Ричард Хейнсворт: кто и за сколько покупает российские банки

Ричард Хейнсворт: кто и за сколько покупает российские банки

1914

 

Руководитель рейтингового агентства «РусРейтинг» Ричард Хейнсворт как-то обмолвился, что участвует в нескольких сделках по приобретению российских банков иностранным инвестором. Учитывая огромный интерес банкиров к продаже своих банков, корреспондент «БО» не смог не навязать Ричарду интервью на эту тему. Проконсультировавшись со своими западными партнерами, г-н Хейнсворт согласился ответить на вопросы о реальных сделках.

Ричард, прихода западного капитала в банках ждут давно. Началось?

Российские банки являются нормальным рациональным бизнесом, который развивается адекватно той среде, в которой они находятся. Подавляющее большинство банков еще не отвечают требованиям к современному банку, это естественно. Сейчас самое большое ограниче ние роста русских банков — и больших, и маленьких, и московских, и региональных, — это недостаток капитала и ресурсов. Поэтому банки в России являются очень интересным объектом для вложения средств извне. Ведь для инвестора самый выгодный проект — это тот проект, в котором, есть здания, есть люди, есть продукты, есть клиенты, но не хватает внутренних ресурсов. Добавь ресурс, и произойдет мощный рост.

Такой инвестор не интересуется выплатами дивидендов через год. Если он вкладывает 1 млн долларов сегодня при стоимости банка 10 млн долларов, то через десять лет при стоимости банка 200 млн доля инвестора будет стоить 20 млн. Один к двадцати. Подобный рост в течение 10 лет редко где найдется.

Думаете, для российского рынка такой рост возможен?

В банковском секторе подобный рост по очевидным экономическим параметрам возможен и даже неизбежен. Президент Путин продекларировал, что ВВП должен вырасти вдва раза в ближайшем будущем. Экономисты спорят, насколько это возможно, но такая цель поставлена. И мы можем в любом случае говорить, что рост будет очень сильным, если все управляется должным образом. Далее — в банковской стратегии, которая разрабатывается и в общих чертах сформулирована, предусматривается рост активов банков по отношению к ВВП. Это значит, что при росте ВВП банковский сектор должен расти опережающими темпами. Получается, что для отдельных банков есть реальные возможности удваивать активы каждый год в течение ближайших лет.

Чем интересуются иностранные инвесторы?

Несмотря на то что российские банки еще не соответствуют по объективным причинам облику современного банка, я предложил инвесторам взять миноритарные позиции Б не которых банках. Не покупать банки полностью, а приобрести от 5 до 10%. У меня есть один инвестор, который заинтересовался. Это Firebird Management — компания, которая управляет несколькими фондами. Сейчас под ее управлением уже миллиард долларов. Эти фонды — наилучшие среди тех, кто занимаетеся Россией и СНГ. Этот инвестор осуществля
ет портфельные инвестиции, поэтому очень тщательно рассматривает вложения. Поскольку самыми капитализированными компаниями на российском рынке являются сырьевые, то самые большие вложения Firebird были в нефтегазовой отрасли. Например, одним из первых их вложений были инвестиции «Сургутнефтегаз» — еще до ваучерной приватизации. Они всегда держали хорошие позиции в «Сургутнефтегазе», а, скажем, к «ЮКОСу» относились осторожно. Однако Firebird готов вкладывать и в других отраслях. Сейчас банковский сектор рассматривается как одно из перспективных направлений.

Мы с Firebird обсуждали критерии банков, которые им интересны. Это хорошо управляемые банки, банки, которые имеют нишу в своем регионе. Инвестор выразил желание, чтобы банки, в которые они будут вкладывать деньги, имели рейтинги нашего агентства. Чтобы через призму рейтинговых отчетов «РусРейтинга» Firebird мог бы оценивать положение банка и, соответственно, перспективы своего пакета. Сейчас в завершающей стадии одна сделка.

Firebird покупает чуть меньше 5% в одном банке. Выбран такой маленький размер пакета для того, чтобы избежать необходимости по законодательству выходить в антимонопольный комитет. Инвестору важно начать, чтобы понять проблемы покупки акций в российском банке. Естественно, когда иностранная компания-нерезидент покупает часть банка-резидента, требуется разрешение Центробанка. Работа по получению этого разрешения сейчас ведется. То есть стороны согласовали параметры сделки и ждут разрешения регулятора.

Как рассчитывается цена покупаемого пакета акций банка?

Стоимость банка складывается из его собственных средств (ook value), которые оцениваются по МСФО, помноженных на поправочный коэффициент. Основной вопрос — в определении этого коэффициента. В разных ситуациях можно говорить о дисконтном или повышающем коэффициенте. С учетом российской действительности, я считаю, что для миноритарного инвестора справедливым является коэффициент от 0,8 до 1.

Знаю, что в российском банковском секторе есть сделки, где иностранный инвестор купил российский банк с коэффициентом 3 или 4. Но надо учесть, что это покупался либо блокирующий пакет, либо весь банк. У такого инвестора есть желание управлять банком или войти через банк в российскую банковскую систему, поэтому и стоимость выше. При всем ожидании покупки российских банков иностранцами сейчас таких сделок немного. Надо честно сказать, что российские банки еще не настолько интересны для инвестора с точки зрения покупки целиком. Для сравнения: в Восточной Европе, где коэффициент при покупке акций банка котируется где-то до 2, хорошие банки могут оказывать рентабельность капитала (return of equity) около 30%. В России средняя рентабельность банковского капитала в 2004 году была 19%.

Когда эффективность капитала составляет 30%, банк может сильно расти на своих ресурсах. И тогда портфельный инвестор может ожидать роста своего актива без дополнительного вложения в капитал. А когда эффективность капитала 19%, требуются вложения в капитал либо извне, либо — самим портфельным инвестором, иначе он получит размывание своей доли. Поэтому для покупателя миноритарного пакета поправочный коэффициент для определения стоимости акций будет чаще всего дисконтным.

Или вот еще пример. Один инвестор купил акции банка с коэффициентом 1,1 к собственным средствам банка. А потом произошла смена руководства, вскрыли несколько негативных аспектов, и получилось, что инвестор купил акции на самом деле по цене 1,35. Обнаружились ненадлежащие активы.

Поэтому цена сейчас зависит от покупателя, от его намерений и его способности оценить банк. Мой прогноз — в будущем, когда сделок по приобретению акций банков будет больше, а также из-за роста капитализации самих банков коэффициент может вырасти до 1,5.

Особенность нашей сделки еще в том, что инвестор, с которым мы работаем, готов покупать акции банков на вторичном рынке. То есть существующие акционеры могут продать нашему инвестору свои акции за реальные деньги. Вообще, инвесторы могут также входить в капитал банка через первичный рынок, то есть выкупать у банка дополнительную эмиссию. Так и делают международные финансовые институты, например ЕБРР или IFC. Они очень неохотно идут на выкуп акции на вторичном рынке. По мандату они должны вложить деньги непосредственно в банк, чтобы банк от этого рос.

Какой величины покупаемый банк и сколько стоил его 5-процентный пакет?

Эти сведения я не могу разглашать. Они входят в рамки, которые я описал.

Какие обстоятельства оказывают решающее воздействие на понижающее или повышающее значение коэффициента при покупке доли в банке?

Есть проблемы ситуации на рынке в целом. В последнее время очень сильно подавило желание инвесторов участвовать в капиталах в России дело «ЮКОСа». Второй момент — инвесторы не хотят, чтобы их деньги были заморожены в банке без контроля, без котировок на десять лет. Инвестор готов остаться с банком, который растет, достаточно долго — десять лет, двадцать лет — это не вопрос. Но только если его акции как-то котируются и имеют ликвидность. Ведь мы сейчас оцениваем акции коэффициентным способом потому, что невозможно оценить их иным образом. Нет вторичного рынка ликвидных акций банков.

Поэтому одним из условий вложения денег в банк является понимание инвестором стратегии менеджмента банка. Что сами сегодняшние владельцы хотят делать со своим банком. Если они готовы расти, превращаться в большой банк и выходить на IPO в ближайший год-два-три, то это привлекает.

Кто выступает конкретным оценщиком стоимости пакета — покупатель или привлеченный эксперт?

Покупатель. Мы исходили из отчетности по международным стандартам, Для оценки рисков, я считаю, хороши российские стандарты учета. А для оценки стоимости как раз и быть разработаны именно международные стандарты. В той сделке, о которой идет речь, мы взяли стоимость собственного капитала на начало 2004 года, когда была сделана переоценка капитала в стандартах МСФО с учетом прибыли, и на основании этого рассчитали цену 5-процентного пакета.

Зависит ли коэффициент расчета цены акций банка от величины пакета?

Прежде всего, сама величина пакета зависит от планов инвестора. Инвестор, который хочет войти на рынок через данный банк, готов платить больше. Но при этом ему необходим контроль над банком, а это не только возможность голосовать. Надо участвовать во внутренней кухне банка, иметь доступ к решениям кредитного комитета. Значит, надо иметь контрольный пакет. Это стоит дороже. С 5-процентным пакетом инвестор не получает такой возможности и не претендует на нее. Поэтому и коэффициент расчета цены скорее будет с дисконтом. Firebird не интересуется управлением банком. Он хочет войти в капитал потому, что видит потенциал роста банковского сектора.

Таким образом, заходя на 5%, инвестор целиком доверяет менеджменту банка?

Да, Поэтому нужны объективные рейтинги, нужен тщательный отбор.

Есть еще сделки такого рода?

У этого же инвестора есть намерение создать портфель.

В скольких банках?

Мы пока не определились.

Можете описать, что это за банки? Региональные, московские?

И те, и другие.

И крупняк?

Да.

А банк, с которым согласована сделка, — охарактеризуйте как-нибудь.

Региональный. На самом деле, я считаю, что места для роста у региональных банков намного больше. Я не разделяю мнение, что останутся только крупные банки.

Вы говорили, что есть два пути повышения стоимости активов: увеличение эффективности собственных средств банка или увеличение капитала. По какому пути намерен идти данный инвестор?

Он хочет, чтобы рост основывался на собственных ресурсах банка. Firebird выбирает именно тс банки, где вот-вот ожидается рост. То есть об увеличении капитала речь не идет? А может, этот вариант станет интересным при увеличении пакета инвестора?

Это вопрос, который может решаться отдельно. Но от данного инвестора вряд ли стоит ожидать участия в существенном увеличении капитала. Firebird дает другие возможности. Вообще, очень мало русских фирм знают, как взаимодействовать с иностранными инвесторами. Это ценнейший опыт. Когда понимаешь, что хочет и чего от тебя ждет инвестор, тогда есть возможность привлечь не только иностранного, но и местного инвестора.

Ну, это образовательный интерес: научиться. А в чем экономическая выгода продавца, владельца банка?

Очень четкая: он получает деньги. Он видел свой рост, видел хороший бизнес, но наличные деньги, причем существенные, он увидит сейчас от продажи части своего бизнеса. Кроме того, портфельный инвестор, поскольку работает в этой сфере, открывает дорогу другим инвесторам. Ведь другие инвесторы, в том числе стратегические, когда входят на рынок, смотрят прежде всего на те банки, которые уже имеют опыт работы с западными партнерами и имеют в своем капитале западные инвестиции, Для банка, который продаст 3 или 5% иностранному инвестору, это наилучший способ зарекомендовать себя на международном уровне и обеспечить интерес других инвесторов, в том числе стратегических.

И это также является целью Firebird, которая в этом случае сможет очень хорошо реализовать свои первоначальные инвестиции. Вот почему они хотят войти сейчас — при всех рисках. Потому что, работая с Firebird, этот банк уже будет интересен стратегическим инвесторам. И когда его акции будут оценивать с коэффициентом 1,5 к собственному капиталу, нынешний миноритарный инвестор сможет и свой пакет продать новому стратегическому инвестору. Другой возможный вариант: слияние банков и связанный с ним рост капитала, рост возможностей.

А как строятся ваши отношения с Firebird Management?

Одна из причин, почему я стал с ними сотрудничать, — они вложили деньги в нашу компанию и сейчас являются 30-процентнымивладельцами «РусРейтинга». Здесь надо отметить, что мы, как рейтинговое агентство, должны быть очень чувствительны к влиянию на рейтинги. Мы неуклонно соблюдаем этот принцип и не создаем конфликт интересов. Потому что интересы миноритарного инвестора совпадают с интересами держателей долгов и контрагентов банка на банковском рынке — то есть тех, для кого мы составляем наши рейтинги и отчеты. Ведь миноритарные акционеры точно так же, как и кредиторы или контрагенты на межбанке, не участвуют в управлении банком, не имеют доступа к его ежедневной внутренней кухне. И они точно так же хотят извне понимать положение банка и свои риски от сотрудничества с этим банком. Поэтому здесь интерес миноритарных акционеров совпадает с интересами потребителей продуктов нашего агентства. В этом смысле партнерство с Firebird позволяет «РусРейтингу» сохранять независимость — Firebird тоже заинтересован в объективной независимой оценке банков.

Справка «Банковского обозрения»

Рейтинговое агентство «РусРейтинг» готовит и распространяет по подписке информационно-аналитические портреты пяти десятков банков — основных участников рынка межбанковского кредитования. Подотчетным банкам присваиваются краткосрочные рейтинги кредитоспособности.

Андрей МИРОШНИЧЕНКО