Михаил Шишханов: «Если не буду знать, где и как обслуживаются наши клиенты, я оторвусь от реальной жизни!»

Михаил Шишханов: «Если не буду знать, где и как обслуживаются наши клиенты, я оторвусь от реальной жизни!»

4940

Как добиться доверия вкладчика, что он должен знать о своем денежно-кредитном учреждении — обо всем этом и многом другом рассказывает президент, председатель правления БИНБАНКа Михаил Шишханов.

«Команда не у меня, а у банка»

Михаил Османович, признайтесь, как в наше время становятся успешными банкирами?

Вообще-то в детстве я мечтал о медицинской карьере. Даже поработал немного медбратом в «Скорой помощи». Но когда разрешили присутствовать на операциях, я понял, что это не для меня. Мой дядя, Михаил Гуцериев, который всегда принимал большое участие в моем становлении, посоветовал заняться экономикой. Я выбрал Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, факультет экономики которого славился своими сильными, неортодоксально мыслящими преподавателями.

Это был уже 1988 год. Страна буквально в одночасье перешла из советской плановой экономики к рыночным отношениям. Заканчивал учиться уже в новой России. Вышел с дипломом экономиста и с «незашоренным» взглядом на происходящее вокруг. И понял, что этого мало. Пошел учиться в Финансовую академию при правительстве РФ, защитил кандидатскую диссертацию, потом докторскую. Сейчас уже вторая докторская практически готова»

Образование нон-стоп — это ваша внутренняя потребность или того настоятельно требует бизнес?

Здесь срабатывает совокупность многих факторов. И удовольствие от самого процесса, и требования бизнеса, и советы старших товарищей. Любое образование помогает систематизировать знания и опыт.

Темы для диссертаций сама жизнь подсказывает?

Тему кандидатской — о регулировании деятельности коммерческих банков — предложил научный руководитель. А вот для докторской уже выбирал сам. Мы плотно сотрудничали с ВПК. Отсюда и тема — «Аудит предприятий военно-промышленного комплекса». Тогда для секретных заводов не то что понятие «аудит» отсутствовало, даже планов его внедрения не было.

В реальной работе это помогает?

Безусловно, хоть я и не стал профессиональным аудитором. Но банковская деятельность очень тесно переплетается с аудитом. Когда оцениваются риски, проводится аудит бизнес-плана, аудит экономической деятельности.

В 1994 году, когда вы пришли в банк, вам было 22 года. Каково было себя чувствовать — без опыта, вокруг сплошь старшие товарищи?

Но я же не с чистого листа начинал. Работал в промышленно-финансовой компании «БИН», потом перешел в БИНБАНК. Сначала начальником управления, потом зампредом, а с 1996 года возглавил банк. Мой дядя, Михаил Гуцериев, основатель БИНБАНКА, и был моим первым учителем в бизнесе. Я и сейчас могу рассчитывать всегда на его поддержку.

Первые три месяца во главе банка были месяцами ликбеза на тему «Управление финансово-кредитным институтом». Скажу искренне, сегодня это было бы невозможно. Тогдашняя банковская система и сегодняшняя — две большие разницы. В то время все было гораздо проще. И резервы формировались по-другому, и нормативы были иными, да и банковского надзора в современном понимании практически не было.

Сегодня у вас своя команда. Как она формировалась?

Разговоры о том, что у кого-то есть своя команда, для меня звучат странно. Команда есть в банке. Я просто ее руководитель. Ведь что такое банк? Это — лицензия, капитал и люди. Получить лицензию и найти капитал, когда деньги есть на рынке, большого ума не надо. Собрать коллектив и в нужном направлении направить людей — гораздо сложнее. Мне как руководителю и моим замам в кадровой политике приходится определять реперные точки, чтобы сотрудники стояли не против течения, а способствовали процессу. «В систему страхования вкладов попали с первого раза!»

Как вы определяете свою нишу?

Крупные банки нашего уровня нельзя назвать универсальными. Да, у нас есть большинство банковских продуктов. Но все их развивать одинаково — нереально.

И по каким направлениям вы наносите главные удары?

Сбережения граждан — депозиты и управление активами. Второе — пластиковые карточки и все, что связано с их обслуживанием. Мы, кстати, первыми предложили круглосуточные офисы банковского самообслуживания. Имея пластиковую карточку, можно в режиме реального времени пополнить свой счет наличными или погасить карточный кредит, как с карточкой, так и без нее можно оплатить услуги связи, квартплату и даже обменять валюту 24 часа в сутки, используя терминалы, установленные в наших офисах. Кроме того, подобные терминалы мы начинаем расставлять и вне офисов. Третье — автокредитование и ипотека. Четвертое — кредитование малого и среднего бизнеса с упором на регионы. Пятое — обслуживание крупных корпоративных клиентов федерального уровня.

И какую долю рынка в своей нише планируете занять?

По депозитам, к примеру, в абсолютном выражении планы на сегодняшний день перевыполняем, впрочем, как и по автокредитам. Планы до конца года по вкладам населения — дойти до 21—23 млрд. По кредитованию населения — ипотечный портфель около 1—2 млрд., объем автокредитов должен составить около 3—4 млрд. рублей, на таком же уровне планируется портфель потребительских кредитов. В стране растет доход на душу населения. Новое поколение не боится жить в кредит.

Как в целом позиции БИНа укрепились за 2005 год?

Мы увеличили капитал на 100 миллионов долларов. В итоге сейчас капитал банка составляет более 6,6 миллиарда рублей. Банк входит в число самых клиентских и кредитующих банков. На 20-м месте по объему вкладов физических лиц. По итогам года журнал «Компания» признал БИНБАНК банком года.

Ваш банк занял 7-е место в рейтинге прозрачности банков, составленном одним из самых известных международных агентств. Как добиваетесь этого?

Если наши клиенты не будут иметь о нас максимум информации, они не будут нам доверять. Почти два года назад мы раскрыли данные о владельцах банка, показываем все наши результаты. Наши специалисты готовы отвечать на любые вопросы, касающиеся работы. Мой мобильный телефон есть у половины журналистов, пишущих о финансах.

Михаил Османович, вы лично заняли 31-е место среди 100 самых профессиональных менеджеров России. Это как-то греет душу? Как вообще вы относитесь к рейтингам?

Любой рейтинг, даже при самой отработанной методике, — субъективная вещь. Но они, безусловно, нужны — помогают клиентам ориентироваться на рынке. Я бы рекомендовал брать сразу несколько рейтингов, проводить самостоятельно небольшой анализ и учитывать этот фактор, принимая решение, с каким банком работать.

Что такое профессиональный менеджер, если говорить о банках? Тот, кому вы доверяете свои средства. От его профессионализма зависит, насколько надежны ваши вложения.

Говорят, вы лично объезжаете в Москве площадки для будущих филиалов?

Да, я и несколько топ-менеджеров садимся в машины и едем по выбранному маршруту. Если мы не будем понимать, где и как обслуживаются наши клиенты, мы оторвемся от реальной жизни.

С какого раза БИНБАНК прошел отбор в систему страхования вкладов?

С первого раза.

Сама система действительно себя оправдала?

Говорить о том, что она оправдала себя, можно будет, если, не дай Бог, что-то произойдет и мы увидим, как все сработает. Но система в целом была необходима как институт. Теперь она есть — ее можно дорабатывать, совершенствовать.

Что такое, наш ваш взгляд, надежность банка?

У меня свое отношение к надежности банка. У надежного банка должен быть за спиной крупный промышленный холдинг — нефть, уголь, металлы. У нас есть холдинг «БИН», в прошлом году акционером банка стала крупная и мощная компания «НАФТА-Москва». Акционеры — это поддержка банка в сложную минуту.

Говорят, что БИНБАНК прошел банковский кризис в 2004 году без особых потрясений благодаря поддержке группы «БИН»?

У нас нормальная политика с точки зрения запаса ликвидности и управления. Но не буду отрицать — поддержка была. За пару дней наш холдинг смог аккумулировать крупную сумму средств, которая в случае продолжения нестабильности нам могла пригодиться. Но ситуация стабилизировалась на рынке довольно быстро.

Менталитет у наших людей такой, что банк для них — депозитарная ячейка, где деньги просто лежат, а не зарабатывающий механизм.

Это мнение меняется. Главное, чтобы наши чиновники и население понимали, что введение безотзывных вкладов — не в интересах банков, а в интересах самих вкладчиков. Это даст банкам возможность нормально управлять этими сбережениями — вкладывать их в долгосрочные и надежные проекты.

«Кому Ангела-хранителя, кому — цветочные часы»

Вы стараетесь красиво входить в российские губернии, открывая там филиалы. То памятник дарите, то цветочные часы. Неудивительно, что банк еще не начал работать, а о нем уже все говорят. Это такой оригинальный рекламный ход?

От прямой и тупой рекламы все устали — ее стало слишком много в нашей жизни. Мы стараемся отойти от стереотипов. Да, это рекламный ход в том смысле, что мы заявляем о своем появлении в регионе. Но, с другой стороны, мы не просто делаем какой-то подарок — пытаемся проанализировать историю, традиции региона и пожелания его жителей. Например, открытие филиала банка в Перми ознаменовалось проведением конкурса на лучший эскиз скульптуры «Пермяк — соленые уши», Волгограду мы подарили памятник Ангелу-хранителю…

Такое оригинальное позиционирование банка — это продуманная стратегия?

Скульптура Ангела-хранителя — это наша дань уважения героическому Волгограду и его жителям. Мы должны знать и помнить свою историю, но, наверное, невозможно жить только с героической символикой. Помимо нее, должны быть простые и доступные общечеловеческие ценности.

У банка есть и целый ряд других социальных проектов. Спонсорство и благотворительность — важные составляющие социальной политики БИНБАНКА. Из года в год мы помогаем подшефным школам, домам ребенка и другим детским учреждениям. Сотрудники банка жертвуют свои личные средства.

У БИНБАНКа действительно обширная спонсорская программа. Без этого вы не мыслите своей деятельности?

Это слишком сильно сказано. Если человеку необходима помощь, а ты можешь помочь, — ты помогаешь. У нас есть специальная программа, по которой мы отбираем соответствующие проекты. Мы много помогаем детям-сиротам, больным, нашим ветеранам, которые положили свое здоровье на благо страны и будущих поколений. Они не должны себя чувствовать брошенными.

Вы чувствуете себя меценатом?

Нет. Помогаю не я, а банк. Банк зарабатывает деньги. Почти две тысячи его сотрудников. Банк можно назвать меценатом.

На что вам не хватает времени?

Есть такая истина — не хватает времени тому, у кого его слишком много.

О чем говорят банкиры, собравшись втроем?

Банкиры — обычные люди, только обремененные грузом ответственности за чужие деньги, и ничто человеческое нам не чуждо.

Николай ЕФИМОВИЧ.