Олег Вьюгин: «Эффективность экономики зависит от того, как использовать деньги»

Олег Вьюгин: «Эффективность экономики зависит от того, как использовать деньги»

1700

«Золотой дождь» никогда никому не шел впрок, он развращает. Эффективность экономики зависит не от того, сколько в ней денег… Весь вопрос, как их разумно использовать», — убежден глава Федеральной службы по финансовым рынкам Олег ВЬЮГИН.

В Россию возвращаются инвесторы, и одновременно растет отток капитала. Крупные западные банки открывают у нас брокерские офисы, а российские эмитенты стремятся в Лондон. Об этих и многих других парадоксах российской экономики в интервью «Итогам» размышляет глава Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Олег ВЬЮГИН.

Олег Вячеславович, по поводу состояния вверенных вашему контролю финансовых рынков некоторое время назад кто-то употребил образное и, надо признать, точное выражение: ледниковый период. Лед тронулся?

Я рад, что инвесторы наконец оттаяли, и, похоже, фондовый рынок собирается работать без летних каникул: курсовая стоимость российских акций растет, несмотря на то что давно пора отдыхать. Пришли инвесторы, как российские, так и иностранные. Но, по-моему, важно другое. Участники рынка — брокерские компании, их биржи и депозитарии — сегодня гораздо больше думают о развитии на перспективу. Если раньше они размышляли о том, как в ближайшие два месяца хорошо заработать, а дальше хоть трава не расти, то сейчас отношение меняется. Поэтому нынешняя активность меня пока радует.

То есть эффект дела «ЮКОСа» сходит на нет?

Вы же упомянули «ледниковый период», который наступил после того, как «комета «ЮКОС» упала на землю. Но, насколько я понимаю, космическая пыль рассеялась и холод сейчас уходит.

Другими словами, вы не наблюдаете никаких новых угроз?

О далеких перспективах говорить не буду. А о сегодняшнем дне или о ближайшем будущем скажу так: дело «ЮКОСа» действительно задело интересы некоторых, особенно иностранных, инвесторов, которые держали акции этой компании, и, конечно, после известных событий они воздерживались от покупки российских активов. Но теперь инвесторы, похоже, начинают действовать по принципу «Сколько можно выжидать, надо деньги зарабатывать». Так устроен рынок. Главное для принятия решений — это возможность оценить риски. Сегодняшние покупки — свидетельство того, что появилась почва для оценки рисков. Российская власть в лице президента, представителей администрации сделала известные заявления, которые стали позитивными сигналами для инвесторов: налоговый террор неприемлем, приватизационные сделки имеют срок давности, дело «ЮКОСа» — это единичный случай. А инвесторы чутко улавливают сигналы. Кроме того, наиболее успешные инвесторы стараются «купить будущее», то есть заключают свои сделки не по факту, а именно по сигналу.

Однако теперь очень важно, чтобы эти сигналы стали фактом жизни. Невыполненные обещания навсегда лишают доверия. Кроме того, инвесторы сейчас внимательно отслеживают прогресс в работе российской судебной и правоохранительной систем. Короче, в том, что инвесторы стали проявлять активность на российском рынке, есть логика. Теперь необходимо, чтобы эта логика была подкреплена фактами.

Вы говорите, что инвестор к нам пошел. Но отток капитала достиг беспрецедентного уровня.

Чистый отток капитала, который в этом году ожидают монетарные власти, составит около 10 миллиардов долларов. В прошлом году эта цифра равнялась 9 миллиардам с хвостиком. Я не вижу тут какой-то тенденции. В сравнении с масштабами внешнеторговой деятельности России, оборот которой составляет под 300 миллиардов долларов, эти цифры выглядят не очень значительными. Сам по себе отток капитала связан с весьма специфическими факторами, начиная с того, как вообще организован российский бизнес, и заканчивая тем, как работает вся наша внешнеторговая система. Мы имеем достаточно большой профицит внешнеторгового баланса. В этом году сальдо, а попросту говоря, превышение экспорта над импортом, ожидается на уровне 120 миллиардов долларов. Это и хорошо, и плохо.

Почему плохо?

Вернусь к 120 миллиардам долларов. Вся экспортная выручка российских компаний поступает на счета офшорных фирм. Экспортеры возвращают в страну ровно столько денег, сколько им нужно на данный момент. Если цены на нефть высокие, выше заложенных в бизнес-планы, то этот излишек оседает там, а не здесь. Почему? Потому что здесь эти деньги надо размещать на счетах российских банков, а тогда возникает вопрос доверия к банковской системе и российской финансовой системе в целом. Наконец, за границей счета находятся под чужой юрисдикцией, и российским правоохранительным органам достать их гораздо сложнее.

Выше я называл суммы по чистому оттоку. А на самом деле известно, что валовой отток исчисляется десятками миллиардов долларов, и он в существенной степени перекрывается притоком в виде частных займов и привлечения капитала. В течение последнего полугодия российские компании через разные инструменты получили на зарубежных рынках свыше 12 миллиардов долларов. Это приток капитала. Но в любом случае нынешняя специфическая структура собственности вызывает его отток. И от этих реалий пока никуда не деться. Плюс к этому надо добавить тот факт, что в последнее время российский бизнес все активнее проводит экспансионистскую политику. Я имею в виду покупку активов за рубежом. Это тоже приводит к оттоку капитала.

Как вы относитесь к такой моде?

То, что компании активно привлекают капитал для развития, в целом хорошо. Понятно, что нельзя опередить конкурента и добиться серьезного присутствия на рынках без инвестирования в развитие. Собственных средств от продажи продукции, как правило, никому и никогда не хватает. Львиная их доля уходит на текущие издержки. Как осуществить прорыв? Можно, конечно, этого добиться с помощью длительного накопления прибыли, чтобы потом ее инвестировать. Но в таком случае проиграно время. А можно использовать заемные ресурсы. Многие российские компании выбрали именно такой путь. То, что они пытаются найти деньги не в России, а за рубежом, это минус.

О чем это говорит?

Прежде всего о том, что российская финансовая система аккумулирует недостаточно «длинных денег». Есть и другие причины. Например, крупные западные инвестиционные фонды не имеют права покупать локальные акции. Они могут покупать российские акции только в форме депозитарных расписок. Под эти фонды наши компании выпускают депозитарные расписки. Несмотря на то что существуют вполне надежные и легальные схемы, которые могут обеспечить иностранным фондам покупку этих локальных акций, иностранные банки предпочитают уводить наших эмитентов в Лондон. В России они проигрывают конкуренцию российским брокерам. Лондон же российским эмитентам обходится на порядок дороже. Те же деньги можно получить и на отечественном размещении с теми же инвесторами, если заставить менеджера подтянуть инвесторов-клиентов в Москву.

Как, например?

К примеру, известный брэнд, имеющий «дочку» в России, покупает здесь локальные акции на счет клиента — того самого консервативного инвестиционного фонда, получая денежные средства в оплату этих акций на счета материнской компании за рубежом. В этом случае никакие депозитарные расписки не нужны. Иностранным банкирам пора прекратить рассказывать сказки своим клиентам о том, как трудно и опасно покупать локальные акции в России, а отечественным компаниям — о том, что в России иностранные фонды покупать их акции не будут. Российским компаниям-эмитентам пора задуматься, на что они тратят деньги. Кстати, сейчас крупные западные банки открывают у нас полностью оборудованные брокерские офисы, значит, готовятся торговать здесь.

Сегодня много говорят о влиянии новой финансовой политики Китая на нефтяную конъюнктуру. Мол, Россия может пострадать…

Я считаю, что нынешняя ситуация в мировой экономике носит временный и искусственный характер. Во многом она сложилась под влиянием протекционистской политики слабой национальной валюты быстро растущего Китая. Многие азиатские страны были вынуждены проводить аналогичную курсовую политику. Если вся Азия и Китай начнут уходить от жесткой привязки курсов валют к доллару, то в мировой экономике восстановится конкурентный баланс. Темпы роста азиатских стран снизятся, потому что в какой-то мере это были искусственные темпы роста. Это будет означать, что США получат больше возможностей для повышения процентных ставок и чрезмерная дешевизна доллара сойдет на нет. Несколько упадут цены на нефть, на металлы, на химическую продукцию и так далее. А значит, сократится чрезмерный российский торговый баланс, его профицит. В этом скорее плюс для России. Потому что вряд ли мы сможем разумно использовать высокие цены на нефть для экономического развития.

Отчего же?

А «золотой дождь» никогда никому не шел впрок, он развращает. Эффективность экономики зависит не от того, сколько в ней денег. Результат всегда зависел от того, что умеют делать экономические агенты в лице компаний, предприятий и так далее, а именно от их конкурентоспособности. Технологии, интеллектуальный потенциал и профессиональная подготовка менеджеров, разумное государственное управление — вот что определяет рост. Деньги, которые возникают в экономике, вызваны спросом на них со стороны компаний. То есть если компании развиваются активно и высокими темпами, они имеют доступ и к локальным, и к глобальным рынкам капитала, и рано или поздно эти деньги у них появятся. Таким компаниям охотно дают займы и покупают их акции. Ведь сейчас никто не может сказать, что в нашей экономике не хватает денег. Весь вопрос, как их разумно использовать. Так что для России снижение интенсивности этого «золотого дождя» будет полезным. Все сразу встанет на свои места. Финансовая система должна быть готова к этим изменениям. Для системы государственных финансов эта готовность означает возможность безболезненного бюджетного маневра, например за счет использования средств Стабилизационного фонда, а банки должны иметь достаточный запас ликвидных активов для получения рефинансирования в ситуации жесткой ликвидности.

Вы кем себя считаете — реформатором или консерватором?

России необходимы модернизация и довольно быстрое экономическое развитие. Без реформ долгосрочный рост невозможен. Поэтому я за реформы. Реформатор должен обладать не только набором правильных идей и проектов, но и большой долей здравого смысла.

И в чем же он, по-вашему?

Понимаю, к чему вы клоните. Только в стране наступила относительная финансовая и экономическая стабильность, как нас опять призывают к чему-то готовиться, что-то менять и реформировать. А как быть с тем положением, которое сложилось в том же российском здравоохранении? Это же относится и к сфере образования, и к ЖКХ. Вряд ли найдется много людей, которые бы сказали, что в перечисленных сферах не нужны реформы.

В последнее время развернулась дискуссия по поводу невозможности удвоения ВВП и снижения инфляции. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

Если речь идет об удвоении ВВП за счет наращивания госинвестиций, то мое отношение глубоко скептическое. Наращивание государственных инвестиций ведет к вытеснению инвестиций частных, которые гораздо эффективнее. Поэтому такая политика, если она будет использована на практике, приведет к снижению темпов роста экономики. Если к тому же источником государственных инвестиций будет Стабилизационный фонд, то, надо честно признаться, в таком случае мы идем на рост инфляции и существенное укрепление рубля со всеми вытекающими для конкурентоспособности отечественной промышленности последствиями. В любой, даже плановой экономике норма накопления определяется домашними хозяйствами, а не государством, и если государство пытается тратить больше этой нормы, то возникает или дефицит товаров, или инфляция.

Как вы относитесь к «проблеме-2007», когда будут сняты все ограничения по превращению рубля в конвертируемую валюту?

Жду не дождусь. Я считаю, что фактически либерализация уже произошла. Остались осколки, которые, по сути, всем мешают работать, в том числе и фондовому рынку. Речь идет о символических ограничениях в виде обязательного депонирования средств и так далее. Они не играют никакой роли с точки зрения регулирования движения капиталов, но технически мешают проводить операции. Раз уж мы решились на либерализацию, надо как можно скорее убирать все то, что никакой экономической роли уже не играет.

В последнее время рубль то укрепляется по отношению к доллару и евро, то буквально на следующий день так же быстро сдает позиции. Тут со стороны ЦБ не ведется какой-то игры?

Никакой игры тут нет. Просто Центробанк выработал для себя определенный, почти математический, алгоритм интервенций для управления курсом, который тесно завязан на курсе евро — доллар. Если доллар упал по отношению к евро, то тогда рубль по отношению к доллару должен вырасти, а по отношению к евро упасть. И наоборот. Масштаб изменений определяется через вычисление «корзинного курса». Обратите внимание на сегодняшний курс рубля к доллару и рубля к евро. Сложите их и поделите пополам, и у вас примерно получится 31,5. Вокруг этой цифры и происходят колебания курса рубля к двум основным валютам. В этом и состоит вся суть политики ЦБ. Так что здесь нет никакой попытки кого-то сбить с толку.

Я почему спрашиваю: не так давно разразился скандал по поводу обращения депутатов Госдумы от фракции «Родина» в Генпрокуратуру с намеком на то, что руководство ЦБ якобы создает благоприятные условия для деятельности валютных спекулянтов. Вы работали в Центробанке на руководящих постах, а потому было бы интересно узнать ваше мнение по этому поводу.

Я только что описал вам сам механизм формирования курса и интервенций. Он весьма прозрачен. Если мы практически взглянем на ситуацию, то использовать инсайдеровскую информацию невозможно. Для того чтобы заработать на инсайде, то есть, грубо говоря, зная курс на завтра, с утра выйти с операциями, купить и продать, как надо, — для этого необходимо знать то, чего не знает никто. Кстати, для того чтобы заработать, имея такую информацию, необходимо как минимум проводить очень большой объем операций, поскольку сам курс ЦБ меняется на копейки. Чтобы на этом заработать хотя бы миллион долларов, нужно провести сделки на 200 или 300 миллионов долларов. Когда с такими заявками выходят в банк, то инсайдера всегда видно. И если бы инсайд использовался, то это увидел бы весь рынок, был бы крик. А рынок-то как раз молчит. Поэтому подобные предположения мне представляются безосновательными.

Александр ЧУДОДЕЕВ

Фото: «Эхо Москвы»