Грэм Уилер: «У нас с Россией особые отношения»

Грэм Уилер: «У нас с Россией особые отношения»

2158

С кем из российского правительства вы встречались в ходе своего первого визита в Россию, и какие вопросы затрагивались?

В течение трех дней в России скучать не пришлось. Мы были в Санкт-Петербурге, там мы встречались с губернатором Валентиной Матвиенко. Там же мы ознакомились с проектами по сохранению культурного наследия, в которых принимает участие Всемирный банк, и с проектом строительства Западного скоростного диаметра, где Банк предоставляет техническую помощь на возмездной основе. Затем мы отправились в Томск, где встречались с губернатором Крессом и вице-губернатором. В Томске мы ознакомились с тем, какие услуги предоставляет Банк, поговорили о перспективной работе банка с регионом, в частности, о создаваемой особой экономической зоне. Познакомились и с системой университетов, посмотрели какую роль эти ВУЗы, играют в экономики Сибири и страны в целом. Сегодня мы провели ряд встреч, самая важная из которых была с министром финансов Алексеем Кудриным.

Мы поговорили о том, чего Россия ждет от Всемирного банка в рамках такого партнерства, и от всей Группы ВБ. У нас с Россией особые отношения. В частности для МФК /Международной финансовой корпорации — входит в Группу Всемирного банка/ — Россия является ведущим клиентом во всем мире. То же самое можно сказать и о Международном агентстве по гарантиям и инвестициям /входит в Группу Всемирного банка/. Собственно стратегия партнерства с РФ будет рассмотрена 14 декабря на Совете исполнительных директоров Всемирного банка. В основе этой стратегии лежат итоги тех дискуссий, которые вели между собой наши президенты Владимир Путин и Пол Вулфовиц. Правительство РФ полагает, что сейчас характер отношений с банком должен меняться, особенно учитывая весьма хорошие экономические показатели, высокие темпы экономического роста, которые мы наблюдаем после 1999 года. В течение последних 4 лет средние темпы роста ежегодно составляли порядка 6 процентов. Кроме того, мы видим, что существенно улучшилось финансовое положение РФ, благодаря тому, что существует профицит бюджета, накоплены рекордные валютные резервы. И в связи с этим возникает вопрос — какой должна быть роль Всемирного банка в дальнейших взаимоотношениях с Россией.

Поскольку страна получила инвестиционный рейтинг, возникает вопрос, какого рода заимствования потребуются, если вообще потребуются от Всемирного банка. В рамках Стратегии партнерства с Россией предусмотрена возможность привлекать займы Всемирного банка в течение ближайших двух лет, если в этом возникнет необходимость. Но объем привлекаемых средств, будет гораздо меньше, чем это было ранее.

Что касается направлений деятельности, то роль Банка будет проявляться в работе напрямую с регионами, с представителями власти регионов. Это такие регионы, как Санкт-Петербург, Томск и другие, в которых наше участие, скорее всего, будет партнерством, направленным на распространение знаний, на обмен опытом. Всемирный банк обладает в данной области сравнительным преимуществом, так как у него накоплен огромный опыт работы в других странах, как на национальном уровне, так и на субнациональном уровне. Таким образом, эти знания и опыт будут передаваться российским регионам. Кроме того, мы говорим о возможности прямого кредитования регионов. Первая операция такого рода, то есть предоставления займов напрямую регионам, нами уже осуществляется в Чувашии, и мы надеемся, что количество этих операции увеличится. Это было предметом обсуждения с министром финансов.

В ходе беседы с г-ном Кудриным мы были приятно удивлены, тем, что министр хорошо знаком с приоритетными направлениями работы Банка, которые представлены в этой стратегии. Это означает, что Россия и, в частности, Минфин как структура, предоставляющая правительство в Банке, знакомы с содержательной частью нашей работы, с приоритетными направлениями, с тем как мы меняем характер наших взаимоотношений с Россией для того, чтобы отразить акцент на работе с регионами. Необходимо также учитывать роль РФ как нового донора, участвующего в оказании помощи на цели развития.

В Санкт-Петербурге и Томске Всемирным банком были подписаны два меморандума о взаимопонимании. В Санкт-Петербурге — это меморандум содействия проектам в рамках частно-государственного партнерства и концессионных соглашений. Мы также считаем Томск одним из приоритетных регионов России для Всемирного банка.

Недавно ОЭСР выпустил довольно-таки пессимистический для развитых стран прогноз экономического развития. Оправдается ли этот прогноз? И каковы перспективы для стран с переходной экономикой?

Прогнозировать вообще, как вам известно, достаточно сложно. Особенно, когда мы оперируем достаточно длительными временными горизонтами. Здесь неопределенность становится очень значительной. Тот прогноз, который был опубликован ОЭСР, не сильно отличается от тех прогнозов, которые давали инвестиционные банки, и от прогноза Всемирного банка.

Вы упомянули развивающиеся страны с переходной экономикой. За последние 4 года наблюдались более существенные темпы роста, чем те, что мы видели за последние 30 лет. Этот рост наблюдается, в том числе, и в развитых странах, входящих в ОЭСР, в странах, на которые приходится порядка 75 процентов мирового производства. Это помогает подтягиваться и развивающимся странам. Это их стимулирует.

На мой взгляд, в мировой экономике присутствует весьма мощные тенденции. Первая тенденция — общемировая передача технологий, которая позволяет повышать качество навыков. Давайте посмотрим на то, что происходит сегодня в сфере информационных технологий — это информационно-технологической революции. Я не просто использовал слово революция, поскольку то, что мы наблюдаем, напоминает промышленную революцию, которая уже была в Европе. А потом ее плоды распространились и на США. Мы видим, что технологии становятся гораздо дешевле. Причем, снижение их стоимости достигает порядка 25 процентов ежегодно в течение последних 25 лет. Некоторые говорят о том, что стоимость технологий снижалась почти на 50 процентов ежегодно в течение последних 10 лет. Но самое главное в том, что за всю историю экономических исследований мы никогда не видели, чтобы стоимость факторов снижалась настолько в течение столь длительного периода. Таким образом, издержки, связанные с хранением, обработкой и передачей информации фактически стремятся к нулю.

Так, если бы мы говорили о трансатлантическом телефонном разговоре, то самая существенная статья расходов, была бы связана с выставлением счета за эти разговоры. То есть, элемент издержек стремится к нулю.

Вместе с тем, мы видим, что доля технологической составляющей в перерабатывающих секторах, в сфере услуг увеличивается. Благодаря этому повышается стоимость производимой продукции.

Итак, мы видим две тенденции. Стоимость самой информации стремится к нулю, а с другой стороны, доля информации в конечном продукте значительно растет.

Следующая мощная и важная тенденция — это перемещение капиталов, или потоков капиталов в мире. Например, в течение последнего года чистый приток капитала из частного сектора в развивающиеся страны составил порядка 500 млрд. долларов. Кроме того, мы видим, что страны с формирующимися рынками, сегодня могут получить достаточно ограниченный доступ к мировым рынкам капитала, так как их экономики не обладают инвестиционным рейтингом. Еще одна важная тенденция — это значительное увеличение объемов экспорта в мировой торговле. Я говорю об экспорте из развивающихся стран. Если взять за базовый 1970 год, то тогда доля экспорта из этих стран составляла порядка 20 процентов. Сейчас она приближается к 43 процентам.

Таким образом, если сложить все эти три тенденции, то мы видим, что на глобальном рынке, в глобальной экономике действуют мощные силы, которых раньше там не наблюдалось. В России доля инвестиций в основной капитал ВВП составляет 21 процент, а в Китае — 48. В Индии аналогичный показатель составляет 31 процент и, в ближайшие 5 лет в Индии стоит задача до увеличения роста инвестиций до 35 процентов.

Таким образом, мы видим, что перед развивающимися странами открываются феноменальные перспективы. Мы видим, что многие из этих стран добились весьма впечатляющих показателей роста, достигнуто значительное сокращение бедности. И даже, если допустить, что темпы экономического роста в мировой экономике несколько замедляться, все равно для развивающихся стран картина будет весьма оптимистична. Кроме того, анализ на долгосрочную перспективу показывает, что в ближайшие лет 30 состав «Большой Восьмерки» может претерпеть существенные изменения. Безусловно, результат этого анализа зависит от тех допущений, которые мы делаем относительно темпов роста в среднесрочной перспективе, относительного того насколько устойчивым, мы полагаем, будет этот рост. И также относительно того, как будет идти процесс удорожания национальных валют в этих странах.

В частности, обращаясь к опыту Японии 70—80 годов XX века, мы видим, что по мере большей интеграции этой страны в мировую экономику, курс йены укреплялся. Таким образом, если допустить, что в Китае и Индии сохранятся достаточно высокие темпы роста, пусть и не столь высокие как сейчас, когда они составляют 10 и 8 процентов соответственно, которые практически невозможно удерживать на таком высоком уровне: Но, если допустить, что темпы роста останутся довольно высокими, и это будет сопровождаться укреплением валютного курса для этих двух стран и спроецировать эти допущения на более длительную перспективу, то можно полагать, что к 2035 году ведущей мировой экономикой станет Китай. На втором месте будут США, на третьем месте — Индия.

Кстати говоря, Бразилия и Россия тоже могут занять достаточно высокие места в этом мировом экономическом рейтинге и войдут в первую десятку, скажем, к 2040 году, несмотря на то, что сейчас в России наблюдаются отрицательные темпы роста населения.

Каковы основные риски на мировых рынках и как они могут повлиять на развивающиеся страны?

На долю США, по-прежнему, приходится порядка 30 процентов мирового производства. Безусловно, огромное значение имеет то, что происходит в экономике этой страны. Если проанализировать ситуацию с экономикой США за последние 4—5 лет, если посмотреть тот рост, который там наблюдался, то мы увидим, что в стране присутствовала экспансионистская фискальная политика, а в экономике значительная ликвидность. Все это приводило к неожиданному спаду темпов инфляции в стране, а также в мире в течение последних 4—5 лет и, кстати говоря, активно обсуждалось, какие дефляционные силы способствовали этому. В частности, этому способствовал экономический рост в Китае, на чем я уже подробно останавливался, давая развернутый ответ на ваш предыдущий вопрос.

Таким образом, такое неожиданное снижение темпов инфляции привело к тому, что значение процентных ставок оказалось ниже, чем предполагалось. А это привело к повышению стоимости недвижимости и других активов.

Что касается рисков, то сейчас цена на недвижимость в США стала снижаться. И весь цикл стоимости недвижимости стал претерпевать значительные изменения. И возникает вопрос, как это скажется на внутреннем спросе и инвестициях. Еще один риск связан с нестабильностью ситуации. Что будет, если внезапно повысятся темпы инфляции и вырастут процентные ставки, так же как сейчас они неожиданно упали. Как скорректируются ожидания рынка при такого рода изменениях.

Следующий риск, который присутствовал всегда в условиях наличия значительного дефицита счета текущих операций, который необходимо финансировать. Насколько Центральные банки стран Азии будут готовы, и будут желать, по-прежнему, финансировать дефицит США. И мы видим, что где-то с середины октября доллар стал дешеветь.

Часто спад в экономике наступает из-за того, что домохозяйства начинают корректировать свое поведение в отношении сбережений. Или потому, что происходит неожиданный шок, неожиданное серьезное изменение процентных ставок. Тогда кредитно-денежную политику приходится ужесточать, потому что в экономике появляются инфляционные силы, или потому что темпы удешевления валюты становятся угрожающими и правительство считает, что здесь необходимо что-то предпринимать.

Еще один риск связан с влиянием Китая на мировую экономику. Если принять во внимание объемы производства в Китае, основываясь на паритете покупательной способности, то окажется, что доля этой страны составляет порядке 15 процентов в мировом производстве. Учитывая, что страна сохраняет высокие темпы роста на уровне порядка 10 процентов ежегодно, а также то, что кредитный рынок в этой стране не очень хорошо развит, а в банковском секторе присутствуют высокие долговые риски, то в случае проблем, которые возникнут в экономике Китая, это может сказаться на мировой экономике.

Каковы среднесрочные тенденции на рынках нефти и газа, а также в отношении доллара?

В течение длительного времени общемировой спрос на нефть составлял около 75 миллионов баррелей в день. Но этот спрос увеличивался и увеличивается сейчас. Главным образом это происходит из-за того, что сейчас происходит в экономике Китая. Еще одним важным фактором является недостаток инвестиций в создание перерабатывающих мощностей в течение последних 30 лет в США. Главным образом, это объяснялось тем, что ожидаемая доходность от таких инвестиций была очень низкой, поскольку цены на нефть тоже были невысоки. Если взять 1-ый квартал 1986 года, то тогда цена на нефть составляла 8 долларов за баррель. Для рынка нефти была характерна высокая волатильность, высокая нестабильность, что приводило к низкой привлекательности инвестиций в перерабатывающие мощности.

Даже не учитывая возможные картельные договоренности в рамках ОПЕК, тот факт, что рост спроса на нефть в Китае, а также ряде других стран Азии высок, учитывая дефициты инвестиций США в перерабатывающие мощности говорит о том, что дни, когда нефть стоила 20 долларов за баррель ушли в далекое прошлое. Кроме того, ситуация на рынке доллара и нефти тесно взаимосвязана. И если случится общемировой спад в экономике, то он скажется и на нефтяном рынке. Если цены на нефть упадут и вырастет процентная ставка, то это может привести к тому, что ситуация на рынке нефти изменится. В связи с этим могут возникнуть проблемы для банковского сектора России.

Как вы оцениваете состояние и перспективы экономики России в течение ближайших 5—10 лет?

Все эти тенденции, о которых я подробно говорил в начале нашей встречи, то есть распространение технологий, которое повышает возможности человека, передача капитала и рост доли экспорта развивающихся стран, то эти факторы имеют огромное значение и для России. Говоря о темпах роста в России за последние 5 лет, очевидно, что они в значительной мере подпитывались высокими ценами на нефть. Вместе с тем, в последние годы мы видим, что внутренний сектор экономики демонстрирует очень высокие темпы роста. В частности, внутреннее потребление и инвестиции частного сектора росли почти на 12 процентов ежегодно. Все это в сочетании с привлечением Российской Федерацией капитала с мировых рынков, а также положительного сальдо счета текущих операций привело к тому, что управление денежно-кредитной политикой стало очень непростой задачей. Сложно принять решение, до какого уровня позволить национальной валюте укрепляться, с тем, чтобы такое укрепление не сказалось негативно на конкурентоспособности секторов экономики, производящих «торгуемые товары».

В качестве компромисса можно говорить о том, на сколько можно допускать рост ликвидности в экономике страны с тем, что может вызвать инфляционные процессы, инфляционное давление, прежде всего, на жилищный сектор.

В ближайшие 5—10 лет перспективы экономического роста в России выглядят довольно оптимистично. Но при этом, правительству необходимо решить целый ряд довольно сложных задач. Первая из них — это необходимость диверсификации экономики, особенно экспортного сектора. Как это сделать? Как осуществить необходимые инвестиции, как профинансировать необходимые инвестиции в энергетический секторе и, прежде всего, в нефтегазовый сектор?

Данная ситуация усугубляется еще одной проблемой. А именно, тем, что, численность населения в России сокращается, и возникает вопрос, насколько целесообразно пойти на облегчение миграционного режима, упрощение миграционного законодательства. Такие страны как Китай и Индия имеют очень высокие объемы инвестиций в производственный сектор по сравнению с объемом производства. Так, как я уже говорил, для Китая это соотношение составляет 48 процентов, для Индии — 31 процент, в России — порядка 21 процента. На фоне этих цифр возникает вопрос — насколько деловая среда, насколько нормативно-правовая база, насколько положения, регламентирующие конкурентные отношения, насколько все это привлекательно для серьезных инвесторов.

Мы видим, что есть некоторые области, где можно благодаря более эффективной политике конкуренции, способности поощрения конкуренции за счет привлечения новых компаний, новых инвестиций улучшить деловой климат.

Есть вопросы, связанные с макроэкономическим управлением, с проведением макроэкономической политики. Мы полагаем, что Россия неплохо поработала в этом году. Но фискальная и денежно-кредитная политика должна поддерживаться на должном уровне. Нужно сохранить дисциплину в денежно-кредитной политике и предотвращать ее ослабление, особенно, когда экономика перегрета, поскольку все эти действия могут привести к инфляционным процессам, к излишнему укреплению рубля. Это, в свою очередь, может негативно сказаться на обрабатывающих отраслях и на «торгуемом секторе» экономики. Теперь, поскольку цены на нефть стабилизировались, появились новые возможности для повышения конкурентоспособности в производственном секторе России. Но все это должно сопровождаться мерами по совершенствованию деловой среды, мерами по решению структурных проблем.

Несмотря на то, что переговоры о вступлении России в ВТО в основном уже завершены, споры сторонников и противников присоединения до сих пор не утихают. Выиграет ли Россия и в чем от вступления в ВТО?

Россия провела существенную либерализацию своей торговой политики. На мой взгляд, две основные выгоды существуют от вступления в ВТО. Первая — это эффект поощрения торговли, стимулирования торговли. Появляются дополнительные возможности, благодаря членству в этой организации, благодаря участию в глобальной системы торговли. Вторая выгода связана со снижением тарифов и открытием отраслей экономики для конкурентов. Инвесторы в открытой экономике выигрывают, поскольку снижается цена на производимую продукцию. Учитывая, что теперь страна получает доступ к глобальной системе торговли, и, учитывая, что объем мирового ВВП составляет порядка 43 триллионов долларов, членство в ВТО открывает достаточно неплохие перспективы.

Мы полагаем, что вступление в ВТО в целом даст положительный эффект. Но, конечно будут не только выигравшие, но и проигравшие. Мы проанализировали весь пакет, который предпринимает Россия в рамках вступления в ВТО. Часть этих мер была уже осуществлена. Мы считаем, что вступление России в ВТО важный, необходимый шаг для того, чтобы более полно интегрироваться в мировые рынки. И мы считаем, что страна сильно выиграет, и тому есть основания. Те страны, которые успешно интегрировались в мировые рынки, в течение последних лет демонстрируют самые впечатляющие темпы роста. Если мы говорим о том, что правительство поощряет введение инновационной экономики, то инновационная экономика, внедрение технологичных отраслей, прежде всего, связана с интеграцией страны в мировую экономику.

Многие проблемы, связанные с деловым климатом, можно решить благодаря большей интеграции в глобальные рынки. Это касается и вопросов корпоративного управления, где России необходимо добиться большей прозрачности, большей открытости. Чем больше российские компании будут волновать вопросы репутации, чем больше они будут интегрироваться в глобальные рынки, тем больше они будут самостоятельно решать эти проблемы.

Мы считаем, что интеграция — это ключевой вопрос, связанный с вступлением в ВТО и вступление в эту организацию лишь первый шаг в этом направлении.

Как Вы оцениваете усиление роли России в решении вопросов мирового экономического развития, и, в частности, председательство России в «Группе Восьми» в 2006 г?

Хочу сказать, что Россия прекрасно поработала в качестве председателя «большой восьмерки». В рамках «восьмерки» Россия выдвинула ряд весьма важных инициатив, которые отражают ее растущую более существенную роль в вопросах международного развития. Мы видим, весьма важные шаги в рамках программ по списанию долга африканским странам. Мы видели, что Россия готова и желает принять участие в глобальных программах по борьбе с инфекционными заболеваниями, в частности малярии. Речь шла также об обеспечении доступа к чистым источникам энергии. Россия показала готовность работы в рамках программы «Образование для всех». Россия играет все более важную и существенную роль не только в этих областях, но и выступая в качестве нового донора. Всемирный банк тесно взаимодействует с РФ на уровне партнерских отношений по целому ряду инициатив.

Россия как председатель «восьмерки» провела хороший год, предложила прекрасные темы для обсуждения. Некоторые из этих тем важны и для самой России. В частности, инфекционные заболевания, такие как СПИД. Россия успешно проявила себя в качестве председателя «восьмерки». Теперь возникает вопрос — какую поддержку мы /Всемирный банк/ можем оказать. В частности, речь может идти о программе финансового образования или финансовой грамотности. Минфин России сейчас заявляет о том, что он готов проводить такие программы, как в других странах, так и в России, поскольку это актуальная тема и для российских граждан, с тем, чтобы они могли более эффективно воспользоваться открывающимися возможностями в связи с улучшением общеэкономической ситуацией в стране. Это отражает и растущую роль России в мире. Пожалуй, наиболее важным итогом для нас явилось то, что теперь РФ участвует в оказании помощи в интересах развития. Сначала многие в России задавались вопросом, а зачем заниматься помощью развитию. Буквально в течение одного года это удалось осознать. Кроме того, удалось развеять несколько мифов о России. Многие раньше считали, что Россию беспокоит только собственное благополучие, теперь мнение изменились. Все увидели, что Россию беспокоит и ситуация в мире. Одно из социологических исследований, проведенное недавно, показало, что россияне считают важными для «восьмерки» темами — вопросы безопасности и борьбы с бедностью. Очень бы хотелось посмотреть, как поведет Россия себя через 8 лет, когда она снова будет возглавлять «восьмерку», куда приведут те обсуждения, которые мы начали в 2006 г.

Когда можно ожидать появления инструментов Всемирного банка для предоставления займов регионам без суверенных гарантий? Когда возможен выпуск рублевых облигаций Банка?

Что касается работы с регионами напрямую, то, безусловно, это важная часть программы нашей дальнейшей работы. И мы считаем, что здесь мы можем серьезно поработать со странами со средним уровнем доходов, такими как Россия. Мы уже провели такую операцию в России с Чувашией.

Что касается заимствований в рублях. Я возглавлял Казначейство Всемирного банка 4,5 года. Механизм привлечения средств работает следующим образом. Всемирный банк, предоставляет кредиты, выраженные в основном в долларах США. И поэтому банку необходимо управлять ликвидностью, то есть иметь долларовую ликвидность. Ставка назначается с учетом ставки LIBOR и небольшого спрэда. Мы работаем с инструментами в долларах США, которые имеют небольшой срок погашения. Вопрос заключается в привлечение наиболее дешевых средств, с тем, чтобы снизить стоимость заимствований для наших заемщиков. Таким образом, по всему миру мы ищем вариант, который подходит заемщикам, осуществляем свои операции на своповом рынке, для того чтобы переводить средства, полученные от заимствований, в доллары. Мы также должны осуществлять управление ликвидностью.

Так, мы осуществляем значительные операции на японском рынке в иенах, а потом проводим своп, переводя иены в доллары. Кроме того, мы занимали в валютах примерно 20 развивающихся стран. Поэтому, нам очень интересно осуществлять операцию такого рода в российских рублях. Но ситуация зависит от того, насколько мы будем конкурентоспособны по сравнению с другими инвесторами на российском рынке. Сможем ли мы конвертировать номинированные в рублях облигации, которые были бы настолько привлекательны по сравнению с другими инвестиционными инструментами, куда можно было бы вложить средства. Какой процент мы сможем предложить в сравнении с государственными инструментами? Во что обойдется это банку, после того, как мы осуществим своп в доллары под плавающий процент. Мы, конечно, хотели бы проводить операции в валютах различных стран, потому что это означает ликвидность на рынках этих стран. Кроме того, правительство может поощрять приход иностранных инвесторов в эти страны, поскольку они будут работать с инструментами, эмитированными Всемирным банком.

Мы очень тщательно отслеживаем такие возможности. Есть фонд в рамках Международной финансовой корпорации, через который осуществляется кредитование регионов. Этот инструмент будет использоваться в течение ближайших 3 лет и, если работа пойдет интенсивно и успешно, то она будет расширена. Для увеличения масштабов этой работы необходимо решить ряд вопросов, связанных с применением российских законов. Эти вопросы мы обсуждали с российским министром финансов. Конечно, очень важен вопрос стоимости таких инструментов. Пока не были получены свидетельства того, что эти показатели будут привлекательны. Многое зависит и от темпов укрепления рубля. Для нас проще работать с такими инструментами, если мы проводим операции, где финансирование предусмотрено в рублях. Поэтому для нас важно работать с регионами, с тем, чтобы добиться необходимой конкурентоспособности. Я не могу быть слишком оптимистичным в отношении того, как скоро мы сможем этого добиться. Я надеюсь, что мы сможем использовать эти инструменты в России.

Что касается работы с регионами, то интерес есть и со стороны Министерства финансов РФ. Если мы сможем начать такую работу в России, то это будет полезно для всего Всемирного банка.

Сейчас мы наблюдаем очень серьезное изменение, которое может иметь огромное значение в средней и долгосрочной перспективе для мировой экономики. Китай и Индия займут подобающее место в мировой экономике. Эти страны и ранее занимали важное место в мировой экономике, а затем в результате промышленной революции утратили свои лидирующие позиции. Благодаря информационной революции и притоку капитала Китай и Индия, равно как Бразилия и Россия обретают все более важное значение и экономический вес, возвращая себе утраченные позиции. Население большинства стран ОЭСР стареет достаточно быстрыми темпами в то время, как население Китая и Индии гораздо моложе.

Фото: Прайм-ТАСС