете в России?

Не могу не отметить соглашение о сотрудничестве с Чеченской Республикой, а также подписанные буквально на днях аналогичные документы с Оренбургской и Ульяновской областями.

В первом случае мы будем предоставлять Чечне средства, в том числе те, которые намерены привлечь от иностранных партнеров, для восстановления ее экономики. Чтобы этой республике скорее интегрироваться в единое экономическое пространство юга России, необходимо помочь ей в создании новых производств, развитии строительной индустрии и транспортной инфраструктуры, создании новых рабочих мест, улучшении социально-бытовых условий жителей Чечни.

Мы давно сотрудничаем с Оренбургской областью, преимущественно в сфере сельского хозяйства. Однако в настоящее время мы завершаем проработку крупного инвестиционного проекта на сумму более 100 млн долларов в сфере промышленности. Этот проект связан с реконструкцией производства отечественных бытовых холодильников с участием ведущих мировых компаний. Данный проект планируется к финансированию с участием национальных агентств экспортного финансирования Италии и Японии (SACE, JBIC).

Ульяновская область — один из динамично развивающихся регионов России. Здесь приоритетными сферами для финансирования являются сельскохозяйственный сектор, медицина, авиа- и судостроение. Напомню, что в Ульяновске на предприятии «Авиастар-СП» выпускаются самолеты семейства Ту-204, которые поставляются как российским заказчикам, так и на экспорт, например в Китай. Не исключено, что часть из них «улетит» на Кубу, в Иран. Чтобы обеспечить более высокую конкурентоспособность наших лайнеров, мы готовы осуществлять предэкспортное финансирование таких сделок. Организация финансирования экспортоориентированных проектов в реальном секторе экономики является ключевым направлением деятельности Внешэкономбанка, и здесь мы уже накопили неплохой опыт.

В августе 2005 года в рамках МАКС-2005 Внешэкономбанк подписал соглашение о сотрудничестве с ООО «Волга-Днепр-Москва», которое предусматривает долговременное сотрудничество по организации финансирования программы возобновления серийного производства самолета Ан-124-100 («Руслан») на уже упоминавшемся заводе ЗАО «Авиастар-СП» в Ульяновске. Кроме того, мы будем взаимодействовать в рамках программы модернизации воздушного судна Ил-76 на авиационно-производственном объединении имени В. П. Чкалова в Ташкенте. Не скрою, что мы по-прежнему заинтересованы в приобретении пакета акций компании «Волга-Днепр».

К слову, ВЭБ является стратегическим партнером Объединенной авиастроительной корпорации, призванной укрепить позиции российских производителей авиатехники на отечественном и зарубежном рынках. Как известно, указ о ее учреждении недавно (21 февраля) был подписан президентом России. Эта корпорация будет работать на принципах государственно-частного партнерства. На нынешнем этапе мы уделяем большое внимание сотрудничеству с ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в производстве российского регионального самолета RRJ.

В ряде российских регионов планируется создать особые экономические зоны. Интересны ли такие начинания для Внешэкономбанка?

Опыт многих стран свидетельствует о том, что такие зоны способны стать своего рода точками экономического роста. Это достигается благодаря созданию четких регламентов взаимоотношений государственных и частных структур, благоприятных налогового и таможенного режимов. Все это способно привлечь в такие зоны дополнительные инвестиции — не только государственные, но и частные. Важно, что мы начинаем с создания промышленно-производственных и технико-внедренческих зон. Их эффективная работа доказала бы оправданность ОЭЗ как инструмента реализации инвестиционных проектов, подъема и диверсификации российской экономики.

Руководствуясь этими соображениями, Внешэкономбанк заключил соглашение о сотрудничестве с Федеральным агентством по управлению особыми экономическими зонами. Предусматривается, что представители ВЭБ будут оказывать агентству экспертное содействие на различных направлениях. Банк будет также участвовать в организации долгосрочного и промежуточного финансирования проектов и программ в особых экономических зонах. Как видите, Внешэкономбанк уверенно держит руку на пульсе экономической жизни страны.

Как показывает международный опыт, банки развития — это институты, которые ориентированы на содействие осуществлению государственной экономической и инвестиционной политики. Внешэкономбанк ориентирован на решение этих задач на протяжении всей своей истории. В качестве государственного банка развития ВЭБ сможет наиболее полно реализовать возложенную на него миссию.

Андрей РЕУТ