«На микрофинансовом рынке очень высок уровень мошенничества»
Фото: МФО «Домашние деньги»

«На микрофинансовом рынке очень высок уровень мошенничества»

Андрей Бахвалов
главный исполнительный директор МФО «Домашние деньги»
11867 4

Главный исполнительный директор микрофинансовой организации «Домашние деньги» Андрей БАХВАЛОВ встретился с командой аналитиков и журналистов портала Банки.ру. Самые интересные выдержки из беседы мы предлагаем вашему вниманию.

О влиянии кризиса на бизнес МФО

– Для нас кризис – это возможности. Во-первых, банки начинают меньше кредитовать население. Во-вторых, потребности заемщиков в деньгах никуда не уходят. Поэтому, безусловно, в этой ситуации мы можем наращивать темпы выдачи займов. Хотя проводить параллели между МФО и банками не совсем корректно, потому что пересечение целевой аудитории у нас всего 25%.

МФО – сектор, предназначенный для работы с теми людьми, которым банки изначально не дают денежных средств. Эти люди имеют достаточно низкий доход, меньше 30 тысяч рублей на семью. У них нет подтвержденного регулярного дохода. К тому же часто у таких клиентов испорченная кредитная история.

Чтобы развивать сектор, нужно идти в сторону наиболее мелких населенных пунктов, в сторону населения, которое не имеет сегодня доступа к кредитованию. Поэтому кризис дал нам определенные возможности. Рынок находится на той стадии, когда он растет активно, потенциал еще в два-три с половиной раза больше, чем то, что есть. Сегодня объем рынка МФО оценивается в 100 миллиардов рублей, если брать классическое кредитование малого и микробизнеса, аналог потребительских займов, PDL (займы до зарплаты. – Прим. ред.) и потребительские кооперативы и ломбарды. Если рассматривать только три первых сегмента, это чуть больше 50 миллиардов рублей.

Об источниках фондирования для МФО

– Источники фондирования у всех микрофинансовых организаций примерно одинаковые. Есть четыре основных источника. В первую очередь, это деньги акционеров. Второй – это, безусловно, публичные рынки, которые сегодня, к сожалению, практически закрыты. Третий – это банки. Четвертый – физические и юридические лица. Мы привлекаем фондирование во всех сегментах. У нас есть облигационные займы. Мы пролонгировали облигации, увеличили срок их обращения с трех до пяти лет. Такой шаг был сделан по инициативе квалифицированного большинства наших держателей.

Если возвращаться к банкам, они с удовольствием с нами встречаются. Но когда подходит время к непосредственной выдаче, конвертация встреч в реальные деньги достаточно низкая. С конца третьего квартала прошлого года, получение денег у банков и вовсе стало достаточно тяжелой историей. Ликвидности у банков нет, ставка по займам очень сильно возросла. Если в середине 2014 года мы привлекали деньги банков под 16% и 18% годовых, то сегодня – под 25–28%. Наш банковский портфель пассивов весь автоматически поднялся по ставке. Все уважаемые банки с января этого года прислали нам письма и подняли ставки, объясняя это тем, что у них достаточно много дорогих пассивов. По договорам с кредитными организациями это предусмотрено.

Банки собирали дорогую ликвидность в четвертом квартале прошлого года. Поэтому пока ликвидность не вымоется, они не имеют основание снижать ставку. Для нас, конечно, это привело к тому, что рентабельность бизнеса несколько ухудшилась. Нам пришлось сделать определенные шаги для того, чтобы рентабельность выправить. В частности, мы увеличили среднюю сумму займа. Если раньше мы выдавали от 10 до 30 тысяч при первичном обращении на срок 26 недель, то сегодня выдаем займы на сумму от 15 тысяч рублей на 39 недель.

О МФО и пирамидах под вывеской МФО

– До середины 2014 года привлечением денег от физических лиц активно мы не занимались. С середины прошлого года в «Домашних деньгах» образовалось подразделение, которое непосредственно занимается привлечением средств от физлиц. Сегодня у нас объем средств как от физических, так и юридических лиц в портфеле составляет порядка 35%. Это достаточно много. Если говорить про клиентуру, это достаточно молодые люди от 35 до 55 лет, квалифицированные инвесторы. Средний чек – 3–6 миллионов рублей. Максимальная доходность – 30%. Но надо понимать, что мы являемся платежными агентами, поэтому из ставки нужно вычитать налог.

Все, что больше 30% доходности, – это абсолютно точно пирамида. Дело в том, что экономика и маржинальность этого бизнеса не такая высокая, чтобы иметь возможность привлекать деньги под 40–50%. Мы среди лидеров рынка не знаем ни одной компании, которая привлекает под такие ставки.

О ставках по займам

– У нас было небольшое увеличение ставок по займам в конце 2014 года. Сегодня ставка колеблется от 200% до 250% годовых. Это длинные займы на год при среднем чеке 20–25 тысяч рублей. Это нормально в сегодняшней действительности. И ниже, чем у основных конкурентов. Но оценивают, как правило, не ставку, а полную стоимость кредита (ПСК). Уникальность компании «Домашние деньги» как раз в том, что у нас ПСК абсолютно совпадает и тождественна ставке.

Мы единственная МФО, которая не считает пени и штрафы. Если вдруг человек потерял доход и в течение месяца-двух не может платить, то после того, как находит новое место работы, он может снова начинать платить своим еженедельным платежом. При этом объем денег, который он платит нам, остается таким же.

Я думаю, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе ставки по займам расти точно не будут. Очень рассчитываю, что больше переноса внедрения закона о полной стоимости кредита не будет и с июня этого года он вступит в силу.

О просрочке

– Если говорить в целом про рынок, рейтинговое агентство «Эксперт РА» утверждает, что просрочка растет и качество портфеля снижается. Но если говорить про компанию «Домашние деньги», здесь мы идем против течения. У нас качество портфеля улучшается.

Это связано с несколькими факторами. Во-первых, мы активно двигаемся в сторону более мелких населенных пунктов, где нет закредитованного населения и много хороших заемщиков, которые в состоянии качественно выплачивать свои займы. Во-вторых, у нас растет доля повторных заемщиков, качество которых выше.

Третий фактор – наша IT-технология, которая, наверное, сегодня беспрецедентна на рынке. В 2014 году мы запустили инновационную разработку, которую назвали Digital Cash. Суть в том, что ERP-система управляет агентом посредством мобильного приложения в его смартфоне. То есть все бизнес-процессы автоматизированы. Агент не может пропустить какие-то важные моменты, когда он делает визуальный скоринг у клиента дома. Он не может пропустить коммуникации с клиентом, поскольку телефон напоминает, что он должен позвонить, сходить к клиенту и так далее. В рамках этой технологии мы начали измерять качество портфеля каждого агента каждую неделю.

У «Домашних денег» сегодня более 4 тысяч агентов. Наши скоринговые процедуры дают возможность агенту работать практически со всем входящим потоком клиентов, отрезая маргинальную публику. И агент сам принимает решение качественно.

О мошенничестве

– На микрофинансовом рынке очень высок уровень мошенничества. Но в разных моделях бизнеса МФО он разный. Если говорить про нашу модель, мы сталкиваемся в большей степени с внутреннем фродом. Потому что с внешним мы уже справились: у нас богатый опыт, огромная статистика, визуальный скоринг. А вот внутренний фрод, когда люди работают с деньгами, это действительно некая проблема. Наша мобильная технология минимизирует эти риски практически в ноль. Приходя на оформление займа, агент должен сделать несколько важных операций. Это бизнес-процессы, которые его телефон не позволит пропустить. Например, он дважды должен сфотографировать дом заемщика, чтобы телефон определил координаты, самого клиента, его документ. Наша система автоматически выбирает из фотографий GPS-координаты, сравнивает с координатами в оставленной заявке. Если они расходятся больше чем на 100 метров, заем не выдается.

Есть случаи, когда агент оформляет документы по ксерокопии паспорта или сфотографировав клиента в «Одноклассниках». Такое бывало и у нас. Сейчас это невозможно. Хотя в МФО фрод может доходить до 10–15%. Поэтому по рынку большая доля общей дефолтности. Сейчас мы выдаем заем с 28% финальной дефолтности (год назад – 33%). Это даже ниже, чем было заложено в нашей модели.

О нововведениях, которых ждет рынок МФО

– Есть две основные инициативы, которые сегодня уже вызревают в решения. Первая – разделение рынка на два сегмента: на микрофинансовый рынок и микрозаемный рынок.

Отличия следующие. Микрофинансовым организациям Банк России установит минимальный размер уставного капитала. Сегодня обсуждается цифра от 70 до 100 миллионов рублей. Таким компаниям ужесточат нормативы ликвидности и достаточности собственных средств. Но при этом дадут дополнительные преференции. По крайней мере, мы надеемся на это, обсуждаем с ЦБ. Нам все-таки дадут возможности доступа к фондированию. Например, разрешат включение наших бумаг в ломбардный список. О залоговых аукционах, к сожалению, мы пока только мечтаем.

Кроме того, МФО дадут возможность упрощенной удаленной идентификации. Сегодня это только в теории. Хотя компании, которые работают в онлайн-сегменте, предпринимают попытки полной идентификации клиентов, делают выдачи. Но сегодня удаленная идентификация разрешена только для сумм до 15 тысяч рублей. Нам нужно, конечно, выдавать большие суммы. И самое главное – у микрофинансового сегмента останется возможность привлекать деньги от физических лиц.

Вторая инициатива – обязательное членство в саморегулируемой организации (СРО). Как бы мы ни хотели, но ЦБ все-таки сегодня не хватает ресурсов для полноценного контроля и надзора за микрофинансовым рынком. Безусловно, принимается много мер. Сильно сократилось количество МФО. Но все равно их очень много. Рассчитываю, что в этом году обязательное членство в саморегулируемой организации все-таки будет введено.

О планах по увеличению портфеля займов

– Мы собираемся вырасти по объему продаж как минимум на 40%. Портфель займов на конец года 2014 года у нас составил 5,1 миллиарда рублей. На конец 2015 года мы прогнозируем, что наш портфель будет в районе 9 миллиардов рублей.

О конкуренции с банками и рентабельности МФО

– Сейчас многие банки активно выходят на рынок микрофинансирования. Но мы этого не боимся. Во-первых, потому, что мало кто умеет работать с заемщиком МФО. На мой взгляд, с ним никто из банков не умеет работать. Во-вторых, мы говорим, что цель микрофинансирования – покрытие маленьких населенных пунктов с населением меньше 50 тысяч человек. У банков там офисов нет, и делать их там нерентабельно. Поэтому вряд ли возможна какая-то большая конкуренция со стороны банков. Банки, скорее, создают МФО для работы вне рамок закона о потребительском кредитовании. Соблазн выдавать займы под большую ставку без ограничений на банковском рынке высок. Впрочем, если будут хорошие компании, это только лучше для рынка. Чем больше понятных компаний для регулятора, тем лучше отношение к рынку.

В целом количество компаний за год должно сократиться в два раза. То есть еще около двух тысяч компаний должно покинуть рынок, если регулятор будет двигаться в том темпе, в каком он двигался в 2014 году. И электронная ежеквартальная отчетность в ЦБ, и много других вещей – все к этому ведет. Да и сами компании понимают, что, наверное, это не совсем их бизнес.

В начале 2014-го или в конце 2013 года люди считали, что микрофинансовый бизнес – это суперрентабельная история. «Возьму 2 миллиона рублей, вложу, пару точек открою, и у меня будут золотые горы». Но на поверку оказывается, что это не совсем так. Часть людей с рынка самостоятельно понимают, что это активный труд и большие инвестиции, которые далеко не всем по карману.

О каналах выдачи займов

– Человек хочет получать заем там, где он живет. Для него это понятно и прозрачно. Мы запускали программу выдачи займов через «Почту России». Абсолютно не заработало.

Что касается МФО, работающих в онлайн, конкурентами мы их не считаем. Во-первых, они работают не совсем в рамках нашей модели. Они больше работают в сегменте займов до зарплаты – Payday Loan.

Нужно учитывать и то, что происходит в городах с населением в 20–30 тысяч человек. Для многих людей банк – это что-то непонятное, какой-то идол, страшная штука. То, что можно взять деньги у официальной компании, для многих тоже в новинку. Вопросы финансовой грамотности очень актуальны. Поэтому говорить, что сейчас в России с населением 144 миллиона человек, вдруг неожиданно «взлетит» онлайн-модель и у таких компаний появится куча клиентов, конечно, не приходится. Нам еще с точки зрения проникновения банковских услуг, карточек, продуктов до Европы далеко. Но перспективы, конечно, есть.

Записала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru