«Гарантий на страховом рынке сегодня нет, клиентам нужно полагаться только на свою интуицию»
Фото: Страховая компания ERGO

«Гарантий на страховом рынке сегодня нет, клиентам нужно полагаться только на свою интуицию»

Александр Май
генеральный директор страховой компании ERGO
8629 2

О том, чем банкротства страховых компаний отличаются от банковских и есть ли у клиентов способ подобрать себе надежного страховщика на всю оставшуюся жизнь, порталу Банки.ру рассказал генеральный директор страховой компании ERGO Александр МАЙ.

– На российском страховом рынке складывается непростая ситуация, на которую накладывается общая неблагоприятная экономическая обстановка в стране. Что, на ваш взгляд, ждет страховой рынок в следующем году?

– На мой взгляд, в следующем году ожидается дальнейшая консолидация рынка, уход ряда страховых компаний. Будут также объединения и поглощения.

– Сколько страховых компаний, по вашим прогнозам, останется через год и что это будут за компании?

– Думаю, в среднесрочной перспективе, в течение 3–5 лет, с рынка уйдет около половины страховщиков точно. Подозреваю, что топ-20 страховых компаний может сильно измениться: кто-то будет удаляться из этого списка, если вообще останется в какой-то форме. Кроме того, компании будут укрупняться. Также я не исключаю банкротств или частичных банкротств, когда де-факто – это банкротство, а де-юре – продажа и сокращение части бизнеса. Здесь уже кто как умеет. Приход новых иностранных игроков на фоне складывающейся геополитической ситуации, скорее всего, маловероятен. Разве только китайцы отважатся, но наш рынок им пока малоинтересен. Думаю, в долгосрочной перспективе сотни страховщиков на российском рынке будет вполне достаточно.

– На что при выборе страховщика стоит ориентироваться рядовому страхователю, чтобы быть уверенным, что через год-два компания не уйдет с рынка?

– К большому сожалению, в страховании сделать это особенно сложно. Например, с банками все понятно – в крайнем случае, идите в Сбербанк. Потому что если с ним что-то случится, плохо будет всем. Если на банковском рынке банкротство среднего банка имеет очень большой резонанс и сказывается на всех участниках, в страховании такого нет вообще. Если даже кто-то из российских страховщиков, входящих в топ-10, «упадет», то ситуация на страховом рынке особо не поменяется – ноль последствий, поскольку у страховщиков не существует перекрестной и финансовой зависимости друг от друга.

Возвращаясь к вопросу критериев выбора надежной компании, я бы, например, смотрел на международную отчетность, которая должна публиковаться.

Ну а в целом клиентам, конечно, сейчас сложно ориентироваться. Я не берусь рекомендовать идти в ту или иную страховую компанию, потому что с ней ничего не случится. Гарантий на страховом рынке сегодня нет – клиентам нужно полагаться только на свою интуицию.

– В этом году ряд крупных страховщиков ушли с рынка либо сократили свое присутствие в розничном сегменте. Стоит ли винить в этом только общую ситуацию на рынке и в экономике, как это сделали покинувшие нас компании?

– Давайте я постучу сейчас по столу и скажу вам простую и банальную правду. Если бы ситуация на рынке была настолько плоха, то мы бы были в такой же ситуации. Но в такой ситуации оказались отнюдь не все. Да, у некоторых компаний есть трудности с автострахованием, но они по-прежнему стабильны, с хорошими агентскими сетями. Таким образом, в первую очередь виноват не рынок, а менеджмент: жажда краткосрочного успеха, краткосрочное мышление, работа по принципу «себе в карман». Российский страховой рынок, на мой взгляд, тяжелый все последние 25 лет, сколько он существует в постсоветском пространстве. Поскольку он развивающийся. Кроме того, особенность России в том, что мы не учимся на ошибках других. Мы стараемся идти российским путем, который оказывается уже давно пройденным нашими европейскими коллегами. Но мы называем это российским путем и делаем те же ошибки, которые делали они, не зная будущего. Потому что на тот момент действительно не было примеров развитых страховых рынков. Если и учимся, то весьма поверхностно, а опыт перенимаем очень селективно – не делаем модель, а пытаемся внедрить разрозненные варианты. Меня радует, что на сегодняшний день надзор подходит более системно к этому вопросу, чем раньше.

– Страховщики, особенно те, у кого большой портфель ОСАГО, сейчас «плачут» по поводу высокой убыточности «автогражданки»...

– Знаете, на этот счет есть старая немецкая торговая поговорка: «Плач – тоже часть бизнеса». Условно говоря, если не поплачешь, не продадут тебе по хорошей цене, не посочувствуют, условия не смягчат. Поэтому основной «плач» страхового рынка, на мой взгляд, – это ситуация, созданная самим страховым сообществом.

Во-первых, достаточно беспардонное и наглое лоббирование своих интересов в ущерб страхователям. Если мы вспомним закон об ОСАГО, то в 2003 году, когда он вышел, тарифы были настолько привлекательными и завышенными, что страховщики просто начали вести себя некорректно. Особенно те, которые не являлись стратегическими игроками. К сожалению, за этими не очень серьезными компаниями, которые частично уже покинули рынок, пошли солидные страховщики. И начали платить комиссию по ОСАГО – и до сих пор платят в больших городах – до 40%. Ярчайшим примером этого была страховая компания «Россия», которая даже пыталась в свое время кассовый разрыв закрыть путем привлечения больших сумм по ОСАГО за зашкаливающую комиссию. Думаю, об этом было известно всем. И, к сожалению, похожие процессы продолжаются. В данном случае я понимаю регулятора и государство, которые говорят, что, мол, ни о каком повышении тарифов по ОСАГО не думайте. Потому что все видят, что не так-то и плохо страховщикам, если они могут себе позволить платить больше комиссий, чем разрешенные 10%. На сегодняшний день, например, до сих пор отсутствуют четкая достоверная аналитика и системный мониторинг убыточности на рынке ОСАГО. Как следствие, нет доверия к страховщикам. Когда вы десять раз кричите о том, что вы якобы тонете, раз восемь или девять вас спасут. Но когда будете тонуть на самом деле, вам уже, скорее всего, никто не поверит.

Во-вторых, с точки зрения ОСАГО, думаю, страховщики сами виноваты. Неумение договориться и придерживаться договоренности – очень симптоматично для российского страхового рынка. Если бы страховщики могли договориться и придерживаться договоренностей, вместе честно и обоснованно лоббировать свои интересы, а не из рук вон плохо пытаться все время сделать каждый по-своему, то, скорее всего, ситуация на российском страховом рынке была бы значительно лучше. Возможно, некая национализация страхового рынка в виде усиления «СОГАЗа» и присоединения кого-то к нему, присоединения к группе ВТБ каких-то страховщиков, на мой взгляд, скорее, упорядочит этот рынок. Потому что сегодня серьезные стратеги на российском страховом рынке отсутствуют, их реально нет. Мне сложно предположить, у кого из крупных ретейловых страховщиков существует долгосрочный интерес.

На сегодняшний день ситуация, сложившаяся вокруг страхового рынка, в первую очередь, конечно, связана с положением дел в ОСАГО. На мой взгляд, «просели» те, кто с большим аппетитом «проглатывал» безумные комиссии. Исключений практически нет. ERGO в этом вопросе как белая ворона – уже на протяжении десяти лет мы не платим больше 10% комиссий по ОСАГО, имеем маленький портфель и, соответственно, маленькие риски.

– Недавно были повышены лимиты выплат по ОСАГО, увеличили базовые тарифы. Устраивают ли вас эти меры?

– Я бы на месте регулятора страховой рынок еще заставил «подергаться». Честно говоря, рассчитывал на то, что тарифы поднимутся только к январю 2015 года. Если бы до января тарифы остались на прежнем уровне, то, скорее всего, даже самые последние плательщики 20–30-процентных комиссий по ОСАГО прекратили бы эту практику. На сегодняшний день ситуация более-менее сгладилась, и это видно по уровню комиссионных, которые дальше платят страховщики. Особенно в Москве и Санкт-Петербурге. Вообще, меня искренне удивляет тот факт, что люди не стремятся системно выстраивать бизнес и не думают на долгосрочную перспективу. Ведь постоянно окупать свои инвестиции за год-два не получится, тем более в таком низкомаржинальном бизнесе, как страхование.

– Требования к страховым компаниям со стороны ЦБ становятся все строже. Так, регулятор планирует с начала 2015 года перейти на европейскую модель расчета рисков, а с 2016-го перевести страховщиков на ведение счетов, аналогичное банковскому. Как это скажется на рынке и не считаете ли вы эти меры избыточными?

– Делать это нужно грамотно, привлекая толковых специалистов, и постепенно, шаг за шагом, внедрять. Все эти действия регулятора автоматически приведут к некой дополнительной зачистке страхового рынка, поскольку обнаружится, что в аудированной международной отчетности с правильной актуарной оценкой многие компании окажутся на границе отзыва лицензии. Никто долгосрочно не развивал рынок. Вот ЦБ начал это делать, понимая, что увеличение госсектора в страховании – это долгосрочное вложение больших денег в гособлигации. Потому что страховщики, особенно страховщики жизни, должны размещаться в длинных бумагах.

– То есть зачистка на страховом рынке будет такой же, какую сейчас мы можем видеть на банковском?

– Да. И я считаю, что это правильно.

– Начнутся веерные банкротства?

– В отличие от банков страховые компании похожи на дредноуты ХIХ – начала ХХ века: тонут очень медленно. Возвращаясь еще раз к страховой компании «Россия» – ее «смерть» я прогнозировал пять лет. Пять лет говорил, что данная компания – де-факто банкрот. А они пять лет как-то жили: что-то там подрисовывали, приукрашивали явно, но всем на рынке было понятно, что компания не жилец.

Я очень рад, что регулятор взялся за страховой рынок, поскольку у него явно прагматичный подход. В результате такие ситуации, как с «Россией», будут невозможны. Но все равно подчеркну, что страховщики тонут медленно. Из-за того, что львиная доля убытка – это виртуальные убытки, которые «выстрелят» в будущем.

– Как вы относитесь к законопроекту о финансовом омбудсмене?

– На российском страховом рынке, который еще не настолько отрегулирован, как, например, германский, это просто удлинит процесс получения страховой выплаты клиентом. Потому что, скорее всего, любой клиент, который будет недоволен любым решением, пойдет в суд. Такое право у него остается. Просто теперь ему придется ждать месяц или три месяца, когда омбудсмен должен будет решить. Прислушаются ли к нему страховщики, если он будет принимать больше решений в пользу клиентов? Я в этом не уверен. Если он будет больше лоббировать страховую сторону, количество судов не уменьшится. Вопрос заключается в настройке юридической системы: сможет ли страховое лобби работать с юридической системой на должном уровне, привлекая, возможно, самих судей на какие-либо форумы или workshop, чтобы находить совместные позиции и уменьшать нагрузку на суды. Но судиться все равно будут, до тех пор, пока на рынке присутствуют «некачественные» страховщики-однодневки, «ловцы удачи», которых пока еще много.

– Почему, на ваш взгляд, у нас до сих пор не развита страховая культура, особенно в добровольных видах, и многие относятся к полису страхования как к возможности обогатиться, но не защититься от рисков?

– У нас отсутствует страховая культура? Сколько лет я это слышу! Это все ерунда! Дело просто в условиях. Если вы никогда в жизни не ели из тарелок ножом и вилкой, а привыкли есть из большой чаши, хлебая рыльцем, значит, вы будете делать так всю жизнь. Если вам не покажут, что можно делать это по-другому. Дело не в культуре и не в бескультурье. Потому что априори все, кто говорит, что у нас нет страховой культуры, обвиняют всех в бескультурье. А это не так. Все это обусловлено чисто экономическими рамками, которые страховой рынок не создавал. Сейчас регулятор идет в правильном направлении, на мой взгляд. Если он будет так же работать и дальше, прагматично решая существующие проблемы, думаю, ситуация изменится к лучшему.

Беседовал Данис ЮМАБАЕВ, Banki.ru