«Мы решили, что граждане нашего государства освобождаются от налогов»
Фото: фото Д. Чусовитина

«Мы решили, что граждане нашего государства освобождаются от налогов»

Сергей Соловьев
действительный член Национального фонда развития криптовалют России, основатель первого в мире децентрализованного передвижного государства ноонавтов
9746 6

Криптовалюты, получившие в нашей стране обидный ярлык денежных суррогатов, способны не просто изменить жизнь людей – по мнению некоторых экспертов, это путь к совершенно новому общественному устройству. О том, как криптовалюты могут изменить мир, порталу Банки.ру рассказал член Национального фонда развития криптовалют России Сергей СОЛОВЬЕВ, основатель первого в мире децентрализованного передвижного государства ноонавтов, руководитель Экспедиции ЮНЕСКО, почетный полярник России.

– Сергей Александрович, как вы расцениваете роль криптовалют в современном мире? Каковы их перспективы?

– Криптовалюты, а что еще более важно, технология блокчейна (распределенная база данных, формируемая по принципу консенсуса, согласия большинства. – Прим. ред.) сыграют ключевую роль в совершенствовании мироустройства, в развитии нетократической цивилизации, а также в дальнейшем развитии человеческой цивилизации вообще.

Криптовалюты позволят взаимодействовать совершено незнакомым людям, находящимся в разных уголках планеты. на новых принципах. Доверие, которое я рассматривал как главный капитал XXI века, теперь уже не требуется, чтобы совершить сделку.

Цифры экономии на посредниках и комиссионных при пользовании криптовалютными технологиями всем населением планеты колоссальные, просто запредельные. Речь идет о сотнях триллионов долларов.

Если коротко обобщить, то экономика человека становится независимой от экономики элит: финансовых, силовых, религиозных, политических. А чрезмерная роль элит – ключевая проблема мироустройства, которое многие считают явно устаревшим.

Запрет на пользование криптовалютой в России сформирует отсталую банковскую среду, у которой нет перспектив в жесткой международной конкурентной борьбе. И уж тем более будет невозможна интеграция в новые глобальные цифровые технологии.

– Пользуетесь ли вы лично криптовалютами? Как и для чего?

– Именно на этот вопрос в России лучше не отвечать совсем. Вам известно, что хотя законов, запрещающих пользоваться криптовалютой, у нас нет, но вышли соответствующие рекомендации от Центробанка, прокуратуры, Минфина. И все отрицательные.

Я планировал открыть на Урале крупнейшую в России майнинговую ферму по добыче криптовалюты. У меня были для организации этого бизнеса инвесторы. В собственности для этих целей и сейчас есть 24 тысячи квадратных метров производственных помещений под Екатеринбургом, собственная электроподстанция, собственный кусок газопровода высокого давления для установки газоэлектрогенераторов и получения дешевого электричества. Даже приобретена земля под этими объектами. Но письмо Минфина РФ о том, что весной криптовалюты в России запретят, отпугнуло инвесторов.

Теперь у меня проблема – надо продавать эти объекты под Екатеринбургом, но экономическая ситуация и инвестиционная атмосфера сегодня плоха не только для криптовалюты. Так что если и продам эту недвижимость и инфраструктуру, то, видимо, уже с существенными потерями. И в таком состоянии весь российский криптовалютный, да и не только криптовалютный бизнес. В Екатеринбурге было одно кафе, принимающее оплату в биткоинах. Теперь уже нет.

Являясь руководителем Экспедиции ЮНЕСКО, могу сказать, что мы готовим крупную международную журналистскую акцию по поддержке криптовалют с опытом ее использования в реальной жизни. То есть не только для спекуляций. Следующий этап нашей экспедиции будет проведен с полной оплатой всех расходов криптовалютой.

– Где еще, помимо валют, вы видите область применения блокчейна?

– Технология блокчейн, на мой взгляд, гораздо более ценная вещь, чем любая из криптовалют, включая и наиболее популярную из них биткоин. Биткоин нужен для приобретения опыта обращения с криптовалютой. Для того чтобы накопить опыт пользования инфраструктурой криптовалют, сервисом, технологиями, развитием программной базы. Для накопления опыта обеспечения безопасности.

Блокчейн, или система глобального консенсуса, позволит изменить не только платежные технологии и вид денег, но даже саму систему общественного устройства человеческой цивилизации. Далай-лама недавно сказал, что человечество выросло из коротких штанишек и ему уже не нужны религии. То же самое можно сказать о системе вертикального управления государствами. Человечеству давно перестали быть нужны фараоны, цари, короли, феодалы… В XXI веке наступила эпоха отказа от доминирующей роли элит.

Если коротко, блокчейн изменит функциональную роль элит, технологию их возникновения, а самое главное, нравственную природу предпочтения одной личности другой в решении каких-то вопросов. Время призовет на службу тех, кого раньше в России называли аристократами духа. Тех, кому общество действительно верит больше чем другим.

– Вы автор идеи передвижного государства ноонавтов. Кто такие ноонавты?

– Аргонавты, как вы помните, – это участники похода за золотым руном. Космонавты – это участники похода в космические дали. А ноонавт – это человек, который отправляется в путь по пространству ноосферы. Зачем? За колоссальными богатствами коллективного мозга человечества. Великий русский ученый Владимир Иванович Вернадский еще в начале прошлого века сказал, что главной геологической силой Вселенной является человеческая мысль. Мы осмелились предположить, что мысль является и нашим главным богатством.

Мысль не рассматривается как материальное богатство абсолютным большинством человеческого сообщества. И совершенно напрасно. Ученые доказали, что мысль материальна и носит квантовый (энергетический) характер. А значит, нам еще только предстоит научиться работать с этим уникальным активом.

Кладом неисчислимых богатств являемся мы сами, наши друзья, единомышленники, коллеги по общению в социальных сетях, писатели, ученые… Таким кладом является мозг человека. И конечно, величайшей кладовой богатств человеческой мысли является коллективный разум человечества — ноосфера.

Ноонавты считают, что человеческая мысль ценнее золота, платины, нефти, газа.

– Зачем нужно такое государство, в чем его смысл для его граждан и для человечества вообще?

– Думаю, что любое государство нужно для защиты личности. Об этом хорошо сказано в работе Фридриха Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Он считает, что за всю историю человечества было выработано только три института защиты личности. Государство один из них.

Может ли этот важнейший институт оставаться неизменным в нашем быстро меняющемся мире? Конечно, нет. Изменить государство, в котором живут сотни миллионов людей, Россию или США, нереально. А не меняющийся мир – это мир мертвый.

Создавая свое государство, мы еще не думали о криптовалюте как системообразующем факторе в создании нашей передвижной страны. Но технология блокчейн увязала идею создания нового государства с развитием криптовалют. И теперь мы делаем свое правовое поле уже непосредственно под технологию блокчейн.

– Каков правовой статус государства ноонавтов с точки зрения международного и российского законодательства?

– Изучая этот вопрос, мы поняли, что теория государственности сегодня понимается всеми по-разному. Кому как удобно. Вопрос, вправе ли люди объединяться в сообщество, именуемое государством, не только по территориальному признаку, но и по ментальному, то есть имея единомышленников, перед человечеством уже не стоит. Примеров создания таких государств множество. Они прекрасно существуют и без прав на земли.

Кроме того, государство, не имеющее своей земли, может взять какую-то территорию в аренду или пользование у другого государства. Наконец, просто выкупить часть земли по договору купли-продажи.

Выкуп или аренда территории гораздо привлекательнее, чем войны и революции, в ходе которых люди с разным менталитетом стремятся устроить свою жизнь по разным законам, порой абсолютно неприемлемым для одной из противоборствующих сторон.

Далее наступает очень важный момент, когда государство должно получить признание другими членами человеческого сообщества и другими государствами. Для этого государство ноонавтов должно быть им чем-то интересно или полезно.

Признание любым из существующих государств является очень важным шагом в процессе становления нового государства. Но признание его каким-то одним из влиятельных и давно состоявшихся государств гораздо интереснее. А для этого надо уже на практике доказать, чем наше государство ноонавтов может быть полезно такому устоявшемуся сообществу. Высшей формой признания любого государства является признание его Организацией Объединенных Наций.

Российское законодательство имеет для государства ноонавтов значение в двух аспектах: граждане России, получившие второе гражданство в государстве ноонавтов, должны знать и соблюдать российское законодательство. А ноонавты, не имеющие российского гражданства, обязаны соблюдать законодательство РФ, когда находятся на ее территории.

Кстати, когда в России приняли закон о территориях опережающего развития, мы решили, что обязательно обратимся к Юрию Петровичу Трутневу (вице-премьер, полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе. – Прим. ред.) с просьбой предоставить государству ноонавтов землю в аренду на длительный срок. Теоретически это возможно. Ведь речь идет именно об опережающем развитии, на что собственно и нацелены граждане нашего государства – ноонавты.

Если говорить о Северном полушарии, у ноонавтов в большей степени надежды на получение земли в аренду связаны с Норвегией, у которой сейчас пустуют бывшие советские поселки на островах архипелага Шпицберген, отданные недавно Россией. К тому же норвежцы принимали непосредственное участие как в работе Экспедиции ЮНЕСКО, так и в обсуждении вопросов создания интернационального государства ноонавтов. На одном из маршрутов нашей экспедиции, проходящем по территории России и Норвегии, принимали участие норвежка Мона Петерсон, как переводчик и специалист по связям с местным населением, а также бывший посол Норвегии в России Ойвинд Нордслеттен.

Близки нам по духу и члены королевской семьи Норвегии. Так, одна из принцесс Норвегии увлечена таким видом спорта, как гонки на собачьих упряжках, на которых наша экспедиция прошла впервые в истории Арктики 10 тысяч километров от Тихого океана до Атлантики вдоль всего побережья Северного Ледовитого океана.

Сейчас наша ключевая цель в области государственного строительства – открыть серию миссий, представительств и посольств в тех странах, где у нас есть сторонники и волонтеры, и получить признание государства ноонавтов от других стран.

– Как и когда вы пришли к идее государства ноонавтов? Есть ли прогресс в ее реализации?

– Идея государства ноонавтов выросла из сорокалетнего опыта работы коллектива моей полярной экспедиции, которая ранее называлась Экспедицией Сергея Соловьева, Экспедицией Дальневосточного научного центра АН СССР, Полярной экспедицией газеты «Советская Россия»... Это был один и тот же неформальный коллектив, который надевал на себя имя очередного морального спонсора. В СССР без этого невозможно было получить пропуск для работы в Арктике.

Позднее многие знали наш коллектив под брэндом «Полярэкс». Это был первый частный товарный знак в СССР, выданный еще в 1982 году.

В 2000 году наша группа получила предложение от ЮНЭСКО носить их имя и флаг. Мы не стали возражать. Так появилось наше новое имя – «Экспедиция ЮНЭСКО». К этому времени мы стали проводить экспедиции не только по нашей стране, но и за ее пределами.

В любом коллективе, работающем в экстремальных условиях, возникают свои правила игры, своя система взаимоотношений. Это знакомо многим. Но когда среди участников экспедиции появились граждане других стран, а маршруты начали прокладываться по территории нескольких государств, наш внутренний порядок стал еще более важен. Такие правила нужны и для отношений внутри коллектива, и для упорядочения отношений коллектива с внешними субъектами, которые так или иначе взаимодействуют с нами. Тогда впервые у меня появились мысли о том, что наша полярная экспедиция – это фактически уже передвижное государство небольших размеров.

И только потом мы решили, что государство нам нужно как институт защиты своих граждан. Защиты правовой, интеллектуальной, социальной и экономической… Например, мы решили, что налоги должно платить государство гражданам, а не наоборот. Оказалось, что вообще-то мы не изобрели в этом вопросе ничего нового. Аляска уже давно платит каждому гражданину штата по 1 000 долларов налогов ежемесячно, Швейцария платит уже по 2 500 евро каждому ежемесячно, Саудовская Аравия – и того больше.

После этого мы решили, что граждане нашего государства освобождаются от налогов. Например, княжество Монако освободило своих граждан от налоговых платежей и благодаря этой и подобным мерам достигло самой высокой продолжительности жизни в мире. Пример Монако спас меня от общественного презрения. А вы спрашиваете, есть ли прогресс в становлении и развитии государство ноонавтов?

Беседовал Михаил ДЬЯКОВ, Banki.ru