Андрей Козлов: «Кто хочет работать в России — пусть приходит в форме дочернего общества!»

Андрей Козлов: «Кто хочет работать в России — пусть приходит в форме дочернего общества!»

1637

Центральный банк РФ не намерен выполнять выдвинутое американцами главное условие вступления России в ВТО. В Россию не пустят иностранные банки, желающие работать напрямую. Им по-прежнему придется открывать у нас филиалы, работающие под полным контролем ЦБ РФ. Об этом корреспонденту «Известий» Константину ФРУМКИНУ рассказал первый зампред Центрального банка Андрей КОЗЛОВ, обсуждавший проблемы иностранных банков в Вашингтоне на сессии МВФ, Всемирного банка и G8.

В чем суть разногласий между Россией и США?

Переговоры по вступлению России в ВТО?- дело долгое. Уже в течение двух с половиной лет мы обсуждаем набор ограничений, которые мы хотели бы оставить. Наших партнеров волнуют два вопроса. Во-первых, наличие квот на участие иностранного капитала в российской финансовой системе, и в банковской системе в частности. И, во-вторых, невозможность работать в России через так называемые прямые филиалы иностранных банков.

Вы не согласны с выдвигаемыми требованиями?

Мы считаем, что комбинация оставшихся ограничений и открытости, достигнутая к настоящему моменту, — вполне нормальный компромисс как для привлечения в российскую экономику иностранных инвестиций, так и для создания более или менее приемлемых конкурентных условий.

Проблема до настоящего момента до конца не урегулирована, мы не собираемся отказываться от наших позиций. Российское банковское сообщество нас в этом всячески поддерживает, и мы, аргументируя свою позицию в
переговорах с американской делегацией, имеем возможность опереться на мнение российских банкиров.

А американцы на что опираются?

И американцы опираются на мнение своих банкиров. Вот, например, на прошлой неделе здесь проходили очередные консультации, и российскую делегацию пригласили встретиться с представителями американских ассоциаций — поставщиков финансовых услуг. И они нас убеждали — со своей точки зрения, конечно, — открыть российский рынок полностью, в том числе пустить туда иностранные филиалы. Ну а мы, со своей стороны, им рассказывали нашу аргументацию, ссылаясь на мнение наших банкиров. Мне бы хотелось, чтобы российские банкиры более активно работали непосредственно со своими американскими коллегами, убеждая их отказаться от этого чрезмерного требования. Потому что я искренне считаю, что тот уровень открытости, которого мы уже достигли — и по допуску иностранных банков на российский рынок в форме дочерних банков, и по возможности оказания трансграничных банковских услуг, — вполне достаточен для того, чтобы нормально делать бизнес в России.

Но почему мы так принципиальны в этом вопросе?

Иностранные банки уже сейчас могут оказывать российским клиентам услуги через границу, находясь за пределами Российской Федерации, и крупнейшие российские предприятия, а также многие российские граждане этой возможностью пользуются. Например, около 40% заимствований российских предприятий сейчас уже делаются в банках, находящихся за пределами России.

Подчеркиваю — даже не в иностранных банках в России, а за границей. Получается, что 40% — это очень большой сегмент рынка, уже потерянный российскими банками. Правда, можно посмотреть на это и с другой стороны. 40% — это потенциал для восстановления позиций российских банков на собственном кредитном рынке.

Но ведь вы разрешаете иностранным банкам создавать в России дочерние структуры…

Присутствие иностранцев на нашем рынке в форме дочерних банков создает равные условия конкуренции между российскими и иностранными банками. Филиалы создали бы нашим иностранным конкурентам преимущества, которых российские банкиры никогда не могут достичь. Это были бы преимущества, которые изначально заданы в пользу иностранных банков.

Работать через прямые филиалы — проще, легче, более выгодно. Мы считаем, что ВТО не заставляет давать иностранцам преимущества на своей территории, она только предлагает сглаживать преимущества своих организаций по отношению к иностранным. ВТО не требует предоставлять иностранцам лучшие условия, чем своим.

Поэтому мы говорим, что заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве, чтобы иностранцы надолго приходили в Россию. Но лучше в форме дочерних обществ. Кто всерьез хочет работать в России — пусть приходит в форме дочернего общества, и мы ему обеспечим абсолютно те же самые условия работы, что и российским банкам. Им будет предоставлен принцип национального режима. Итак, мы готовы предоставлять национальные режимы для «дочек», мы согласны на трансграничное оказание услуг, но при этом не согласны с работой прямых филиалов — мы считаем, что это хороший баланс интересов.

Константин ФРУМКИН