Андрей Казьмин: «Мы не относимся к доле банка на рынке вкладов как к какому-то фетишу»

Андрей Казьмин: «Мы не относимся к доле банка на рынке вкладов как к какому-то фетишу»

2887

В первой половине будущего года Сбербанк планирует провести дополнительную эмиссию акций. Соответственно снизится доля, принадлежащая государству, и увеличится количество акций в свободной продаже. Но в Сбербанке этого не опасаются. Как, впрочем, и экспансии иностранных дочерних банков, которые, правда, считают очень сильными конкурентами. Об этом, а также о том, будет ли Сбербанк приватизирован, когда начнет выпускать кредитные карты и как распоряжается своими сбережениями глава крупнейшей кредитной организации страны, в интервью газете «Известия» рассказал президент, председатель правления Сбербанка России Андрей КАЗЬМИН.

Давно ведутся разговоры, что Сбербанк пора приватизировать. Что вы думаете по этому поводу?

Я считаю, что банк должен быть прежде всего эффективным, а эффективность не зависит от формы собственности. Я напомню, что в 1998 году как раз пострадали частные банки, а не кредитные организации с государственной собственностью. И помощь государство, кстати, оказывало тогда именно частным банкам. Но об этом как-то не принято вспоминать. Поэтому я не понимаю, зачем затевать приватизацию. Чем не устраивает такая ситуация, когда контрольный пакет находится в руках у государства, а значительная часть активов — у частных акционеров, которых на данный момент 70 тысяч. Сбербанк уже почти на 40% приватизирован. Это открытое акционерное общество, чьи акции торгуются на бирже. В ближайшее время мы планируем разместить допэмиссию.

В каком объеме, когда и насколько уменьшится при этом доля государства?

Допэмиссия акций Сбербанка не превысит $10 млрд. Если мы будем выбирать время, то это может быть первая половина года. Доля государства, которая сейчас превышает 60%, немного снизится. Со временем, может, и до контрольного пакета. Но вряд ли больше. В стратегии развития банковской системы черным по белому написано, что контрольный пакет должен остаться в руках у государства.

Многие банкиры ратуют хотя бы за ограничение деятельности Сбербанка. Что вы думаете по этому поводу?

Выгоды от ограничения деятельности Сбербанка не вижу. Достаточно представить, как будет развиваться малорентабельная филиальная система в регионах. Это ни много ни мало — две трети страны. Ни один частный банк не согласится поддерживать ее в нынешнем состоянии. Согласится — я бы только приветствовал. Но это только первый вопрос. Есть еще и второй — бесплатные функции, которые банк осуществляет.

Еще один момент — наша чистая прибыль превышает аналогичный показатель 10 следующих за нами банков, вместе взятых. Если руководствоваться принципом из хорошего банка сделать плохой, то деятельность Сбербанка надо ограничивать. Если наоборот, то нужно просто создавать условия, чтобы все могли развиваться в равных условиях.

А кто ваши конкуренты?

Дочерние банки иностранных кредитных организаций. Да и сами материнские банки, которые активно кредитуют крупнейшую российскую клиентуру. В крупнейших городах конкуренция вообще очень жесткая — за хорошего корпоративного клиента борются не три-четыре, а бывает, до 10 банков.

Значит, вас страшит экспансия иностранных банков?

Не страшит. Единственное, что беспокоит, — у нас неравновесные условия конкуренции. Иностранные банки априори имеют преимущество на российском рынке кредитования, особенно корпоративных клиентов. Стоимость денег за западном рынке значительно меньше, чем на российском. И от этого страдает не только Сбербанк, но и все остальные банки.

Как вы думаете, а в России уже есть банки мирового уровня?

Мы входим — причем заметьте, не сами себя внесли — в сотню крупнейших банков по версии журнала The Banker и в 50 крупнейших по версии Financial Times. Но это по количественным показателям. Если говорить о качестве обслуживания, то при всей любви к Сбербанку не могу сказать, что мы достигли мирового уровня. Кстати, отмечу, что клиенты дочерних иностранных банков в России тоже не получают обслуживания такого же уровня, как за рубежом.

«Оснований для снижения ставок по вкладам не вижу»

В эти дни Сбербанк отмечает 165 лет. Какое количество клиентов было у банка, когда он открылся, и сколько их сейчас?

В первый день, когда открылась первая сберкасса в Санкт-Петербурге в 1841 году, ее посетили 75 вкладчиков. И не просто посетили, а поместили вклады, совокупный размер которых составил 450 рублей серебром — не такая маленькая сумма для того времени. Первый наш вкладчик Николай Антонович Кристофари положил в сберкассу 10 рублей — тоже немало для того времени. Кстати, в конце прошлой недели мы открыли памятник первому вкладчику в Санкт-Петербурге (с изображением Кристофари Сбербанк выпустил также марку и монету. — «Известия»). А сегодня в банке открыто более 249 млн. счетов юридических лиц и более 1 млн. 300 тыс. счетов частных клиентов.

Уже несколько лет говорят о снижении доли Сбербанка в общем объеме вкладов. Но в начале года вам удалось переломить тенденцию тем, что вы неожиданно увеличили ставки по вкладам. В дальнейшем также собираетесь удивлять рынок?

Мы не относимся к доле банка на рынке вкладов как к какому-то фетишу. В том, что она снижается, — ничего пугающего нет. Деньги населения — самые дорогие пассивы (денежные обязательства. — «Известия»). И когда их доля чрезмерна — это палка о двух концах. С одной стороны, хорошо, когда у банка есть мощная ресурсная база. С другой — если в структуре пассивов превалируют средства вкладчиков, это означает дополнительные затраты для самого банка.

Решение об изменении процентных ставок в этом году было принято в связи с тем, что мы свою задачу по формированию базы долгосрочных вкладов выполнили. У нас более 75% вкладов открыто на сроки свыше года, а точнее, уже ближе к двум годам. И с учетом потребности населения в краткосрочных вкладах они стали интересны и нам. Мы заменили линейку продуктов и скорректировали ставки таким образом (повысили по краткосрочным и рублевым, а также снизили по валютным. — «Известия»), что та ниша рынка, которой мы не уделяли внимания, среагировала.

Последнее снижение ставки рефинансирования как-то повлияет на тарифную политику Сбербанка?

Прогнозируемые темпы инфляции остаются практически на прошлогоднем уровне, да и ставки на западных рынках растут, поэтому оснований для снижения ставок по вкладам в настоящее время я не вижу. По кредитам мы уже существенно снизили ставки в этом году и пока больше не собираемся.

По рублевым снизили, а по валютным подняли. Почему?

К сожалению, традиционно средний клиент мыслит короткими категориями. А если заем на 15 лет, то нужно задумываться о том, что если нет доходов в иностранной валюте, то возвращать в валюте рискованно. Чтобы избежать таких рисков для клиентов и банка, мы ориентировали нашу клиентуру, что выгоднее брать в рублях.

Но ведь рубль укрепляется, а не все кредиты берутся на 15—20 лет…

Тенденция укрепления рубля есть. Но кто сказал, что она вечная? Даже если валютный кредит берется на 3 года, это риск. Я не говорю, что рублю сейчас что-то угрожает, но любой банк, предоставляя кредит в разных валютах, исходит из источников возврата.

«Деньги храню исключительно в Сбербанке»

Когда уже лидер потребкредитования Сбербанк начнет выпускать кредитные карты?

Надеюсь, что в первом полугодии следующего года.

А у вас есть карты? И где храните свои сбережения?

У меня есть две карты международных платежных систем Сбербанка. И деньги храню исключительно в Сбербанке на срочном рублевом депозите. Также являюсь владельцем определенного количества акций Сбербанка, недавно приобрел также акции «Роснефти». Поучаствовал в «народном» IPO, так сказать.

Сейчас среди банкиров модно покупать газеты, футбольные команды. У вас таких планов нет?

Нет. У нас есть своя корпоративная многотиражная газета. Покупка футбольной команды тем более не входит в наши планы.

Сколько в Сбербанке работает человек и многих ли вы знаете в лицо?

В банке работает более 240 тыс. человек. Всех управляющих городских отделений знаю и в лицо, и по имени-отчеству. Всех директоров управлений, почти всех их заместителей, директоров территориальных банков. Сбербанк — огромная махина, поэтому, к сожалению, каждого сотрудника в лицо не знаю.

А, например, знаете по имени уборщицу, которая наводит порядок в вашем кабинете?

Одну знаю, но их несколько. Они меняются и очень рано приходят на работу.

И как же зовут ту, которую знаете?

Не скажу. Боюсь, что другие обидятся.

Анна КАЛЕДИНА

Фото: Петербургский диалог