Ласло Вольф: «Банковский рынок на Украине будет развиваться очень быстро»

Ласло Вольф: «Банковский рынок на Украине будет развиваться очень быстро»

2354

Зампредправления ОТР Bank рассказал, почему выбрал «Райффайзенбанк Украина»

15 августа Антимонопольный комитет Украины выдал венгерскому OTP Bank разрешение на покупку «Райффайзенбанк Украина» (РБУ). 1 июня OTP Bank подписал соглашение с представителями Raiffeisen International о продаже 100% акций РБУ за 650 млн евро. Вчера заместитель председателя правления ОТР Bank Ласло Вольф впервые после подписания соглашения с австрийцами прибыл на Украину, чтобы встретиться с руководством Нацбанка. О своих планах на украинском рынке и дальнейшем развитии РБУ господин Вольф рассказал в эксклюзивном интервью корреспондентам «Коммерсанта-Украина» Татьяне Федорченко и Руслану Черному.

— Не считаете ли вы, что вхождение на украинский рынок обошлось вам слишком дорого?

— Этот вопрос мне часто задают и часто в форме критики. И я всегда отвечаю: этот входной билет был недешевым, но и не слишком дорогим. Капитал банка растет и, по нашим подсчетам, к моменту завершения сделки составит уже 170—180 миллионов евро (на 1 августа 143,7 млн евро.-Ъ), а ведь мы еще не заплатили за банк ни одной гривны или евро. Это значит, что мультипликатор сделки с итоге составит 3,6—3,8. Мы уверены, что банковский рынок на Украине будет развиваться очень быстро, и мы входим в быстрорастущий рынок с банком, который имеет очень хорошую рыночную позицию. Честно говоря, я думаю, что если бы «Райффайзенбанк Украина» не был под таким давлением, то есть если бы собственники не хотели очень быстро продать банк, то его продали бы еще дороже.

— Когда вы планируете завершить сделку?

— В конце октября.

— РБУ — уже третий банк на Украине, который вы пытались купить. Почему не состоялись первые две сделки?

— Когда мы пытались купить Укрсоцбанк и УкрСиббанк, то проиграли конкурс, так как в обоих случаях конкурент предложил лучшую цену. Но у нас очень хорошие отношения с Raiffeisenbank в Вене, и там нам сказали, что хотят продать банк на Украине. Нам было поставлено условие — реагировать очень быстро. И это была одна из самых быстрых сделок, которые мы когда-либо совершали,— первый раз мы встретились с австрийцами в феврале, а уже через три месяца подписали договор.

— Почему вы отказались покупать ТАС-Коммерцбанк?

— Мы рады «Райффайзенбанку». Откровенно говоря, после долгих переговоров с господином Тигипко (Сергей Тигипко, собственник ТАС-Коммерцбанка.-Ъ) мы посчитали цену недешевой, но реалистичной, так как банк развивается быстро. Но мы решили не покупать его не из-за цены, а чтобы не инвестировать слишком много только в Украину и не пропустить другие возможности, другие рынки.

— Когда вы собираетесь ввести своих менеджеров в руководство РБУ?

— В «Райффайзенбанк Украина» очень хорошее руководство. Обычно мы посылаем из Венгрии одного или максимум двух людей и управляем из Будапешта. РБУ останется независимым банком, но мы будем обмениваться опытом.

— Как будет проходить интеграция РБУ в систему OTP?

— Все основные системы банка останутся такими, как сейчас, мы только заменим несколько неключевых систем (информационных.-Ъ). Основные изменения начнутся только после окончания сделки, причем все шаги мы обсудили с Raiffeisen International. К примеру, сеть отделений. В этом году мы их откроем мало, три или пять. А в следующем хотим более чем удвоить количество отделений. У нас достаточно агрессивные планы.

— Сколько вы намерены инвестировать в банк?

— В первом полугодии банк получил 27 миллионов евро прибыли, мы ожидаем, что во второй половине года банк как минимум добьется такого же результата. Мы можем использовать эту прибыль для развития банка. В следующие два-три года мы не намерены получать никаких дивидендов от банка, а используем прибыль на его развитие.

— Когда по условиям сделки Raiffeisen Zentralbank банк должен получить обратно кредиты, которые он в свое время выдал РБУ?

— При закрытии сделки. Размер кредитов мы не комментируем. Напомню, что OTP уже открыл одну кредитную линию «Райффайзенбанк Украина» на $100 млн, и следующий кредит на $100 млн будет одобрен на этой неделе.

— Правда ли, что по условиям договора персонал банка не имеет права уходить из него первые полгода?

— Люди на Украине свободные. Они могут уйти, если не хотят работать с OTP. Мы договорились с Raiffeisen International, что люди, которые уйдут из «Райффайзенбанк Украина», не могут работать в «Авале» в течение года.

— Как вы собираетесь удерживать клиентов, которые сейчас покидают банк?

— Некоторые клиенты, которые были клиентами Raiffeisen International, перешли в «Аваль», некоторые остались обслуживаться в обоих банках. Конечно, для остальных клиентов мы будем делать программы и презентации о том, кто мы и как развиваем банк. Мы будем предоставлять услуги на таком же уровне и просто будем работать.

— Какие новые продукты вы намерены предложить?

— Мы представим новые кредитные продукты розничным клиентам, а во второй половине следующего года начнем развивать карточный бизнес и предложим корпоративным клиентам проектное финансирование. К тому же мы собираемся развивать электронный банкинг, SMS-банкинг и интернет-банкинг.

— То есть вы собираетесь развивать как розничный, так и корпоративный сектор?

— Да, мы собираемся развивать «Райффайзенбанк Украина» как универсальный банк, потому что, по нашему опыту, универсальные банки действительно успешны. Если у вас есть сильный корпоративный бизнес, вам легче получить розничных клиентов. И наоборот.

— В этом году ОТР купил еще несколько банков в Восточной Европе. Правда ли, что вы собираетесь в итоге продать всю группу ОТР более крупной финансовой группе?

— Я не собственник банка, чтобы комментировать это, но у нас нет никакого подобного договора. Группа ОТР известна тем, что независима, и если честно, мы не собираемся расставаться с независимостью.

— Тогда откуда вы возьмете средства на развитие всех купленных банков?

— У нас есть свободный доступ к рынкам капитала. И мы ведем переговоры с разными инвестбанками для финансирования приобретений. В общем, мы не хотим продавать ОТР.

— Когда планируется ребрэндинг РБУ?

— Мы не сможем использовать логотип Raiffeisen практически сразу после завершения сделки. Следовательно, нам надо начать ребрэндинг во время завершения сделки, в октябре.

— Как вы прокомментируете решение агентства Moody`s понизить рейтинг ОТР в связи с покупкой украинского банка и, как следствие, снижением ликвидности?

— Да, Moody`s немного понизило рейтинг ОТР из-за нашего инвестирования в рискованные страны. Стоит отметить, что на момент покупки «Райффайзенбанк Украина» рейтинг ОТР был выше, чем рейтинг Raiffeisen International.

— Если через два-три года осуществится приватизация Ощадбанка, будет ли ОТР заинтересован в его приобретении?

— Это будет зависеть от позиций банка в тот момент. Но вообще нам нравятся сберегательные банки. ОТР сам был раньше сбербанком Венгрии. Но если другие банки будут развиваться намного быстрее, чем Ощадбанк, он может потерять клиентов, рыночную долю, цену. Сейчас я не могу сказать, захотим ли мы купить Ощадбанк через два-три года. Но откровенно говоря, я пытался купить Ощадбанк в прошлом году. Я предпринимал шаги. Но мне четко сказали, что тогда это было невозможно.

Татьяна ФЕДОРЧЕНКО, Руслан ЧЕРНЫЙ

Фото: Коммерсант