Алексей Улюкаев: «Удержать инфляцию на уровне 8,5% — задача сложная, но выполнимая»

Алексей Улюкаев: «Удержать инфляцию на уровне 8,5% — задача сложная, но выполнимая»

4642

Дела с инфляцией в нынешнем году обстоят непросто. Если в январе текущего года инфляция составила 2,4% против 2,6% в январе прошлого года, то в феврале ситуация сложилась чуть хуже. В целом за два месяца инфляция составила 4,1%. Тем не менее Банк России сохраняет прогноз по инфляции на 2006 год на уровне 8,5% и прогноз менять не собирается. Об этом в интервью агентству «Прайм-ТАСС» рассказал первый зампред Банка России Алексей УЛЮКАЕВ.

Алексей Валентинович, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию по инфляции в 2006 году? Какие факторы оказали особенное влияние на нее?

Ситуация в начале года сложилась очень непростая. Если январь текущего года получился чуть лучше, чем в 2005 г /2,4 проц в январе 2006 г против 2,6 проц в январе 2005 г — ПРАЙМ-ТАСС/, то в феврале ситуация сложилась чуть хуже, и в целом за два месяца инфляция составила 4,1 процента. Тем не менее, мы пока не собираемся пересматривать прогноз по инфляции на текущий год, мы считаем, что есть шанс удержаться в рамках заявленных 8,5 проц. Задача сложная, неординарная, но выполнимая.

Резкий скачок инфляции можно считать следствием локальных факторов, а именно высоких мировых цен на сахар, ажиотажного спроса на соль и в результате — роста цен на нее, а также удорожания плодоовощной продукции и зерновых в связи с необычными холодами зимой и соответствующими ожиданиями на урожай этого года.

Но это не все факторы, повлиявшие на инфляцию. В феврале 2006 г был более высокий уровень базовой инфляции по сравнению с прошлым годом, — а это уже серьезное обстоятельство /1,2 проц в феврале 2006 г против 0,7 проц годом ранее — ПРАЙМ-ТАСС/. Подобное повышение базовой инфляции, как нам кажется, связано с тем, что сейчас пришло время, когда на инфляцию повлиял высокий уровень денежного предложения, произошедший в середине прошлого года, а точнее в третьем квартале. Рост денежной массы в свою очередь был связан с некоторым смягчением бюджетной дисциплины, с ростом расходов бюджета.

И каким образом необходимо решать сложившуюся ситуацию?

В данном случае мы считаем, что весь инструментарий должен быть задействован сейчас — и тот, который есть у правительства в части таможенно-тарифной политики, связанный с тарифами на плодоовощную продукцию, на сахар, мясо и т. д. Наш инструментарий мы уже достаточно активно используем. Во-первых, в части курсовой политики — это укрепление номинального эффективного курса рубля. И, во-вторых, — это повышение процентных ставок по некоторым нашим инструментам. Мы уже это сделали по таким инструментам, как однодневные и недельные депозиты /до 1 проц и 1,5 проц соответственно/, а также рассматриваем вопросы по дальнейшему повышению ставок. Некоторые результаты предпринимаемых нами действий уже есть. Так, динамика денежного предложения в начале этого года существенно ниже, чем в течение 2005 г.

Какие прогнозы Банка России по дальнейшему росту инфляции?

Я считаю, что в марте текущего года мы должны выйти на тот нормальный уровень инфляции, на который мы выходили в конце прошлого года, то есть на уровень в 0,7—0,8 проц роста в месяц, и за I квартал уложиться в 5%. В дальнейшем все будет зависеть от политики, которую мы будем проводить.

Какого ориентира придерживается Банк России в отношении укрепления реального эффективного курса рубля? Не изменились ли основные прогнозы ЦБР по золотовалютным резервам, росту денежной массы?

Нет, никаких из этих прогнозов мы не меняли. По-прежнему наше мнение таково, что для российской экономики не вызовет проблем увеличение реального эффективного курса рубля на 9 проц /за январь-февраль, по оценке ЦБР, он укрепился на 4,5 проц/. При этом мы безусловно считаем, что приоритетом для ЦБР является соблюдение ориентира по инфляции. Прогнозы по росту золотовалютных резервов и денежной массы также соответствуют ориентирам, прописанным в «Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2006 г», то есть прирост валютных резервов составит от 21 млрд до 104,4 млрд долл в зависимости от цены на нефть, а темпы прироста денежной базы в узком определении, соответствующие целевому ориентиру по инфляции на 2006 г, в зависимости от варианта оцениваются на уровне 17—23 проц.

Алексей Валентинович, 2005 год был первым годом в российской истории, когда был зафиксирован чистый приток капитала. В чем было принципиальное отличие текущего года от остальных?

Итоговый результат притока-оттока капитала — это очень многофакторный процесс. В прошлом году совпало несколько обстоятельств: снижение странового риска, повышение рейтингов России, прекращение опасений инвесторов по поводу гарантий прав собственности, укрепление номинального эффективного курса рубля. Все это привело к тому, что итоговым показателем был чистый приток частного капитала.

Сейчас чистый приток связан с большим привлечением капитала банковским и, особенно в большей степени, нефинансовым сектором. Это нормально и говорит о нашем активном вступлении в международные финансовые рынки. В дальнейшей трехлетней перспективе, на которую у нас рассчитывается финансовый план, мы считаем, что будет увеличение чистого притока частного капитала- примерно на уровне 10—15 млрд долл в год.

А в 2006 года возможно повторение результата прошедшего года?

Мы в своих прогнозах не ожидаем чистого притока, поскольку во многом положительный результат в 2005 году был связан с активными заимствованиями государственных компаний. Весьма вероятно, что такого объема заимствований в текущем году не будет. Поэтому мы ожидаем цифру либо близкую к нулю, либо немного отрицательную величину, то есть небольшой чистый отток. Но, поскольку этот фактор зависит от разных переменных, колебания в ту или иную сторону не страшны — главное чтобы была общая позитивная тенденция.

Обременения по движению капитала существуют еще до конца 2006 года, возможна ли отмена некоторых из них в ближайшее время? Насколько готова экономика России к полной отмене обременений?

Во-первых, я считаю, что экономика в целом готова к отмене ограничений по движению капитала. В течение всего времени мы использовали обременения в рамках дозволенного законодательством далеко не на полную мощность. В среднем остатки на спецсчетах, где резервируются эти средства, составляли 6—8 млрд руб. Существующие обременения немного снижают мотивацию к осуществлению операций, но, естественно, не являются запретительными. В существующей ситуации, когда и объемы выхода на IPO очень большие, и заимствования большие, и прямые иностранные инвестиции большие, — небольшие ограничения по данным операциям не мешают.

Хотим ли мы отказаться от некоторых обременений раньше 2007 года? Да, вероятно, хотим. Мы обсуждаем возможность того, чтобы сократить и отменить требования по формированию резервов по операциям уже до истечения этого года, возможно даже это произойдет в течение этого полугодия. Пока мы обсуждаем только этот вопрос, не затрагивая специальные счета.

Кроме этого, ожидается, что с 1 января 2007 г российский рубль станет полностью конвертируемой валютой, и в дальнейшем ЦБР планирует через 3 года отказаться от интервенций на валютном рынке. Через какой период можно будет перейти к «плавающему курсу» таким образом, чтобы не опасаться спекулятивных операций на рынке?

Банк России не называл срок в три года, мы говорим, скорее, о периоде 3—5 годах. Такая перспектива определяется несколькими факторами. С одной стороны — состояние валютного рынка. Мы исходим из того, что изменение конъюнктурных цен с одной стороны, и стимулирование импорта через укрепление реального эффективного курса рубля — с другой, будет приводить к постепенному снижению экстремально высокого сальдо текущих операций. Даже на фоне того, что будет несколько увеличиваться сальдо счета капитальных операций. В любом случае, в целом, превышение предложения валюты на внутреннем валютном рынке над спросом на нее — будет уменьшаться. В этой связи необходимость нашего присутствия на рынке будет существенно снижаться.

С другой стороны, в силу того, что в банковской системе уровень ликвидности нормализуется, возникнет спрос на наши рублевые инструменты. В данной ситуации у нас появляется возможность воздействовать на рынок не менее эффективно через определение цены денег, через объем рефинансирования, — я имею в виду трансмиссионный механизм. То есть через процентную политику мы сможем делать то, что делаем сейчас через курсовую политику. Сочетание этих двух факторов, как мы считаем, позволит нам в трех-пятилетний период перейти к «плавающему курсу» рубля.

Как Банк России оценивает текущее состояние ликвидности банковского сектора? Не существует ли возможности ее снижения?

Да, считаю, что ликвидность банковского сектора может снижаться. В последние годы она избыточная, пусть с некоторыми колебаниями, но в целом — она избыточная. Ликвидность может и, вероятнее всего, должна снижаться — деньги должны быть дефицитным товаром, за который нужно бороться. Тогда ликвидность будет эффективно использоваться, как и любой другой товар. Мы считаем, что уже, скорее всего, в 2008 г потребуется достаточно значительная подпитка ликвидности банковского сектора через операции рефинансирования Банка России. Не локальное рефинансирование, как сейчас, а уже системное.

Какой объем рефинансирования сейчас Банк России может предоставлять без угрозы для экономики?

Дело в том что, мы в своей политике сочетаем инструменты и рефинансирования, и стерилизации. В целом мы исходим из того, что несколько сот миллиардов рублей — 200—300 млрд руб, мы можем рефинансировать достаточно свободно, возможно, даже несколько большую величину.

Какими бумагами Банк России планирует расширять ломбардный список, и есть ли сложности с дальнейшим расширением списка?

Мы собираемся включить в ломбардный список валютономинированные корпоративные еврооблигации, фактически это решение мы уже приняли. Но включение корпоративных еврооблигаций будет работать пока для одного вида операций — для операций РЕПО. Для ломбардных кредитов оно пока работать не будет. Это связано с ограничениями, которые создают нормативные акты — а именно требование, согласно которому залог по ломбардным кредитам реализуется через систему публичных торгов. Для евробумаг пока невозможно обращение на организованном рынке России. Поэтому мы в ломбардный список их включим и установим дисконты только для операций РЕПО, а по ломбардным кредитам пока нет. В дальнейшем мы планируем совместно с Федеральной службой по финансовым рынкам инициировать соответствующие поправки в законодательство.

Какие планы ЦБР в отношении коэффициента усреднения Фонда обязательного резервирования? Намерен ли банк приближаться к 100-процентному европейскому показателю?

Ответ: Мы будем двигаться в направлении увеличения коэффициента усреднения ФОРа — сейчас это 20 проц /коэффициент 0,2/, и мы предполагаем увеличение коэффициента до 0,3 /30 проц усреднения/, а в некоторой перспективе и до 0,5.

Возможно, увеличение коэффициента произойдет в течение 2006 года. На данный момент мы пока обсуждаем первую стадию — до 0,3, но возможно в текущем году произойдет увеличение коэффициента усреднения и до 0,5. О дальнейшей перспективе мы пока не рассуждаем, но возможно, в среднесрочной перспективе — 5 лет, мы попробуем дойти до европейского уровня. Но повторю, в первую очередь мы обсуждаем пока эти первые два шага.

Ставка рефинансирования Банка России считается только номинально основной, фактически наиболее действующей является ставка РЕПО. Устраивает ли ЦБР такое положение? Не планирует ли в ближайшее время очередное изменение ставки?

Я считаю не принципиальным, как называется ставка. У нас ставка рефинансирования действительно немного не совмещает в себе форму и содержание, и в действительности есть ставки, которые определяют цену денег — это ставки по краткосрочным депозитам и операциям РЕПО. Фактически к ставке рефинансирования привязан очень маленький набор инструментов. Она также воспринимается как штрафная ставка. Кроме того, ставка рефинансирования используется в налоговой системе.

Для поправления ситуации необходима довольно длительная и последовательная процедура, и мы не видим пока в ней необходимости. Хотя, наверное, на каком-то этапе мы должны будем привести форму в соответствии с содержанием. В среднесрочной перспективе мы постепенно должны будем прийти к системе трех ставок — базовой ставки депозитной, базовой ставки кредитной и ставке рефинансирования.

Что касается изменений, то мы не планируем в ближайшее время пересматривать размер ставки рефинансирования. Как я уже отмечал, изменение ставки рефинансирования зависит от результативности антиинфляционной политики.

Алексей Валентинович, поясните, как будет происходить взаимодействие Банка России и Центробанка Белоруссии, в случае подписания всех соглашений и введении единой валюты в двух государствах? Каким образом это скажется на денежном рынке России?

Единственным эмиссионным центром останется Банк России. В Совет директоров ЦБР, в случае подписания соглашений, будут включены представители Банка Белоруссии, которые смогут участвовать в обсуждении и принятии соответствующих решений. В этой ситуации ЦБР предоставит кредит, и будет пополнять корсчет Банка Белоруссии в ЦБР. Мы считаем, что подобные договоренности скажутся позитивно на белорусской экономики, а для экономики России это пройдет практически незаметно, потому что слишком большая разница в масштабах экономик двух стран.

Не планирует ли Банк России в ближайшее время изменить соотношение долей валют в бивалютной корзине?

Сейчас сложилось вполне рабочее для рынка соотношение валют — 0,6 долл на 0,4 евро и пока такой вариант нас вполне устраивает. Тем более учитывая фактические веса данных валют /евро «весит» больше, чем доллар/, соотношение долей в корзине близко к паритету — 0,55 долл к 0,45 евро.

А что вы можете сказать по поводу мировых тенденций на валютном рынке FOREX, о динамике доллара и евро?

В данный момент на рынке установился некий неустойчивый баланс — соотношение доллара к евро базируется на уровне 1,19 долл/евро — 1,20 долл/евро. Это, кстати, примерно то же соотношение, которое сложилось в то время, когда вводили наличный евро.

На ситуацию на рынке влияют множество факторов. С одной стороны — они связаны со способностью американской экономики решать свои фундаментальные проблемы с дефицитом торгового и платежного балансов, возможностью обеспечить долгосрочную увязку интересов, тех, кто держит свои активы в американских бумагах.

С другой стороны, ситуация связана с тем, насколько европейское сообщество создаст эффективную систему принятия решений — начиная с принятия конституции ЕС, выполнение маастрихтских требований всеми странами, способность проводить назревшие реформы — в общем, насколько Евросоюз продемонстрирует всему миру свою работоспособность и эффективность.

Инвесторы будут сравнивать два этих глобальных обстоятельства. Сейчас идет временное равновесие, которое может продлиться до конца года, а может и не продлится — в зависимости от оценки инвесторами этих факторов.

Фото: Прайм-ТАСС