Анатолий Аксаков: «Происходит накопление кредитного риска в банковской системе»

Анатолий Аксаков: «Происходит накопление кредитного риска в банковской системе»

1702

Закон о кредитных бюро вступил в действие 1 июня, однако вопрос о том, когда начнется их реальная работа, остается открытым — сами бюро пока что к работе не приступили. Впрочем, если кризиса невозврата кредитов не случится, то задержка с кредитными бюро не будет иметь серьезных последствий, считает зампред Комитета Госдумы по кредитным организациям Анатолий АКСАКОВ.

О готовности кредитных бюро к работе Анатолий АКСАКОВ, а также Алексей ВОЛКОВ, директор по развитию Национального бюро кредитных историй, и Андрей СУЧКОВ, вице-президент Внешторгбанка, рассказали в интервью «Коммерсанту».

Анатолий АКСАКОВ, зампред Комитета Госдумы по кредитным организациям:

«Происходит накопление кредитного риска в банковской системе»

Готовы ли банки к работе с кредитными бюро?

На сегодня можно выделить два важнейших фактора, характеризующих процесс создания системы бюро кредитных историй в России,— инициативы Ассоциации российских банков и приход на российский рынок нескольких западных компаний — как американских, так и европейских. И дальнейшее развитие системы кредитных бюро будет происходить по двум направлениям: с одной стороны, сами банки в партнерстве с иностранными участниками создают требуемую инфраструктуру, а с другой — специализированные фирмы, опирающиеся прежде всего на западный опыт и, видимо, с иностранным участием, предлагают собственные решения. Пока трудно оценить, у кого из них шансы выше. Очевидно, что сам процесс создания бюро требует больших затрат при продолжительном сроке окупаемости.

Есть ли какие-нибудь неожиданности в законе?

Точнее было бы говорить о проблемах принятого закона. Иногда приходится слышать, что законодатель скопировал в законе западную систему и потому в России она работать не будет. Мы постарались максимально учесть отечественную специфику: готовность коммерческого сектора осваивать данный бизнес, а также интерес Банка России и органов исполнительной власти. Международный опыт будет использоваться не только на макроуровне — при построении системы кредитных бюро, но прежде всего на уровне технологий — при создании отдельных организаций. В законе «О кредитных историях» была сделана попытка снять все имеющиеся проблемы, однако в дальнейшем неизбежно выявление отдельных недоработок. Например, сегодня банки обязаны поставлять информацию в бюро при согласии клиента. По замыслу авторов это должно способствовать предотвращению системных кризисов, снижению риска избыточных заимствований населения. Однако уже набирает силу новая тенденция: кредитование граждан осуществляют не только банки, но и специально созданные структуры по выдаче займов — кредитные кооперативы и т. д. Другой важный вопрос — процедура ликвидации бюро и распоряжение его базой данных. На сегодняшний день эта проблема решена чисто теоретически. Практика может внести коррективы.

Как оценить потери, связанные с задержкой начала работы кредитных бюро?

Отсутствие у кредиторов информации о заемщике сдерживает масштабы кредитования. В условиях агрессивного захвата рынка некоторые организации способны действовать без учета кредитных историй. Тем более что формирование релевантной статистики на уровне бюро займет несколько лет. Главный результат задержки с началом работы кредитных бюро фактически имеет скрытый характер. Происходит накопление кредитного риска в банковской системе, причем количественную оценку этого риска дать сегодня невозможно. Можно лишь констатировать двукратный ежегодный рост рынка потребительских кредитов на протяжении 2003—2005 годов. Если в итоге через два-три года у нас не возникнет корейский сценарий, когда массовые невозвраты кредитов, ранее выданных гражданам, привели к потере устойчивости всей банковской системы, то можно сказать, что задержка не имела серьезных последствий.

Когда кредитные бюро станут по-настоящему эффективным механизмом для банков?

Полагаю, что кредитные бюро как инструмент контроля за кредитными рисками проявят себя через три-пять лет — именно столько времени потребуется для накопления критической массы кредитных историй. Кредитные истории граждан представляют интерес в основном внутри страны, а вот истории предприятий и организаций, участвующих в межстрановой кооперации, должны быть доступны и за пределами государства, в рамках всего СНГ. Так что в ближайшие несколько лет актуальным может стать вопрос об организации деятельности бюро кредитных историй в рамках СНГ и таможенного союза.

Дмитрий ГНЕДОВЕЦ

Фото: «Экономика и жизнь»


Алексей ВОЛКОВ, директор по развитию Национального бюро кредитных историй:

«Я бы оценил сам факт принятия закона на пять баллов»

Как вы оцениваете задержку с началом работы кредитных бюро?

Ничего критичного не происходит. Безусловно, не очень хорошо, что 1 июня механизм не запустился. Но в законе есть вторая ключевая дата — 1 сентября. Вот если к этому времени весь механизм рынка не будет выстроен, действительно, будет плохо. По закону получается достаточно простая цепочка: банки и кредитные бюро могут работать лишь тогда, когда кредитное бюро может таковым считаться в соответствии с законом. А для этого мало учредить его как юридическое лицо и создать информационную систему — нужно еще и наличествовать в госреестре, которого пока нет. Время сообщения о появлении новой информации из кредитного бюро в центральный каталог также пока не урегулировано. При этом срок передачи информации из банка в кредитное бюро может составлять до десяти дней. То есть получается, что недобросовестный заемщик сможет почти две недели получать кредиты в разных банках, и лишь потом они об этом узнают. В чем тогда вообще смысл системы кредитных бюро? Кроме того, в нашем кредитном бюро, например, существует такой дополнительный сервис, как фиксация запросов о заемщике. То есть банки тут же будут узнавать, что кто-то до них запрашивал аналогичную информацию, и активность мошенников будет заметна сразу.

И когда можно ожидать начала работы?

Банк России уже знает, как должен работать центральный каталог, и есть основания полагать, что к осени он успеет его запустить. Очень надеюсь, что до 1 сентября будут сняты вопросы и о госрегуляторе — ведь с этого момента банки будут обязаны передавать информацию, иначе у них возникнут проблемы. Впрочем, мы, со своей стороны, отработали и такой вариант: даже если что-то не будет готово, мы пойдем банкам навстречу и будем принимать от них информацию, правда, распространять ее мы не станем.

Как вы оцениваете общее качество формирующейся сейчас системы?

Я бы оценил сам факт принятия закона на пять баллов, ведь его могли не принять вообще. Естественно, полагать, что закон выйдет сразу идеальным, было бы странно, но принципиальных ошибок в нем нет. Однако замечу, что в законе прямо не прописаны все параметры и пункты информации, необходимой для скоринга.

Есть ли подвижки в решении крупнейших игроков рынка, таких, как Сбербанк или ХКФ-банк, по вступлению в кредитное бюро?

Мы пока ведем переговоры с ними. Однако отмечу, что группа уже готовых обмениваться банков достаточно репрезентативна. Как минимум это полтора десятка наших акционеров, в числе которых Росбанк, Внешторгбанк, Газпромбанк, Ситибанк. И если год назад запустить закон не позволила бы неготовность банков работать с кредитными бюро, то сейчас прорыв налицо — наши акционеры не только готовы сотрудничать с кредитным бюро, но и создают его за счет собственных средств. Мы технически готовы принять хоть все банки России.

И когда кредитные бюро станут по-настоящему эффективным механизмом для кредиторов?

Репрезентативная база данных по заемщикам будет года через два.

Даниил ЖЕЛОБАНОВ


Андрей СУЧКОВ, вице-президент Внешторгбанка:

«Многие банки относятся к кредитным бюро с недоверием — боятся утечки»

Готов ли ваш банк начать работу с кредитными бюро?

Более того, мы уже сейчас активно работаем с Национальным бюро кредитных историй (НБКИ). Вопросов там очень много — организационных и технологических, но, несмотря на то что решить нужно еще многое, думаю, что с 1 сентября банки смогут начать предоставлять информацию в кредитные бюро.

С какими еще кредитными бюро намерен сотрудничать ваш банк?

Сегодня порядок взаимодействия кредитных бюро с центральным каталогом и банками не определен. Возможно, если мы получим из центрального каталога информацию о том, что кредитная история нашего заемщика находится в другом бюро, то будем вынуждены сотрудничать и с ним. Однако неплохо, чтобы таких бюро было немного, так как это может оказаться слишком дорого даже для нашего банка.

Как вы оцениваете принятый закон «О кредитных историях»?

Зачастую законы регулируют то, чего еще нет. Конечно, работа в этом направлении ведется, но конкретных рекомендаций ни от ФСФР, ни от ЦБ пока нет. Задержки происходят не только с формированием инфраструктуры — уполномоченного органа и центрального каталога. Они коснулись и формирования всероссийской системы кредитных бюро, и подготовки банков к работе в этой системе. Многие банки относятся к кредитным бюро с недоверием в связи с необходимостью делиться информацией — боятся утечки. Защита информации является ключевым моментом не только для кредитных бюро, но и для Банка России и всех, кто такой информацией обладает. И с этим тоже еще нужно работать.

Почему возникли задержки с началом работы кредитных бюро?

Система не была отработана вовремя — не успели. Какие-то меры, наверное, необходимы со стороны государства и ЦБ, чтобы форсировать этот вопрос. Я думаю, что масса проблем выявится и после реального начала работы, как в любом новом бизнесе.

И когда можно ожидать начала работы?

Мы надеемся, что система сможет начать работать с сентября. Полноценно же заработают кредитные бюро, по разным оценкам, уже через два-четыре года. Однако уже в первый год от них должна получиться ощутимая польза — формирование базы кредиторских запросов.

Будут ли банки создавать собственные кредитные бюро?

Поскольку при принятии закона норма участия одного из партнеров бюро была повышена до 50%, возможность создания «карманного» кредитного бюро у банков есть. Однако, на мой взгляд, это распыление средств: банку в одиночку придется тратиться на программное обеспечение и нести ряд других затрат. При этом никто не может воспрепятствовать доступу других участников рынка к информации в этом кредитном бюро. То есть оно будет столь же доступно, как и любое другое. Однако по закону кредитное бюро — коммерческая организация. Не сможет ли оно в таком случае просто установить слишком высокую цену на свою информацию и таким образом отсекать остальных участников рынка? Впрочем, если цена будет высока, можно будет обратиться в ФАС по поводу недобросовестной конкуренции.

Даниил ЖЕЛОБАНОВ