Александр Потемкин: «Я уважаю российские ценные бумаги»

Александр Потемкин: «Я уважаю российские ценные бумаги»

2263

Что будет с курсом доллара в дальнейшем? Как заставить иностранцев уважать российский рубль? Как сделать рубль конвертируемым? На эти вопросы в интервью газете «Известия» ответил президент Московской межбанковской валютной биржи Александр ПОТЕМКИН.

Что нужно, чтобы в обменных пунктах Нью-Йорка, Парижа и Лондона можно было поменять рубли?

Это вопрос издержек иностранных банков, которым нужно будет постоянно привозить или увозить контейнеры с наличными рублями. Для такого рода конвертируемости рубля нужны просто технические условия, чтобы в обменных пунктах за рубежом поддерживались остатки наличности в кассе. Но мы сами, как граждане, не сильно поддерживаем этот процесс. Потому что, скажем, когда вы уезжаете в какую-то страну, вам удобнее по привычке купить доллары или евро в Москве или любом другом российском городе. Кстати, от этого наши банки только выигрывают.

Вы можете объяснить, что именно произошло 1 июля?

Давайте разбираться. Прежде всего Банк России снимет последние ограничения на проведение операций капитального характера. Речь идет об отмене так называемых спецсчетов в рублях для нерезидентов, которые необходимо было открывать для операций с российскими внутренними ценными бумагами. Во вторую очередь — отмена резервирования части средств в Центральном банке РФ, которые иностранцы должны были депонировать. Иностранцам станет выгоднее инвестировать свои денежные средства в рублевые активы — например, в госбумаги или акции и облигации российских компаний.

Важнее психологический эффект, который окажет снятие ограничений. Привлекательность российского рынка в глазах иностранных инвесторов резко повышается, однако в этом случае поток «горячих» денег с Запада будет нарастать. Активизируются их инвестиции во все инструменты фондового рынка, что приведет к резкому увеличению внутреннего валютного рынка.

Президент, говоря в своем послании о конвертируемости, потребовал также создать рублевую нефтяную биржу. Это нужно экономике?

Честно говоря, не могу не согласиться с президентом.

Очень точное замечание.

Кстати, очень многие сегодня начинают примерно так, как начал я, а потом постепенно подводят к мысли, что это не совсем так. Так вот, в данном случае я принципиально поддерживаю идею создания в России биржевой торговли по основным товарам российского экспорта. К чему приведет создание нефтяной биржи? Если возникнет спрос в рублях на российскую нефть со стороны иностранных контрагентов в рамках российских экспортных контрактов, то это станет очень серьезным условием для обеспечения более высокого уровня конвертируемости рубля. Ведь основой для конвертируемости любой валюты является развитой внутренний рынок товаров и услуг. Когда национальная валюта начинает использоваться во внешнеторговых контрактах и, следовательно, на нее предъявляют спрос иностранные контрагенты, это, безусловно, укрепляет конвертируемость национальной валюты.

А как этого добиться? Создать биржу просто, но как привлечь на нее продавцов и покупателей?

Для того чтобы добиться этого, мало дать команду российским компаниям продавать нефть за рубли. Нужно еще и как-то заинтересовать зарубежных покупателей нефти. Они находятся вне юрисдикции Российской Федерации, и у них есть право выбора. Прежде всего надо добиться того, чтобы появилось международное признание рублевых котировок мировых цен на нефть. Если в России будет создана биржа, которая позволит на основании прозрачных процедур проводить в рамках своих операций крупные торговые контракты на нефть в рублях, то возникнут предпосылки для принятия ее котировок в качестве ориентира мировых цен на нефть. Поэтому ключевой вопрос — формирование приемлемой для иностранных контрагентов системы биржевых торгов и механизма функционирования подобной биржи.

А где будет эта биржа? Не проще ли создать ее в Лондоне — там, где привычнее клиентам?

Вопрос не в юрисдикции биржи, а в восприятии рублевых котировок на нефть на международных товарных рынках. Конечно, логично, чтобы она была создана в России. И, наверное, большой интерес к этому проекту будет и у российских нефтяных компаний, и у российских биржевиков.

Вас пока не привлекали к этой работе?

Приказом по Минэкономразвития создана рабочая группа, которая сейчас прорабатывает вопросы, связанные с организацией торговли нефтью и нефтепродуктами, в состав которой в качестве эксперта вхожу и я. С моей точки зрения, принципиально важно, чтобы на бирже торговали не виртуальными «нефтяными» инструментами, а реальными контрактами, предусматривающими поставки нефти. Вторая серьезная проблема — как привлечь крупных производителей нефти и крупных экспортеров, а также международных нефтяных трейдеров к торговле на этой бирже.

До конца года реально создать биржу?

Думаю, это задача 2007 года.

А в чем вы сами храните сбережения?

В основном в рублях — на депозитах. К сожалению, поскольку я руковожу биржей, я не имею права напрямую покупать ценные бумаги, хотя, как инвестору, мне этот рынок очень интересен.

А что другим бы посоветовали?

Я уважаю российские ценные бумаги. Считаю, что сейчас самое время вкладывать деньги в российские акции, тем более что и среди западных инвесторов российские ценные бумаги пользуются большой популярностью. Я имею в виду не только «голубые фишки», но и акции, которые сейчас только появляются.

Вечный вопрос: что будет с долларом?

Я серьезно отвечу. Мне кажется, что сейчас мы наблюдаем достаточно определившуюся тенденцию падения курса доллара на мировых рынках, что отражается и на курсе рубля к доллару. И боюсь, что до конца года эту тенденцию будет очень трудно переломить.

Андрей РЕУТ