«Наша задача — превратить Мособлбанк в нормально работающее кредитное учреждение»
Фото: СМП Банк

«Наша задача — превратить Мособлбанк в нормально работающее кредитное учреждение»

Максим Егунов
председатель правления Мособлбанка
15038 17

О том, как будут выплачиваться деньги вкладчикам Мособлбанка и зачем СМП Банку понадобилось участвовать в его санации, порталу Банки.ру рассказал новый председатель правления Мособлбанка Максим ЕГУНОВ.

На днях вы обнародовали регламент по выплате средств вкладчикам Мособлбанка. Какие вклады попадут в категорию сомнительных, в отношении которых будет осуществляться дополнительная проверка?

— Речь идет о вкладах, которые были открыты от имени людей, ничего об этом не знавших. Были вклады, по которым происходили изменения, но клиент не знал о происходящем: суммы то увеличивались, то уменьшались. Возможно, были вклады, оформленные на людей, которых нет в действительности.

Новое руководство работает в банке чуть больше недели. Несмотря на то что и ЦБ, и АСВ нам очень активно помогают в проверке, мы пока полную картину составить не смогли. Пока неясно, как именно здесь оформлялись и осуществлялись некоторые операции, нарушавшие закон.

Вклады на общую сумму более 70 миллиардов рублей, которые были выведены с баланса Мособлбанка, вкладчики могут получить беспрепятственно? Эти вклады не являются сомнительными?

— Совершенно верно. В последний месяц-два руководство банка, видимо, понимая, что наступает некий критический момент, отразило их на балансе и распределило по конкретным вкладчикам так, как это должно быть. Вот исходя из этого распределения, вкладчики банка могут получить свои вклады в полном объеме или частично: в зависимости от того, каково будет их желание. Гарантировать, что это распределение было полностью достоверным, я на сто процентов не могу. Но пока разночтений не было.

Вы будете предлагать людям оставлять деньги в банке?

— Конечно.

Под те проценты, которые сейчас есть?

— Под те проценты, которые сейчас есть. И мы будем переформатировать линейку вкладов Мособлбанка. Она будет похожа на линейку вкладов СМП Банка. С точки зрения процентных ставок, возможно, она будет даже интереснее для вкладчиков, и мы постараемся, чтобы люди по возможности оставляли деньги в банке с учетом его изменившейся ситуации.

Вы надеетесь, что это реально после такого скандала?

— Я считаю, что да. У нас на протяжении современной российской истории в банковском сообществе скандалов было очень много. Не буду напоминать про достаточно серьезную ситуацию, которая в свое время сложилась в банке «Глобэкс», еще в ряде банков, которые в том числе проходили и процедуру оздоровления. Как вы видите, сейчас эти банки продолжают работать, и никаких проблем у них при этом не возникает. Они пострадали в свое время от оттока клиентов, но тем не менее сейчас чувствуют себя вполне комфортно. Последний пример – Банк Москвы. Хотя, казалось бы, очень много было сообщений в СМИ, даже заводились уголовные дела, но сейчас банк спокойно работает.

Сколько вкладчиков вы хотите удержать?

— Хотелось бы сохранить процентов 50.

— Сколько сейчас вкладчиков у банка?

— Около 300 тысяч человек. Большая часть в Москве и Московском регионе. Хочу отметить важный положительный момент: более 70% вкладов, которые держат в Мособлбанке, — до 700 тысяч рублей. Скорее всего, с ними с точки зрения дополнительных проверок у нас не будет никаких проблем. Таким образом, большую часть вкладчиков, которые потенциально могут испытывать неудобство при работе с Мособлбанком и напуганы невозможностью потенциального получения денег, мы сможем убедить в том, что ситуация нормальная, просто выплачивая им вклады.

За счет каких денег сейчас производятся выплаты?

— За счет денег АСВ.

Генеральный директор АСВ Юрий Исаев в интервью Банки.ру говорил о том, что одним из условий сделки было то, что экс-владельцы Мособлбанка будет передавать свои активы, чтобы погасить задолженность перед вкладчиками. Что это за активы и как будет происходить процесс их передачи и реализации?

— Все активы, наверное, я перечислить не могу. Но есть несколько офисных комплексов, находящихся в Москве. Есть, в конце концов, национальный конный парк «Русь», который обладает существенной стоимостью, будь в нем заинтересован какой-нибудь профессиональный человек, занимающийся конным спортом. Есть и другие активы.

По схеме передачи или реализации этих активов сложно сейчас что-то прокомментировать. Потому что этот вопрос находится в стадии обсуждения: как это правильнее, а главное, быстрее можно сделать.

Каковы были ваши первые действия, когда вы пришли в Мособлбанк?

— Сначала я удивился тому, что столь долгое время банк такого размера существовал в очень вольготных условиях, будучи серьезно ограничен в своей работе. И первое, что я сделал,

— заблокировал все исходящие из банка платежи. Естественно, были жалобы клиентов на подобные действия, но мы обеспечили сохранность средств.

Когда вы разблокировали операции?

— Уже начали разблокировать. Часть из них проходят в ручном режиме. Но если неделю назад мы контролировали каждую проводку, то сейчас большую часть платежей, имеющих очевидное назначение (оплата аренды, коммунальных услуг, услуг связи, выплата зарплат, и все, что связано с понимаемой нами хозяйственной деятельностью предприятий) мы пропускаем без проблем. Все платежи, которые носят сомнительный характер -- предоставление беспроцентных займов, агентские услуги, все платежи, которые даже в некоторых законодательных актах в РФ обозначены как платежи сомнительного характера-- мы отслеживаем. Если это понятная компания, имеющая офис, директора, учредителей, которые объявлены, если у нее нет отрицательной репутации, что достаточно просто сегодня проверить, имея подключение к существующим базам данных, мы эти платежи тоже пропускаем. Но в тех случаях, когда они подлежит обязательному контролю, в том числе, и по линии финансового мониторинга, мы их контролируем. Причем, делаем это достаточно жестко.

Вы говорите «мы». Мы это кто? Кто сейчас управляет банком?

— Например, я и главный бухгалтер Татьяна Маньшина.

Вы вместе пришли из СМП Банка?

— Да.

Есть ли топ-менеджеры из прежней команды?

— Конечно, они работают. Остаются зампреды, которые отвечали за формирование филиальной сети. Остается зампред, который отвечал за работу казначейства. Остаются главы многих департаментов. Это профессиональные люди, и у меня очень мало мыслей о том, что они были причастны к действиям, которые проходили внутри банка и носили сомнительный или противоправный характер.

Вы не рассматриваете вариант отказа от санации?

— Нет. У нас есть задача превратить Мособлбанк в нормально работающее кредитное учреждение. Не предполагается его слияние с СМП Банком. Не предполагается его банкротство или продажа. Не предполагается смена его названия.

Вы сказали, что ставки по вкладам будут примерно такими же, как у СМП Банка, даже чуть-чуть повыше. А что будет с кредитными продуктами?

— Линейку кредитных продуктов мы тоже переработаем. Я надеюсь, что начиная с сентября, если все пойдет так, как мы планируем, и ситуация будет развиваться в положительном ключе, мы перейдем к активным кредитным операциям. Естественно, они на начальном этапе не будут носить широкомасштабный характер. Несмотря на текущее низкое качество кредитного портфеля Мособлбанка, есть и добросовестные заемщики. Это юридические лица, которые в настоящий момент обслуживают свои обязательства в полном объеме без просрочек. Есть уже заявки от новых клиентов, которые поступают в том числе из филиальной сети.

По процентным ставкам условия будут рыночными. Не будет ни демпинговой политики, ни серьезного завышения ставок. То есть, если середина рынка по рублевым кредитам корпоративным клиентам находится на уровне 12—14% годовых в настоящий момент, мы постараемся ее придерживаться. То же самое по сроку кредитования. Если есть сейчас понимаемый горизонт в 3—5 лет, наверное, мы в конце концов придем к кредитованию в рамках этих сроков. На первоначальном этапе, естественно, это будет более краткосрочное кредитование — на один-два года.

Из кредитных продуктов физлицам мы надеемся оставить автокредиты. У Мособлбанка была разработана неплохая программа по этому направлению. И с точки зрения просрочки, как основной характеристики портфеля, он довольно привлекательный. Небольшой, но хороший, качественный. А вот программу потребительского кредитования однозначно не станем развивать, так как это очень высокорисковые сегменты и даже хорошо работающие банки от этого постепенно отказываются. Что касается ипотечных программ, здесь они существовали в минимально рисковом формате. Это военная ипотека, ипотека по программам АИЖК и «ДельтаКредит». Они, скорее всего, тоже останутся.

Есть ли у СМП Банка какая-то финансовая выгода от участия в санации Мособлбанка, Инресбанка, Финанс Бизнес Банка, кроме получения госкредита на очень льготных условиях? Что вы с этого еще хотите получить?

— Я себя ассоциирую с СМП Банком тоже. Есть задача и дальше двигаться внутри банковского сообщества к верхним строчкам. Не будучи включенным в серьезные проекты, которые могут даже не иметь серьезной экономической выгоды, банк двигаться дальше не может. Все крупные банки, которые находятся в первой двадцатке российского рейтинга, участвовали в крупных проектах, которые для них самих как кредитных учреждений существенной экономической выгоды не несли.

Я бы сказал, что это имиджевый и стратегический ход, который позволит в дальнейшем участвовать в крупных государственных программах, интересных уже самому СМП Банку, всей банковской группе. Плюс, конечно, такие понятные с точки зрения бизнеса вещи, как доступ к обширной сети офисов.

Многие критически настроенные участники рынка считают,что СМП Банк получил Мособлбанк как некую компенсацию за международные санкции...

— Наличие огромного количества проблем в Мособлбанке не отрицает никто из участников рынка. Санация — долгий и сложный процесс, который требует огромного количества усилий, к тому же не факт, что экономически это будет выгодно. Компенсацию, если бы она была, лучше бы получить наличными.

Беседовала Наталья РОМАНОВА, Banki.ru