Александр Мурычев: «Сегодня выводить надзор из ЦБ нецелесообразно»

Александр Мурычев: «Сегодня выводить надзор из ЦБ нецелесообразно»

2064

Тема создания мегарегулятора банковской системы в России — сегодня одна из самых обсуждаемых. Председатель совета Ассоциации региональных банков, первый вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр МУРЫЧЕВ считает, что сейчас выводить надзор из ЦБ нецелесообразно и предлагает разделить текущий надзор за деятельностью банков и надзорное реагирование.

Об инициативах банковской комиссии РСПП по реформированию надзора Александр МУРЫЧЕВ рассказал в интервью журналу «Банковское обозрение».

— Александр Васильевич, в чем заключаются предложения РСПП?

Александр Мурычев: В любом случае главным двигателем в выборе того или иного варианта решения станет президент.

— В рамках банковской комиссии РСПП 23 марта мы собрали совещание, на котором присутствовали руководители Банка России, банковских ассоциаций, крупнейших банков. Перед нашим заседанием я встречался с Сергеем Михайловичем (Игнатьевым. — Прим. «БО»), консультировался с Меликьяном, с другими руководителями ЦБ. У них нет аллергии на идею обсуждения реформы надзора. Все они присутствовали на банковской комиссии в РСПП. Дискуссия получилась очень доброжелательная, насыщенная, возможно, впервые на уровне такого высокого представительства был достигнут такой плодотворный рабочий формат общения.

Вынесенные на комиссии предложения экспертной группы были обсуждены, теперь уже они утверждены и являются официальной позицией бюро РСПП.

Во-первых, тема мегарегулятора — вполне обсуждаемая, но это не задача сегодняшнего дня, а перспектива, может быть, лет семи. Сегодня выводить надзор из ЦБ нецелесообразно. В то же время мы предлагаем, сохраняя надзор в Центральном банке, разделить текущий надзор за деятельностью банков и надзорное реагирование. Должны быть созданы институты неких противовесов, баланса интересов, с тем, чтобы органы, осуществляющие текущий надзор, не принимали решения о санкциях, в том числе по отзыву лицензии.

Это предложение потребует серьезной реорганизации надзора, но, по сути, не коснется конкретных работников. Потому что в целом Центральному банку, по-моему, единственному из государственных ведомств удалось сформировать по всей территории страны штат таких квалифицированных сотрудников в области надзора.

Другое предложение связано со вполне справедливой критикой о недостатке системного взаимодействия надзора с другими регулирующими органами. Мы предлагаем на базе комитета банковского надзора создать межведомственный орган банковского надзора с привлечением туда с правом совещательного голоса представителей АСВ, ФСФР, ФСФМ, ФАС, ну и также представителей банковского сообщества. Ключевую роль все равно должны играть специалисты ЦБ, но появится возможность принимать меры надзорного реагирования с учетом мнений и интересов других ведомств, регулирующих финансовые рынки.

Следующее наше предложение — повысить статус председателя комитета банковского надзора. Он должен утверждаться Госдумой. Здесь ничего революционного нет, будучи членом совета директоров Центробанка, он и так проходит через Думу, но важно, чтобы Дума утверждала этого руководителя также в качестве председателя КБН. Повысится уровень компетенции и уровень ответственности.

Мы предлагаем также создать консультативный совет при Центральном банке из числа представителей ведущих банковских ассоциаций, экспертного сообщества, представителей науки. И если банк воспользуется этим предложением, то можно создать очень сильный орган, инструмент для согласования очень серьезных преобразований, причем без боязни, что тебя подвергнут в прессе, в правительстве и в банковском сообществе сильной критике.

— До сих пор высказывались в основном замечания и критика в адрес Банка России. РСПП первым представил пакет предложений. А кто еще может быть источником таких предложений?

— Видимо, комитет по кредитным организациям Госдумы. Коль скоро он выступил инициатором дискуссии, то, по большому счету, для него вопрос чести довести дело до ума и дать какие-то предложения. Вот уже стало известно, что создана рабочая группа с участием депутатов, ЦБ и правительства.

— Насколько идеи РСПП могут лечь в основу предложений этой рабочей группы?

— Я думаю, они будут изучены. При принятии больших политических решений необходимы компромиссные варианты, а мы как раз из компромиссов и исходили. По большому-то счету, вопрос политический. Мы можем что-то аргументировать и предлагать в экономическом смысле, но многое будет зависеть от политики. В любом случае главным двигателем и главным импульсом в выборе того или иного варианта решения станет президент. Но если этот импульс последует — он может быть сформулирован как отношение к каким-то предложениям. Собственно, по этому пути мы и пошли.

— То есть сейчас, по сути, идет борьба за мнение президента?

— По большому счету, я думаю, это именно так, поскольку это вопрос уровня президента.

— У вас нет ощущения, что кампания по критике Центробанка на самом деле имеет целью не реформу надзора, а смещение Игнатьева?

— Меня очень насторожило, что после ряда официальных мероприятий, где во многом справедливо были поставлены вопросы, связанные с реформированием надзора, последовали какие-то размышления и предложения в том числе и по смене руководства Банка России. Я сначала скептически относился, да я и сейчас скептически к этому отношусь, потому что не вижу никакой экономической целесообразности от таких предложений. Ну, давайте так рассуждать: при всей критике надзорной деятельности надо признать, что Центральный банк — это орган, который четко следует заданным руководством страны курсом. По денежно-кредитной политике, по снижению инфляции, по курсовой политике, по формированию золотовалютных резервов, да и по всем другим направлениям он выдерживает ту линию, которая ему дана президентом и правительством. Менять руководителя Центрального банка при столь очевидных и заметных положительных тенденциях? С точки зрения экономики никакого смысла нет.

Это вопрос к тем, кто педалирует эту тему. Там могут быть только политические мотивы. Больше ничего другого нет. Хотя это и не исключено, поскольку впереди выборы, и разные, в том числе самые сильные изменения, возможны. Но это уже без моих комментариев.

Андрей МИРОШНИЧЕНКО

Фото: «Банковское обозрение»