Олег Прусаков: «Не нужно платить коллекторам, плевать на их требования»
Фото: Маркер.ру

Олег Прусаков: «Не нужно платить коллекторам, плевать на их требования»

4872

В Роспотребнадзоре считают, что деятельность коллекторских агентств по своей сути противоправна. Урегулированию рынка коллекторских услуг не помогут ни закон о коллекторской деятельности, ни контроль со стороны регулирующих органов. Начальник управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег ПРУСАКОВ в интервью изданию «Маркер.ру» рассказал, за что его ведомство так не любит коллекторские агентства, и посоветовал гражданам плевать на их требования.

— В разгар кризиса в Роспотребнадзор и другие учреждения поступало много жалоб на произвол со стороны коллекторов: ночные звонки, рассылку писем с изображением черепа и т. п. Сейчас ситуация улучшилась?

— Как она может улучшиться? Ведь ничего не изменилось! Ни в плане нормативно-правового регулирования, ни с точки зрения организационных аспектов. И закон о коллекторской деятельности не сможет защитить права потребителей. Давайте разберемся, о чем вообще сегодня идет речь. Что такое коллекторская деятельность? Коллекторы упирают на то, что нормы гражданского законодательства позволяют говорить об уступке прав требования. Действительно, в ГК есть целая глава, которая говорит о перемене лиц в обязательстве. В данном случае мы говорим о перемене кредитора ― для заемщиков или других физлиц, просрочивших свои платежи, то есть для потребителей.

К чему сводится наша позиция? Переход права требования долга по кредитному договору к коллекторским агентствам ― это нонсенс, извращенное толкование и непонимание принципов, связанных с переменой лиц в обязательстве. В ГК сказано: «Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника». Для заемщика личность кредитора не может не иметь значения! Ведь человек приходит за кредитом в специальную организацию, имеющую специальную лицензию, заключает специальный договор. Он не у дядьки на улице берет в долг. В таком случае в обязательном порядке при перемене кредитора должно быть получено согласие должника.

У нас перемена лица в обязательстве предполагает то, что к новому кредитору переходит весь объем прав и обязанностей по договору. Когда мы говорим о том, может ли существовать сегодня коллекторская деятельность, надо учитывать, о каких отношениях идет речь. Если право требования к должнику переходит от одного банка к другому ― это в принципе допустимо. Но любому мало-мальски образованному человеку очевидно, что от кредитной организации, обладающей статусом банка, ее права и обязанности не могут перейти к некредитной организации, не имеющей банковской лицензии. Далее, банки сплошь и рядом трубят о том, что они блюдут все, что касается банковской тайны. Здесь они напрочь об этом забывают и с потрохами сдают человека со всеми его регалиями и персональными данными непонятно кому. Это опять же нонсенс.

— То есть вы считаете, что деятельность коллекторских агентств незаконна?

— Не то чтобы незаконна… Она противоправна. Есть как минимум четыре основания, чтобы считать ее таковой. Потому что она осуществляется, во-первых, безотносительно специфики договорных отношений. Во-вторых, безотносительно специфики того, что в этих договорных отношениях одной стороной является субъект лицензируемой деятельности. В-третьих, без учета того, что коллекторское агентство не может принять на себя все права и обязанности кредитной организации по отношению к должнику. В-четвертых, при переходе прав требования нарушается банковская тайна.

Еще один момент, который мы ставим во главу угла: когда потребитель соответствующих финансовых услуг переходит в разряд должника и вступает во взаимоотношения с коллекторским агентством, меняется в принципе природа правоотношений, чего быть не должно по смыслу всей 24-й главы Гражданского кодекса. То же самое — когда мы говорим о деятельности коллекторских агентств в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Там еще хлеще ситуация.

— Какой выход у граждан?

— Не платить коллекторам, и все. Плюнуть, грубо говоря, на все эти требования. Мы не раз говорили о том, что у граждан никакой обязанности вступать в контакт с коллекторами сегодня нет.

Еще один вариант деятельности коллекторов — когда они за комиссионное вознаграждение от банка осуществляют деятельность по взысканию долга. Какая здесь проблематика? Помните старые советские комиссионные магазины? То есть знаете, что такое договор комиссии. Наверное, сложно себе представить, что вам, когда вы сидите дома, звонят из этого комиссионного магазина и говорят: «Вы обязаны завтра прийти к нам в магазин и купить товары на 5 тыс. руб.». И так каждый день. Нонсенс, да? То же самое и здесь. Договор комиссии между неким коллектором и банком в принципе допустим. Но никакой обязанности для гражданина вступать во взаимоотношения с этим коллектором этот договор не влечет.

— А если появится закон о коллекторской деятельности?

— Он не появится. Потому что все инициативы сводятся к тому, чтобы узаконить действия коллекторов в их сегодняшнем статусе. Давайте, может, узаконим проституцию. Уверен, что найдутся люди, которые выступят за то, чтобы узаконить это явление, как в ряде других стран. Ведь это будут дополнительные налоги. Так и здесь. Ну как может оператор связи передать право требования к должнику по оплате услуг лицу, которое оператором связи не является? Если я не плачу, приостанавливай оказание мне услуг, подавай в суд! Все эти вопросы урегулированы.

— Намечаются какие-либо судебные процессы по искам госведомств в защиту прав должников перед коллекторами?

— С коллекторами судиться у нас нет поводов, потому что они не оказывают потребителям никаких услуг, не продают никаких товаров ― они не являются субъектами ответственности по закону о защите прав потребителей. И они этим пользуются. «Вы не имеете права трогать потребительские взаимоотношения, потому что вы никто в этих отношениях» — вот что мы говорим коллекторам

Беседовала Юлия ПОЛЯКОВА