Юрий Прыгаев: «У средних российских банков очень хорошие перспективы для развития»

Юрий Прыгаев: «У средних российских банков очень хорошие перспективы для развития»

3391

Российская банковская система развивается темпами, намного превосходящими рост национального ВВП, кредитные организации ежегодно увеличивают свои финансовые показатели на 30—50%. По прогнозам экспертов, весь этот сектор экономики еще несколько лет будет расти такими же темпами, однако показатели различных по размеру банков будут достаточно сильно дифференцированы. Наибольший рост продемонстрируют средние банки, которые заняты обслуживанием малого и среднего бизнеса, ведь в развитых странах на таких предпринимателей приходится до 60% ВВП, а Россия как раз движется в этом направлении. О тенденциях развития национальной банковской системы корреспонденту «Профиля» рассказал президент-председатель правления первого Республиканского Банка Юрий ПРЫГАЕВ.

— Юрий Николаевич, в последние годы в связи с высокими ценами на нефть в Россию идет большой приток денежных средств. Ощущаете ли вы в своей работе, как экономика страны наполняется капиталами, или же до среднего и малого бизнеса эти финансовые потоки не доходят?

— Напрямую мы этого потока нефтедолларов не ощущаем, в основном такие средства сконцентрированы в двух-трех крупнейших российских банках, к тому же государство стерилизует этот поток при помощи таможенных пошлин, и значительная часть денег направляется в бюджет и Стабилизационный фонд. Но общее улучшение инвестиционного климата наблюдается, заметны также увеличение активности бизнеса, рост вкладов населения. Происходит перераспределение нефтяных средств через бюджет, через зарплаты и пенсии, но напрямую малый и средний бизнес дополнительных денег не видит.

Правда, нефтяные и газовые компании начинают вкладывать капиталы в непрофильные для них бизнесы, а это обеспечивает заказами и «сторонних» предпринимателей. Вот так, через два-три «передаточных звена», нефтяные и газовые доллары добираются до банковского сектора.

Однако основное влияние на российскую финансовую систему оказывают не «нефтяные» деньги как таковые, а повышение инвестиционной привлекательности России в глобальном смысле как государства с сильной экономикой и большими дорогостоящими ресурсами. С такими странами всегда хотят «дружить», причем во всех секторах экономики.

— Нередко говорят, что в России слишком много банков — около 1200, причем среди них немало средних и совсем небольших. А действительно ли их больше, чем нужно, или же такое количество кредитных организаций необходимо отечественной экономике?

— Разные существуют мнения, говорят, надо оставить 100 или 200 банков, но я считаю, что все эти дискуссии совершенно ни о чем. 1200 — с одной стороны, это много, но с другой — мало. Все зависит от той экономической задачи, которую решают эти банки. Безусловно, должны уйти те банки, которые не имеют клиентской базы, вкладчиков и используются для определенных операций. А те организации, которые кредитуют бизнес, все равно останутся. Что же касается их количества, этот вопрос решит сама экономика — их будет ровно столько, сколько нужно, в зависимости от потребности в услугах.

Кто сможет лучше сработать, тот и останется. Я никогда не поверю, что масштабные программы по обслуживанию малого и среднего бизнеса в таких структурах, как Сбербанк и Внешторгбанк, станут суперпопулярными. Большие банки просто не смогут так качественно обслуживать этих клиентов, как банки среднего размера. Своя ниша на рынке есть у всех, и так будет всегда.

К тому же Россия занимает огромную территорию, и 1200 банков — не так уж и много. Например, США — тоже большая страна, хотя и меньше нашей по территории, а там действует целых 11 тыс. банков. Причем никто не говорит, что это чересчур много.

— Банковская система Восточной Европы на 100% принадлежит иностранному капиталу. Ожидает ли такая же участь и российские кредитные организации?

— Да, национального капитала в банках Восточной Европы не осталось совсем. Но в России будет совсем другой сценарий. Бесспорно, отдельные структуры перейдут под контроль иностранного капитала, ведь многочисленные мелкие и средние банки мечтают продаться и привлечь некоего иностранного стратегического инвестора. Вопрос только в том, захотят ли акционеры именно сейчас расстаться со своими активами, ведь сегодня спрос на российский банковский сектор на мировом рынке уже достаточно велик. Однако и крупные российские банки — Сбербанк, Внешторгбанк, Альфа-банк — взаимообразно станут входить в капиталы иностранных кредитных организаций. Вначале на территории СНГ, потом в Восточной Европе, затем в Западной Европе, потом еще дальше. Это очень хорошо — обмен опытом, технологиями, знаниями, капиталами всегда полезен.

К тому же есть политика государства, которое хочет, чтобы крупные игроки нашей финансовой системы оставались под контролем национального бизнеса. Это правильная политика, ведь об экономической безопасности России необходимо заботиться.

Однако в условиях глобализации невозможно отгородиться «железным занавесом», иностранные банки будут создавать в России свои «дочки» и скупать мелкие кредитные организации, наши «гиганты» станут выходить на другие рынки и тоже займутся приобретением там некрупных участников финансового рынка.

— В последнее время Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР) достаточно активно входит в капиталы именно средних и мелких российских банков, «игнорируя» крупные. Ваше мнение — какова логика в данных действиях?

— Политика ЕБРР экономически обоснована и абсолютно логична. Я уже говорил, что средние и мелкие банки в России имеют свою устойчивую рыночную нишу и хорошие перспективы для развития, ведь основой экономики любой развитой страны является именно некрупный бизнес. Западные аналитики прекрасно понимают, что если нынешняя макроэкономическая тенденция сохранится (а для ее изменения в ближайшие 5—7 лет я не вижу никаких предпосылок), то этот сектор финансового рынка станет играть достаточно большую роль в экономике России. Здесь будут сконцентрированы значительные средства, станут зарабатываться хорошие прибыли — в общем, это самый перспективный сегмент банковского рынка.

На их месте я бы действовал точно так же. Конечно, и у «гигантов» есть перспективы для развития, но у средних и мелких банков они больше, именно поэтому ЕБРР сейчас входит в их капиталы.

— В России есть такая «хорошая» традиция — всегда выражать недовольство властью, быть в оппозиции. Ваша главная власть — Банк России. Что в его работе вас не устраивает, какие просчеты в регулировании банковского сектора можете назвать?

— Это не наша национальная традиция — властью недовольны в любой стране, не успеют ее избрать, как сразу же начинают ругать. Причем даже тогда, когда она еще ничего сделать не успела. Такова человеческая психология…

В последнее время ЦБ стал более открытым, начал внимательнее прислушиваться к мнению российского банковского сообщества и к тем пожеланиям, которые мы высказываем через наши коллективные органы — Ассоциацию российских банков и Московский банковский союз.

Тяжело критиковать своих «шефов», хотя, бесспорно, проблемы есть. Прежде всего хотелось бы понимания того, что сейчас происходит активное развитие банковского сектора и многие кредитные организации вкладывают значительные средства в свою инфраструктуру, а это ухудшает их показатели в части доходности. На мой взгляд, Центробанк здесь чересчур «закручивает гайки», особенно это касается недавно опубликованного проекта положения, которое хотят ввести с 1 января 2007 года. Оно касается экономической эффективности банков, и требования к рентабельности капитала и активов там совершенно нереальные. Непонятно, зачем регулирующему органу вмешиваться в деятельность коммерческих структур, устанавливая им норму рентабельности. Это дело акционеров банка! Зачем им норма рентабельности в 15% годовых на капитал, как написано в этой бумаге? Быть может, владельцы банка захотят получать 5%, а остальные средства направят на развитие. Если посмотреть отчетность «дочек» ведущих западных банков в России, можно обнаружить, что они часто показывают убытки. Что же получается — следуя этому положению, их надо вообще закрывать?..

Многие последние документы ЦБ, особенно в части борьбы с отмыванием средств, бесспорно, позитивны. Это необходимо было сделать еще вчера.

— Вы упомянули, что у каждого банка есть желание заполучить богатых иностранных совладельцев. Есть ли такие планы у вас, ведутся ли на сей счет переговоры?

— Планы есть — любой бизнес, у которого есть цена, стремится, чтобы его купили. Естественно, теоретически мы бы этого хотели, но в настоящий момент акционеры банка таких переговоров не ведут. Принято решение развиваться самостоятельно, а что будет через два года — пока сказать невозможно. Специально мы никого не ищем, собираемся наращивать бизнес за счет собственных средств.

Иван ТИШИНСКИЙ

Фото: www.plehanof.ru