Валерий Мирошников: «В 2012 году могут лишиться лицензии 20—25 банков»
Фото: Банковское обозрение

Валерий Мирошников: «В 2012 году могут лишиться лицензии 20—25 банков»

2888

Полномочия АСВ могут быть расширены в ближайшее время: у агентства появится доступ к сведениям, содержащим служебную, коммерческую и банковскую тайну должника. Подробнее об этом в интервью «Банковскому обозрению» рассказал первый заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов Валерий МИРОШНИКОВ.

— Валерий Александрович, как именно будут расширены полномочия АСВ при банкротстве кредитных организаций в случае принятия Государственной думой проекта ФЗ № 615-865-5?

— Практика деятельности агентства в качестве конкурсного управляющего свидетельствует о множестве проблем, препятствующих нормальному осуществлению возложенных на него функций, которые мы надеемся решить с принятием этого законопроекта.

Среди наиболее важных предусмотренных в проекте полномочий можно отметить право запрашивать сведения о банке, принадлежащем ему имуществе, в том числе об имущественных правах и должниках банка, включая служебную, коммерческую и банковскую тайну.

В нашей деятельности часто встречаются случаи, когда документация о деятельности и операциях банка практически полностью отсутствует или хранится без надлежащей систематизации, поэтому найти какие-либо следы выведенного имущества достаточно затруднительно. В то же время необходимые сведения об имуществе и сделках банка могут быть получены у государственных органов, должностных лиц, организаций и граждан. Получение этой информации необходимо для возврата имущества, неправомерно отчужденного руководителями банка в преддверии его банкротства, и увеличения конкурсной массы.

Другая важная новелла законопроекта — снижение минимально возможной для оспаривания суммы сделки банка, совершенной на нерыночных условиях либо с предпочтением в отношении отдельных кредиторов.

Сейчас такие сделки, если их сумма не превышает 1% стоимости активов банка, оспорить нельзя. В результате имущество банка неправомерно выводится по отдельным сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, однако их сумма может составлять десятки и даже сотни миллионов рублей. Особенно остро проблема стоит в крупных банках с миллиардными активами. Поэтому проектом размер сделок, подлежащих оспариванию, снижен до 0,1%.

Для более быстрого и эффективного распоряжения имуществом ликвидируемого банка законопроект предоставляет конкурсному управляющему право по согласованию с Банком России передать имущество и обязательства кредитной организации или их части здоровому банку. Передача активов и обязательств позволяет сохранить основные функции банка и частично рабочие места. Данная мера доказала свою эффективность в рамках санации банков в период кризиса.

Расширяются возможности неденежных расчетов с кредиторами, когда конкурсный управляющий будет иметь право погасить требование кредитора зачетом однородного встречного требования или предоставлением ему отступного.

— В настоящее время идет ликвидация более 110 российских банков. Одновременно ужесточаются требования к желающим образовать новые банки. Как эта ситуация повлияет на банковский сектор? Согласны ли вы с мнением, что она приведет к монополизации отрасли?

— В связи с изменением требований по размеру уставного капитала в текущем году, возможно поступление на ликвидацию кредитных организаций, но количество их будет незначительным.

Банковская система в России еще молода и одним из условий ее дальнейшего развития является увеличение размера собственных средств (капитала), улучшение его качества и обеспечение достаточного уровня принимаемых кредитными организациями рисков. Укрупнение банков повысит их конкурентоспособность, что приведет к расширению рынка банковских услуг, повышению уровня и качества банковского обслуживания. В то же время ликвидация «слабых» кредитных организаций будет способствовать укреплению и стабилизации банковской системы.

— Насколько остро стоит проблема фальсификации отчетности руководством банков? Считает ли Агентство современные предложения ужесточения ответственности за это достаточными?

— Искажение финансовых показателей и фальсификация отчетности имели место в каждом банке, признанном банкротом или подвергшемся процедуре санации. Их целью является сокрытие реального состояния банка, в том числе возникновение признаков банкротства, причиной которых является либо вывод активов, либо чрезмерные риски. В банках, которым есть что скрывать, деятельность по искажению отчетности является серьезным направлением, в котором задействованы целые подразделения. Дело не ограничивается внесением недостоверных цифр в соответствующие формы, предоставляемые в надзорный и налоговый орган. Речь идет о подделке внутренней документации, формировании фиктивных кредитных досье и прочих документов, о проведении многочисленных схемных операций, позволяющих в ряде случаев вводить в заблуждение и аудиторов и надзорный орган.

Наиболее негативным последствием фальсификации отчетности банком с нестабильным или отрицательным финансовым положением является наращивание клиентской базы, в том числе за счет вкладчиков — физических лиц. Денежные средства, привлеченные таким банком от введенных в заблуждение клиентов, как правило, тратятся на поддержание видимости его платежеспособности, что превращает банк в финансовую пирамиду, либо выводятся из банка недобросовестными собственниками и менеджерами.

По нашему мнению, даже в условиях современной либерализации уголовного законодательства в экономической сфере, действия руководителей банков, фальсифицирующих отчетность и вводящих инвесторов и клиентов в заблуждение, должны расцениваться как общественно опасные и уголовно наказуемые, так как они создают реальную угрозу для экономики и развития предпринимательства. В связи с этим предлагаемые нормы о введении уголовной ответственности за указанные действия являются адекватными и своевременными.

— Как бы вы прокомментировали слова экс-главы Американской федеральной корпорации по страхованию банковских вкладов (FDIC) Шейлы Бэйр о том, что АСВ нужно дать больше регуляторных функций, чтобы оно могло осуществлять определенный контроль над банками; а также его следует наделить правом устанавливать размер ставки, то есть банки, ведущие более рискованную политику, должны платить больше взносов в фонд агентства?

— Безусловно, система дифференцированных взносов более справедлива — ставка страховых взносов зависит от того, насколько рискованную политику проводит банк. Дифференциация страховых взносов официально признана наилучшей мировой практикой — это отражено в «Основополагающих принципах для эффективных систем страхования депозитов», которые были разработаны Международной ассоциацией страховщиков депозитов, утверждены Базельским комитетом банковского надзора и одобрены G-20.

Другое дело, что реализация этой идеи упирается в проблему: банковская отчетность не всегда достоверна. Агентство знает об этом не понаслышке.

— По данным АСВ, в 60% случаев причинами банкротства кредитных организаций являются криминальные факторы. Какие для этого используются схемы и что мешает поставить им заслон?

— Схемы используются различные, однако ни одна из них, простая она или сложная, не обходятся без использования технических юридических лиц, подконтрольных самому банку. Простота создания и использования таких фирм существенно облегчает совершение любого преступления в финансовой сфере.

В качестве возможных мер, которые, на наш взгляд, позволят существенно ограничить масштабы использования «фирм-однодневок», является не уголовное преследование их учредителей, а создание условий невозможности их использования. Такими условиями могут быть повышение открытости сведений о деятельности коммерческих организаций и их финансовом положении, ограничение количества коммерческих организаций, руководителем которых может выступать одно физическое лицо, повышение минимального размера уставного капитала хозяйственных обществ и порядка его оплаты.

Пункт первый в данном списке является решающим, ведь подавляющее большинство фирм-однодневок не предоставляют бухгалтерскую отчетность в налоговые органы либо сдают отчетность с нулевыми показателями. В связи с этим определить, является ли коммерческая организация фирмой-однодневкой, либо она осуществляет реальную хозяйственную деятельность, можно на основании данных ее бухгалтерской отчетности. Открытость данных сведений совершенно не ущемляет коммерческие интересы юридического лица, однако дает возможность другим участникам хозяйственной деятельности иметь представление о том, с кем они имеют дело — действующая организация или фирма-однодневка. Также станет практически невозможно использование такой организации в преступных целях, так как преступный умысел лица, решившего заключить сделку или перечислить средства фирме, чья деятельность фактически не ведется, будет очевиден. Соответственно процесс доказывания виновности действий лиц, «сотрудничающих» с такими организациями, в уголовном производстве существенно упростится.

Вместе с тем в соответствии со ст. 102 НК РФ сведения, предоставленные налогоплательщиком в налоговые органы, включая данные бухгалтерской отчетности, являются закрытыми. Без внесения изменений в данную статью НК РФ и организации работы по опубликованию основных форм отчетности юридических лиц (на сайте ФНС России, например) мы всегда будем только догонять тех, кто совершил преступление в финансовой сфере, но не ставить заслон для совершения таких преступлений.

— Какую оценку состоянию банковской системы России вы бы дали на настоящий момент? Каков ваш прогноз по ее дальнейшему развитию?

— Фундаментальные причины, которые породили мировой экономический кризис 2008—2009 годов, не устранены. Стагнация в реальном секторе экономики оборачивается бюджетными дефицитами целого ряда стран и приводит к обострению проблемы суверенных долгов. На фондовых рынках сохраняется повышенная волатильность. Поэтому недостатка в пессимистических прогнозах нет. В том числе и относительно развития ситуации в банковском секторе. Но, полагаю, говорить о том, что мы стоим на пороге нового банковского кризиса, оснований нет — все-таки многие уроки учтены.

Сегодня по сравнению с 2007-м докризисным годом запас прочности у российской банковской системы выше, хотя она и в большей степени, чем реальный сектор экономики вовлечена в глобальные процессы. Сейчас банкиры стали осторожнее, проблема «плохих долгов» не носит системного характера, а это залог того, что в случае возникновения нестабильности ситуация не будет развиваться по наихудшему сценарию.

В наступившем году существенного роста числа страховых случаев мы не ожидаем. В прошлом году лицензии лишился 21 банк, из которых 17 были участниками системы страхования вкладов. В 2012 году мы ориентируемся на 20—25 банков. Возможно, цифра окажется чуть больше, поскольку в этом году рынок будут покидать банки, которые не нарастили капитал до 180 млн рублей. Но не думаю, что таких будет много. Иными словами, в течение года будут происходить отдельные страховые случаи, не угрожающие устойчивости системы страхования.

Интервью взяла Виктория НИКИТИНА