Владимир Сафронов: «Мы порой не просто удивляемся, но и восхищаемся изобретательностью банкиров»
Фото: Деловая неделя

Владимир Сафронов: «Мы порой не просто удивляемся, но и восхищаемся изобретательностью банкиров»

3042

Банк России затеял масштабную реформу своей инспекционной деятельности: в ближайшие годы все инспекционные подразделения в регионах будут выведены из подчинения руководителей территориальных подразделений и переподчинены главам межрегиональных инспекций в федеральных округах. Это позволит создать вертикально интегрированную систему, которая будет замыкаться непосредственно на главном инспекторе кредитных организаций ЦБ. Об этих планах регулятора в интервью «РБК daily» рассказал главный инспектор кредитных организаций Банка России Владимир САФРОНОВ. Это первое интервью Сафронова за последние годы.

Тотальный мониторинг

В. С.: — Кризис преподнес всем урок: и банкам, и надзорным органам. Теперь необходимо, чтобы эти уроки были правильно восприняты и привели к определенным изменениям в деятельности кредитных организаций и надзорного органа.

«РБК daily»: — Какие же изменения должны произойти в надзорном органе?

— Советом директоров Банка России 8 апреля принято решения о поэтапной централизации инспекционной деятельности. То есть создается вертикально инте­грированная система инспекционной деятельности. Этому решению предшествовало проведение эксперимента по централизации инспекционной деятельности в территориальных учреждениях Северо-Западного федерального округа (СЗФО). Должен отметить, эксперимент проходил в условиях кризиса: это стало дополнительным стресс-тестом и в то же время катализатором этой реформы. Цель эксперимента — подтверждение возможности функционирования инспекционной деятельности в условиях централизации, и второе — получение доказательств более высокой эффективности функционирования инспектирования в условиях централизации по сравнению с ныне дей­ствующей, децентрализованной.

— Сколько сейчас насчитывается инспекций?

— Сейчас действуют главная инспекция в Москве и межрегиональные инспекции в восьми федеральных округах. Кроме этого, в каждом ГУ ЦБ в регионах дей­ствует инспекционное подразделение, которое подчиняется руководителю главка. Мы предлагаем переподчинить территориальные инспекции ГУ ЦБ генеральному инспектору, который возглавляет межрегиональную инспекции в ФО. А тот, в свою очередь, подчиняется руководителю главной инспекции в центральном аппарате ЦБ. Это должно привести к повышению качества эффективности инспекционной деятельности за счет получения независимости инспекторов. Чтобы уменьшить субъективность принятия решения, в том числе за счет влияния местных факторов…

— Конфликт интересов?

— Совершенно правильно. Чтобы на местах не было желания приукрасить показатели. В ходе эксперимента мы вывели территориальные инспекционные подразделения десяти территорий из состава территориального управления: они стали составной частью главной инспекции кредитных организаций. В свою очередь, межрегиональная инспекция № 3 по СЗФО получила дополнительные полномочия от территориальных учреждений и центрального аппарата ЦБ. К примеру, к ним перешли функции, позволяющие более эффективно планировать, организовывать и мониторить качество проверок.

Когда мы все это затеяли, высказывались очень большие опасения, что такое обособление инспекционных подразделений от главков приведет к изоляции и создаст сложности во взаимоотношениях между надзором, которое остается в подчинении территории, и инспекций, которые будут замыкаться напрямую на центральный аппарат. К счастью, этого не произошло: хочу отметить конструктивность и ответственность территориальных управлений в ходе этого эксперимента. Вдобавок нами был разработан целый комплекс мер, направленных на устойчивость вертикально интегрированной системы ин­спекционной деятельности.

— Что это за меры?

— Была поставлена задача формирования рискориентированных заданий. Они должны ориентировать рабочую группу на основные направления деятельности кредитной организации, основные риски конкретных клиентов и контрагентов. В ходе эксперимента мы добились того, что задания стали более конкретными и детализированными. На основе полученного опыта были разработаны рекомендации по формированию рискориентированного задания, и сейчас они проходят апробацию в СЗФО. По итогам рекомендации будут представлены всем ин­спекционным отделениям. Анализ качества заданий за 2008 и 2009 годы показал рост количе­ства детализированных заданий в СЗФО.

Вторая мера — более глубокое обоснование необходимости проведения проверок. В итоге за счет более четкого обоснования необходимости проведения проверок мы смогли снизить инспекционную нагрузку на кредитные организации.

Уловки банкиров

— На сколько примерно?

— В среднем по банковской системе количество инспекционных проверок (без учета проверок, связанных с формированием уставного капитала) снизилось примерно на 10%, а в Северо-Западном федеральном округе — на 19%. Почти в два раза…

В-третьих, нам удалось организовать мониторинг хода проверок. Мы стали получать оперативную информацию о выявленных нарушениях по ходу проведения проверок, а не по их завершении. Это позволило нам в случае возникновения пожарной ситуации сразу подключать надзорные органы на местах, не дожидаясь окончательных результатов проверок. То есть уже в ходе проверки приглашаются банки, собственники и вырабатываются меры, направленные на минимизацию негативных последствий. Как у нас иногда бывает? Выходит рабочая группа на проверку, два месяца проверяет, выявляет нарушения, ведет обсуждение с кредитной организацией. Потом надзор рассматривает материалы проверки, вырабатываются меры воздей­ствия. И только спустя три месяца после начала проверки кредитная организация получает предписание, к примеру, доформировать резервы по некоторым ссудам. Что делает банк? В тот же день досоздает резервы, погашает эти ссуды и тем же днем выдает новые ссуды такого же, скажем, сомнительного качества.

— Фактически после проверки в банке ничего не меняется?

— Именно. Надзорные ресурсы затрачены, а ситуация в банке, несмотря на проведенную проверку, осталась на прежнем уровне. Мониторинг позволяет уже в момент проверки заставить кредитную организацию предпринять необходимые меры. «Вы эти ссуды заменили на ссуды такого же каче­ства? Так не пойдет». В итоге кредитной организации приходится изыскивать реальные ресурсы, чтобы закрыть проблему. Мониторинг позволил нам усилить профилактическую составляющую надзора. Это очень важно, потому что, с моей точки зрения, для надзора принципиальным является опе­ративность.

Успешное апробирование и применение мониторинга в СЗФО позволило уже в течение 2009 года распространить его на все другие инспекционные отделения, сначала в отношении структурообразующих банков (банки второго контура), а затем письмом Банка России 175-Т на все остальные кредитные организации. Вместе с тем при прочих равных условиях мы отмечаем более высокую эффективность мониторинга именно в условиях централизации инспекционной деятельности. Чем обусловлено преимущество мониторинга при централизации? Повысились качество, оперативность и ответственность исполнения указаний, которые ставятся перед рабочими группами центральным аппаратом ЦБ. Повысилась унификация деятельности рабочих групп, которая в настоящее время контролируется одним человеком — главным инспектором. Например, стали использовать в ходе проверок технологические карты и рекомендации региональных инспекций. Затем в корне изменились взаимоотношения между региональными инспекциями и территориями — резко повысилось качество оперативности их взаимодействия.

— Что еще?

— В-четвертых, мы наладили элементы внутреннего, постпроверочного контроля: внедрили систему экспресс-анализа и заключения генеральных инспекторов по качеству акта проверки. В течение трех дней по завершении проверки генеральный инспектор делает краткий анализ нарушений, выявленных в ходе проверки, и эта информация идет напрямую в главную инспекцию и руковод­ству Банка России. Таким образом, резко повысилась оперативность информирования надзора о ситуации в кредитной организации.

Наконец, у нас появилась возможность перераспределения ресурсов. То есть мы сможем инспекционные ресурсы из одного региона при необходимости перебрасывать в другой. Мы стали формировать смешанные группы. Это позволило, с одной стороны, оптимизировать использование инспекционных ресурсов, а с другой стороны, уйти от субъективности. Одно дело, когда инспектор на протяжении десятка лет проверяет один и тот же банк, и другое дело, когда он приезжает из другого региона. Он независим, на него никто не оказывает влияния, он смотрит на проблемы свежими глазами.

Совет директоров дал положительную оценку эксперименту, потому что он доказал возможность функционирования в условиях централизации без каких-то значимых издержек, и организационных, и финансовых. Дополнительно хочу отметить, что эксперимент стал для нас полигоном для отработки новых инспекционных технологий и процедур. Более того, он стал катализатором преобразования инспекционной деятельности.

Централизация

— Как скоро вы подчините главной инспекции Банка России территориальные инспекции в других федеральных округах?

— Совет директоров ЦБ утвер­дил график поэтапной центра­лизации. Он следующий: с 1 января 2011 года на принципы централизации переходит третья инспекция Северо-Западного федерального округа (в связи с завершением эксперимента), ин­спекция № 8 — это Дальний Восток и инспекционные подразделения территориальных учреждений Дальневосточного федерального округа, инспекция № 7 — Сибирь и соответствующие инспекционные подразделения ГТУ, входящие в данный федеральный округ. С 1 января 2012 года инспекция № 6 Урала, инспекция № 2 и соответ­ствующие инспекционные подразделения Центрального федерального округа, но без учета Москвы. С 1 января 2013 года инспекция № 4 — это Поволжье и инспекция № 5 — Северный Кавказ и Южный федеральный округ. И с 1 января 2014 года — Москва.

— Централизация является ключевым направлением инспекционной деятельности, но не единственным. Что еще интересного вы собираетесь внедрять?

— Планируем усилить взаимоотношения с налоговыми, правоохранительными и таможенными органами, а также ФСФР. Планируем и далее совершенствовать институт координаторов проверок многофилиальных банков и кредитных организаций, входящих в банковские группы. Есть проблема, связанная с оптимизацией инспекционной нагрузки на кредитные организации: ее мы намерены решить путем отмены проверок по планам территориальных управлений. У нас есть проверки по сводному плану (порядка 1200 проверок) и есть проверки по планам территориальных учреждений, связанные с проверками наличной валюты и чеками, и формированию обязательных резервов. Это не очень трудоемкие проверки, но их очень много.

— Сейчас Минфин разрабатывает законопроект о консолидированном надзоре. Приведет ли принятие этого закона к увеличению численности инспекторов ЦБ?

— С точки зрения оценки рисков работы, конечно, прибавится. Первое, что нас ожидает, это проверка банковских групп и определение рисков на консолидированной основе. Как показывает жизнь, банкиры — народ творческий, и мы порой не просто удивляемся, но и восхищаемся их изобретательностью.

К слову, мы уже усилили надзор за банками так называемого «второго контура». Это 280 крупнейших кредитных организаций. То есть центральный аппарат Банка России принимает активное участие в выявлении риска по банкам второго контура. В целом оценка рисков стала более консервативной по всем кредитным организациям.

Мы дали следующую установку инспекторам: показывать более реальную картину кредитной организации. Как в свое время сказал Симонов, лучше пусть будет горькая правда, чем сладкая ложь. В общем, с точки зрения понимания рисков в кредитной организации ситуация улучшилась. И это не могло не повлиять на то, что кредитные организации стали формировать резервы более адекватно.

Беседовал Игорь ПЫЛАЕВ