Джон Терри: «Урезания бонусов вредны для банковской системы»
Фото: Ukmediacentre.pwc.com

Джон Терри: «Урезания бонусов вредны для банковской системы»

3958

Канцлеру Казначейства Великобритании Джорджу Осборну не удалось уговорить Еврокомиссию в ходе заседания в Брюсселе 5 марта смягчить законопроект об ограничении размеров бонусов банкиров. Согласно решению комиссии, суммы бонусов теперь будут ограничены размером годового жалованья банкира, а получить вознаграждение в соотношении 2:1 от размера ежегодной зарплаты финансисты смогут лишь с одобрения 65% акционеров кредитной организации.

Многие представители европейского банковского сообщества восприняли эту инициативу как «справедливую», однако у нее нашлись и противники. Так, партнер международной консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PwC) Джон ТЕРРИ в интервью CNBC объяснил, почему он считает этот шаг потенциально опасным для европейской банковской системы.

— Вопрос к вам как к представителю финансовой индустрии: каким образом вознаграждается труд работников этой индустрии, при помощи каких вознаграждений можно удержать людей, в ней работающих? Ясно, что эти вопросы напрямую связаны с премиями — однако все-таки как это делается?

— Не секрет, что суммы бонусов, особенно в банковской индустрии, пропорционально привязаны к размере жалованья. И для того, чтобы удержать банкиров на своих рабочих местах, нужны премиальные — это важнейший вопрос.

— Что вы думаете по поводу предложений относительно бонусов, адресованных Европе, в сравнении с предложениями, касающимися Лондона?

— Это очень интересный вопрос. Конечно, я не политик, но понятно, что Великобритания и Лондон в частности — важнейший финансовый центр не только для Европы, но и для всего мира. Он уже почти стал самым главным финансовым центром в мировом масштабе. В частности, с точки зрения инвестиционного банкинга Лондон намного опережает другой важнейший центр инвестбанкинга — Франкфурт.

Вопрос тут не только в количестве людей, которых в этой сфере нанимают на работу в Лондоне, но и в том, что в Лондоне зарплаты выше. Поэтому с точки зрения влияния на остальной финансовый мир в Европе Сити (деловой и финансовый центр в Лондоне. — Прим. ред.) опережает прочие европейские города.

— Каким образом, с вашей точки зрения, лучше структурировать систему формирования премиальных сумм для банковских работников?

— Ясно, что зарплаты в банковской сфере — да и в любой другой — призваны улучшить производительность сотрудников и «подогнать» жалованье к уровню этой производительности. А чем больше фиксирована заработная плата, чем меньше гибкости компания проявляет в этом вопросе, тем более негативно это может повлиять на производительность сотрудников из-за невозможности сделать так, чтобы жалованье соответствовало качеству работы. И это может иметь не очень хорошие последствия.

— Не получится ли так, что, раз уж работникам финансовой сферы не достичь зарплат выше определенного «потолка», то они станут получать больше в виде недвижимости и так далее?

— Отвечу прямо: те действия по ограничению сумм премиальных, которые сейчас осуществляются, — неэффективны. Банкиры неглупые люди, и они найдут новые способы платить сотрудникам, будь то какие-либо дополнительные пособия и прочее. В крайнем случае они повысят размеры фиксированных зарплат, раз уж их лишат возможности проявить гибкость в этом вопросе. Не сомневаюсь: фиксированные зарплаты вырастут как в Сити, так и по всей Европе.

— Тем не менее, есть ли у банковского топ-менеджмента возможности как-либо подстроиться под новые законы, чтобы размеры их компенсаций не претерпели существенных изменений? И каких перемен относительно сумм вознаграждения топ-менеджеров стоит ожидать?

— Прежде всего, необходимо понимать, что под действие новых законов в 2013 году подпадает сравнительно небольшая группа людей. Еще под них подпадает некоторое количество финансистов из разряда любителей рискнуть. В лондонских банках найдется примерно по 300 человек из каждой группы, а в следующем году под действие нового законодательства, возможно, увеличится раз в пять.

А гораздо большее число сотрудников так и останется на прежних зарплатах, и платить им будут точно так же. Но для отдельных людей — тех, кто является двигателем роста бизнеса, последствия будут другими. Так что стоит подождать деталей законопроекта, где будет подробно разъяснено, что такое фиксированное жалованье и каковы способы варьировать вознаграждения. Это будет ключевым моментом в данном случае.

История вопроса

В настоящее время топ-менеджеры европейских банков получают бонусы, в несколько раз превышающие их годовые зарплаты, но все равно у финансовых институтов в этом вопросе больше нет той свободы, которой они пользовались до начала финансового кризиса 2008 года.

Еще в декабре 2010 года были озвучены строгие ограничения по выплате бонусов: согласно этим правилам, банкиры имели право получать лишь 20—30% бонуса наличными. Кроме того, предписывалось распределение от 40% до 60% бонусных выплат на сроки от трех до пяти лет, а также возможность выплаты 50% от суммы бонуса акциями компаний, а не наличными.

Также поощрялась возможность для банков удержать часть премиальных сотрудника, если результаты его труда оказывались в итоге «несоответствующими» сумме бонуса.

Решение об ограничении размеров бонусов банковского топ-менеджмента было обусловлено тем, что в кризис 2008 года целому ряду крупнейших банков (в частности, британским Royal Bank of Scotland, HBOS и Northern Rock) была оказана финансовая помощь из средств, полученных от налогоплательщиков, при том что размеры бонусов руководства банков, потерпевших крах, нисколько не уменьшились.

Справка

Джон Терри — сотрудник лондонского подразделения консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers по вопросам компенсаций и премиальных. Он имеет двадцатилетний опыт в этой сфере и работает по преимуществу с финансовыми компаниями, оказывая им консультационную поддержку в сложных случаях — к примеру, при слияниях и поглощениях.

Является ассоциированным членом Института налогов Великобритании и членом Ассоциации бухгалтеров Англии и Уэльса. Получил степень бакалавра химии в Ноттингемском университете.

Наталья ЧЕРКАШИНА, специально для Banki.ru