Александр Турбанов: «Система страхования вкладов фактически находится на самофинансировании»
Фото: Газета

Александр Турбанов: «Система страхования вкладов фактически находится на самофинансировании»

2150

Вкладчиков банков начали готовить к частичной или полной отмене госгарантий по депозитам, сообщили некоторые СМИ. И даже предположили, что это может случиться в 2013 году. О том, насколько реально такое развитие событий, как отличить «хороший» банк от «плохого» и о том, когда могут поднятьcя ставки по вкладам населения, в интервью «Российской газете» рассказал генеральный директор государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» Александр ТУРБАНОВ.

— В одной из газет, высказывая предположение об отмене госгарантий по депозитам, объяснили это тем, что такая система весьма накладна для государства, а бюджет дефицитный. Есть такая проблема?

— Обсуждать вопрос о возможной отмене системы страхования вкладов несерьезно! Здесь нет предмета для обсуждения, поскольку нет причин для постановки такого вопроса. Прецедентов подобного рода не было ни в одной стране, где создавались системы страхования депозитов. Кстати, бюджет здесь ни при чем. Система страхования вкладов (ССВ) фактически находится на самофинансировании, основным источником ее формирования являются взносы банков. И поскольку рост вкладов в банковской системе продолжается, растут и отчисления в фонд обязательного страхования вкладов. Он чувствует себя вполне уверенно.

Есть такой относительный показатель — коэффициент достаточности фонда, то есть отношение размера фонда к обязательствам перед вкладчиками банков по выплате страхового возмещения. По международным нормам он должен находиться на уровне не менее 5 процентов. У нас это норма выполняется. А в абсолютном выражении объем фонда составляет сейчас более 136 миллиардов рублей. Этих средств достаточно, чтобы выплатить страховое возмещение вкладчикам при банкротстве любого крупного коммерческого банка. И даже если взять весь список банков — участников ССВ, ранжированных по объему вкладов, и представить, что одновременно обанкротятся 550 банков из нижней части списка, то есть мелкие и средние, денег фонда все равно хватит. Хотя это, конечно, фантасмагорический вариант.

— Но ведь предложение отказаться от 100-процентного возмещения по вкладам действительно есть. Например, представители ЦБ не исключают, что со временем все-таки можно будет вернуться к так называемой шкале выплат — то есть возмещать гражданам, например, 90 процентов. Как вам такая идея?

— Во-первых, с нами это предложение не обсуждалось ни в рабочем порядке, ни в рамках формальных процедур. И нет никаких серьезных оснований считать, что государство откажется от действующей системы.

В США система страхования депозитов функционирует со времен Великой депрессии, более 75 лет, и там никогда не вводилась шкала выплат.

Одно время шкала существовала в европейских странах, она была предусмотрена директивой Евросоюза. В итоге весь мир наблюдал, что происходило в Великобритании в 2007 году, когда на грани банкротства оказался банк Northern Rock.

Вкладчики поддались панике, и никакие увещевания властей не смогли ее предотвратить. Великобритания стала первой страной в Европе, отказавшейся от шкалы выплат. А затем этому примеру последовали и другие государства ЕС. В марте 2009 года в директиву были внесены изменения, в соответствии с которыми пункт о шкале выплат изъят.

Мы пошли по такому пути раньше. И лозунг «вперед к прошлому» я не понимаю и не воспринимаю. При обсуждении этого вопроса мы всегда занимали негативную позицию. На мой взгляд, шкала выплат не только не нужна, но и вредна.

— И в чем ее вред?

— Шкала выплат, напомню, действовала у нас до кризиса. Максимальный размер страхового возмещения составлял тогда 400 тысяч рублей. Но при сумме вклада до 100 тысяч рублей он выплачивался в полном объеме, а если денег на депозите было больше — от 100 до 400 тысяч рублей, то человек получал по госгарантии только 90 процентов. Надо сказать, что уже тогда применение шкалы вызывало много вопросов и трудностей у вкладчиков, люди не могли самостоятельно рассчитать сумму, которая им причитается при банкротстве банка.

Вопросы у граждан возникают даже сейчас, когда действует 100-процентное возмещение. Мы специально дважды издавали миллионным тиражом буклет, где в наглядной форме разъясняются все процедуры получения страхового возмещения, есть наглядные примеры расчетов. И все равно каждый раз при банкротстве банка в агентство звонят вкладчики, просят разъяснить им правила. Ведь сумма выплаты зависит от того, сколько времени пролежал депозит в банке, какие проценты начислялись, был ли человек одновременно еще и заемщиком этого банка. И если такие вопросы возникают даже сейчас, то ступенчатая шкала просто запутает людей.

Есть и еще один момент. ССВ создавалась как инструмент, который способен предотвратить панику среди вкладчиков банков во время кризиса или при возникновении угрозы стабильности банковской системы. Однако если человек знает, что потеряет хотя бы 10 процентов от хранящихся на депозите средств, он при малейшем подозрении обязательно побежит в банк забирать деньги. Потому что не хочет терять ни 10 процентов, ни одного рубля. И получается, что введение ступенчатой шкалы, по сути, убивает «антипанический» потенциал ССВ. А государство при этом предстает перед вкладчиком в образе грабителя. Люди воспринимают ситуацию так, что это именно оно отнимает у них законно заработанные деньги. Это не выдумки, мы слышали такие оценки при существовании шкалы выплат.

— Но идет речь о том, что мелкому вкладчику будут все же выплачивать 100 процентов, а шкалу распространят на депозиты покрупнее…

— Система страхования вкладов работает на массового вкладчика. То есть и на мелкого, и на среднего вкладчика. И каждый из них имеет равное право на защиту.

— Ваши оппоненты говорят: граждане, выбирая банк для вклада, ведут себя безответственно. Они ориентируются только на высокие проценты, не задумываются о финансовой устойчивости кредитной организации. Введение шкалы вынудит их действовать более разумно. Разве такие доводы не справедливы?

— Намерения благие. Но посмотрите, что получается на самом деле.

Во-первых, рядовой вкладчик все-таки не может пользоваться сложным инструментарием для оценки финансового состояния банка. Даже органы банковского надзора и то не всегда в состоянии оперативно отследить, как изменяется финансовое положение банка. А мы хотим, чтобы это делали обычные граждане.

К тому же на свои кровно заработанные деньги человек всегда хочет получить в банке хороший процент, и это абсолютно нормально.

Наконец, что касается собственно процентов по вкладам и устойчивости банков. Действительно, зачастую высокие проценты по депозитам обеспечиваются за счет рискованной кредитной политики. Но так происходит не всегда.

— Страховое возмещение распространяется на вклады до 700 тысяч рублей. Может, пора повысить?

— Такие предложения периодически возникают. Но подобные шаги надо просчитывать.

Существует пять индикаторов, на которые мы ориентируемся. Три из них отражают экономическую потребность в повышении суммы возмещения, два — финансовые возможности системы страхования. Финансовые возможности увеличить размер госгарантий сейчас есть. Однако пока в этом нет экономической потребности.

Нам иной раз возражают, что в абсолютном выражении размер госгарантии в России выглядит скромнее, чем в США или в Европе, где повышали размер возмещения во время кризиса. Действительно, в США этот показатель вырос со 100 до 250 тысяч долларов, в Европе — с 20 до 50 тысяч евро, а с этого года они выходят на отметку в 100 тысяч евро. Но и мы, напомню, повышали размер возмещения осенью 2008 года. При этом в США и в Европе системой страхования вкладов покрыто примерно 90—95 процентов от общего числа вкладов, а у нас — 99,6 процента.

Средняя зарплата в России меньше суммы страхового возмещения в 37 раз. Размер среднего вклада составляет 38 тысяч рублей, то есть меньше возмещения почти в 20 раз. Эти цифры свидетельствуют, что реальной необходимости повышать размер госгарантий по вкладам сейчас нет. Хотя последовательное повышение суммы страхового возмещения — это одно из направлений совершенствования системы страхования депозитов. И, думаю, как только мы увидим, что экономические показатели вышли на должный уровень, затягивать с этим вопросом не станем.

— Давно обсуждается введение госгарантий по вкладам для индивидуальных предпринимателей…

— Идея нашла отражение в стратегии развития банковского сектора до 2015 года, и, надеюсь, будет реализована. На мой взгляд, такая защита могла бы быть распространена также на некоммерческие организации и малый бизнес.

Потребность в этом есть, финансовых препятствий нет. И почему до сих пор задерживается принятие такого закона, я не понимаю. Ведь если индивидуальный предприниматель держит средства в банке, а потом кредитная организация банкротится, то и клиент, как правило, становится банкротом. Много предложений по введению госгарантий от некоммерческих, в первую очередь, общественных организаций. Например, к нам обратилась ветеранская организация — у них на счете было 200 тысяч рублей. Банк «сгорел», ветераны просили выплатить им эти деньги из фонда страхования. Но мы были вынуждены отказать, потому что они имели счет юридического лица и попадали в третью очередь кредиторов. До выплаты средств этой категории при банкротстве банков очередь доходит не всегда. Были подобные обращения и от церковных приходов.

— А какой может быть сумма госгарантий по вкладам таких организаций?

— Сумма возмещения как для физических, так и юридических лиц, должна быть одинаковая. Все клиенты банков равны.

Но такие организации обычно держат на депозите небольшие средства.

— Есть ли шанс, что вкладчики банков сумеют в этом году заработать на депозитах?

— Не исключаю, что во втором полугодии ставки по вкладам могут несколько подняться. С точки зрения накопления средств населения хотелось бы, чтобы они были выше. Но все-таки вряд ли повышение будет существенным.

Тем не менее пока альтернативных вариантов для граждан немного. При благоприятной конъюнктуре рынка можно вкладывать средства в недвижимость. Но он еще не вышел из стагнации. Рынок ценных бумаг подвержен сильным колебаниям, а негосударственных пенсионных накоплений — не очень развит. Так что вклады все-таки остаются самым надежным и понятным инструментом сбережений, несмотря на их низкую доходность.

Совет от Александра Турбанова

Сейчас, когда средняя ставка по вкладам опустилась ниже уровня инфляции, и составляет менее 8 процентов годовых, в Москве, предупреждает глава Агентства по страхованию вкладов (АСВ), должна насторожить ставка от 10 процентов и выше. В то же время, уточняет он, в других регионах депозиты на таких условиях предлагают вполне устойчивые банки. И там «пограничная» черта пролегает на уровне 11—12 процентов. «А вот если ставка составляет 15 процентов, то тогда, — говорит Турбанов, — я бы советовал от такого банка отказаться».

Кроме того, напоминает глава АСВ, есть смысл воспользоваться и другими простыми рекомендациями. Сегодня вопросы надежности банковской системы, в том числе оценки финансового состояния отдельных банков освещает пресса. Есть смысл обратить внимание на всевозможные рейтинги банков, основанные на показателях их надежности. Ориентироваться в мире финансов помогает и обычное человеческое общение — друзья и знакомые могут поделиться личным опытом общения с банком, говорит собеседник «РГ».

Беседовала Елена КУКОЛ

Инфографику к интервью можно посмотреть на сайте источника.