Алексей Ананьев: «Margin call у нас не было»
Фото: Cnews.ru

Алексей Ананьев: «Margin call у нас не было»

5183

Алексей Ананьев уверяет, что осмотрительность спасла банковский бизнес братьев от потерь, связанных с обвалом котировок: «У нас консервативная и осторожная стратегия действий в высокорискованных сегментах, банк не занимал активную позицию на фондовом рынке, поэтому негативный тренд нас практически не затронул».

— Столкнулся ли ваш банк с проблемой оттока вкладов, в каком объеме? Обращались ли вы за госпомощью?

— В октябре банк столкнулся с некоторым оттоком вкладов (в целом по банку отток сопоставим со средними показателями по рынку), но мы быстро преодолели эту ситуацию и вышли на положительные показатели благодаря активной работе с клиентами и повышению привлекательности продуктовой линейки. Промсвязьбанк в первую неделю получил прямой доступ к ресурсам ЦБ и Минфина. Но мы стараемся минимально зависеть от необходимости использования госсредств, поэтому ресурсы ЦБ и Минфина рассматривали только как кратковременные и антикризисные.

— Сколько вам выделил ЦБ?

— Я не буду раскрывать эту сумму. Могу лишь сказать, что открытые со стороны ЦБ лимиты были использованы лишь частично, а к концу декабря был сформирован более чем достаточный запас ликвидных активов, и в январе часть антикризисных средств, привлеченных от государства, была погашена досрочно. Также в конце декабря за счет собственных ликвидных активов Промсвязьбанк погасил второй транш синдицированного кредита в сумме $200 млн. Банк продолжает четко выполнять обязательства перед клиентами и контрагентами, но и при поддержке государства принял активное участие в оздоровлении ряда региональных банков, пострадавших от кризиса ликвидности и оттока средств клиентов. В рамках программы санации в банковскую группу Промсвязьбанка вошли Ярсоцбанк и банк «Нижний Новгород», их ликвидность была восстановлена, и в настоящий момент они работают в нормальном режиме.

— Готовы вы спасать другие банки? С кем-то сейчас ведете переговоры?

— Есть список из претендентов, который изучает команда банка. Жестких планов и цифр, сколько банков надо приобрести, нет. Если команда представит правлению и совету директоров интересные варианты, будем изучать.

— Каким должен быть банк, который может заинтересовать вас?

— Значимые факторы в первую очередь качественные, а не количественные. Важно качество активов и состояние, в котором находится потенциальный объект поглощения. Главное, чтобы банк жил и дышал: чтобы у него осталась клиентская база, не было плохих долгов, чтоб он не был кэптивным.

— Много в прошлом году говорили о вашем интересе к Ханты-Мансийскому банку…

— Гипотетический интерес был, но не более того. Этот интерес в практическую плоскость не перешел. Мы даже не проводили due diligence, так что эта идея быстро умерла.

— Как отразилось на бизнесе Промсвязьбанка решение властей увеличить госгарантии по вкладам до 700 000 руб.? Приток вкладчиков заметен?

— Решение было очень своевременным, потому что как раз в этот момент начинались паника населения и отток вкладов. Это, конечно, затронуло и Промсвязьбанк. Но уже в начале ноября банк смог вернуть позитивную динамику роста розничных вкладов. Прирост всех срочных вкладов за год составил 48% по объему. Относительно 1 октября, когда пошел отток, прирост срочных вкладов составил 3,41% по объему с учетом переоценки валютных курсов. Прирост вкладов, безусловно, связан с увеличением страховой суммы возмещения и масштабной кампанией по информированию населения о системе страхования вкладов, но не был бы возможен без эффективной и слаженной работы, которую продемонстрировала команда Промсвязьбанка, своевременного ввода новых предложений и проведения специальных акций и мероприятий.

— Каким был объем открытых позиций у Промсвязьбанка к началу обвала фондового рынка в сентябре 2008 г. и какой сейчас? Или банк успел выйти из рынка до того, как началось серьезное падение? А сейчас какой стратегии придерживается?

— Промсвязьбанк заранее, до обвала фондового рынка, приостановил проведение торговых операций с акциями. Объем торгового портфеля на 1 сентября 2008 г. был равен нулю, что позволило банку избежать серьезных потерь, связанных с беспрецедентным обвалом котировок. Что касается облигаций, то на начало сентября общая позиция банка составляла порядка 18 млрд руб., более половины из которых — портфель высоколиквидных бумаг (в основном ОФЗ), который составляют короткие долговые обязательства эмитентов с рейтингом не ниже суверенного, входящие в ломбардный список ЦБ. Основу торгового и инвестиционного портфелей банка также составляют облигации качественных эмитентов с невысокой дюрацией, поэтому даже номинальные убытки от переоценки торгового портфеля нас не сильно беспокоят — мы верим в способность выбранных нами эмитентов полностью исполнять свои публичные обязательства.

Сейчас банк в рамках разумно-консервативной стратегии даже несколько увеличил свой портфель облигаций за счет бумаг качественных эмитентов, строго придерживаясь установленных процедур управления рисками.

— Как складываются сейчас отношения с партнером по Промсвязьбанку — германским Commerzbank? Будет ли меняться размер его доли в обозримом будущем, в какую сторону? Пользовался ли Промсвязьбанк финансовыми ресурсами своего германского акционера во время острой фазы кризиса? Пользуется ли сейчас? Какие договоренности между акционерами на этот счет вообще существуют?

— Отношения с Commerzbank на протяжении всего периода сотрудничества являются дружескими и партнерскими. Кризис еще раз проверил их на прочность, и взаимоотношения подтвердили свой рабочий характер. В декабре 2008 г. была выпущена допэмиссия Промсвязьбанка на 4 млрд руб., и Commerzbank, несмотря на сложную ситуацию на международных финансовых рынках, принял в ней участие в рамках своей доли — 15,32%. Также активно продолжается наше сотрудничество в области торгового финансирования, растут обороты по корреспондентским счетам, взаимно открытым нашими банками друг другу. Речи об изменении доли не шло. Думаю, в обозримом будущем сохранится статус-кво.

— Частичное огосударствление Commerzbank как-то отражается на вашем партнерстве?

— Нет, поскольку государство купило у немецкого банка привилегированные, а не голосующие акции. Commerzbank таким образом получил госфинансирование, немецкое правительство разместило средства в банке без участия в управлении и без гарантий доходности. Поэтому Промсвязьбанк события вокруг Commerzbank никак не затрагивают.

— А если государство предложило бы вам продать небольшой пакет акций банка, а на полученные средства вы могли бы покупать интересные активы — согласились бы?

— Такая идея с нами не обсуждалась. Но если бы государство — по схеме немецкого правительства и Commerzbank — предложило купить «префы» и таким образом разместило в банке деньги без дополнительных условий, это было бы весьма интересное предложение. Нужны ли государству голосующие акции нашего банка? Думаю, нет. Но подобная сделка вряд ли может повлиять на наше желание покупать региональные банки. Если актив действительно привлекательный, мы его все равно купим.

— Обсуждали ли вы с кем-то из акционеров частных банков слияние Промсвязьбанка с каким-либо крупным игроком? По примеру МДМ-банка и «Урса банка»?

— Мы такие возможности не обсуждали и подобных предложений не получали. А если и получим, то это, наверное, будет последний вариант, который мы будем рассматривать. На мой взгляд, возможность успешного слияния двух крупных организаций очень низка, и если это сильные компании, то слияние завершается зачастую тем, что одна команда поедает другую. Это долгий, мучительный и далеко не всегда идущий на благо акционеров процесс.

— Затронула ли вашу группу всеобщая проблема с принудительным исполнением маржин-коллов? Какой объем активов, имеющих рыночную котировку, был у группы в залоге к началу осени 2008 г.? Какова ситуация сейчас?

— К счастью, нас эта проблема обошла стороной. Мы всегда придерживались спокойной и консервативной стратегии развития бизнеса, предпочитая не торопиться с выводом компаний на IPO. Безусловно, до кризиса IPO рассматривалось многими как довольно легкий способ получить доступ к относительно дешевым деньгам. Однако мы понимали, что публичность накладывает на компанию большой ряд ограничений и что с IPO не стоит торопиться. Сложившаяся на рынках ситуация подтвердила, что мы не зря вели себя осторожно.

— То есть в перспективе от IPO Промсвязьбанка вы не отказываетесь?

— Конечно, это одна из опций. Но сейчас об этом говорить нет смысла.

— Серьезные ли сокращения идут (или ожидаются) в Промсвязьбанке и группе в целом?

— У нас нет программы сокращения персонала, такой задачи не стоит. Идет оптимизация. Происходит реструктуризация сети банка, новое руководство этого подразделения изучает эффективность работы точек, неэффективные закрываются, соответственно, уходит и персонал этих точек. Пересматриваются бизнес-процессы и по другим направлениям, в которых происходит снижение объемов работы: оценивается нагрузка, и наиболее эффективные сотрудники продолжают работу, а с менее эффективными приходится расставаться. Это нормальный рабочий процесс. В цифрах по банку получается порядка 5%.

По группе мы общую статистику не ведем, потому что у нас очень разные бизнесы. Определенных планов сокращения в цифрах нет, применяем принцип разумности.

— Как вы прогнозируете развитие девелоперских проектов «Промсвязьнедвижимости» в нынешней экономической ситуации? Есть ли у девелоперского подразделения вашей группы замороженные в связи с кризисом проекты? Сколько их, каковы их параметры?

— «Промсвязьнедвижимость» (ПСН) — это более сотни объектов: офисы класса А и В, гостиницы, торговые центры, логистические комплексы, девелопмент земельных участков. Сейчас стратегия развития компании, безусловно, корректируется в связи с рыночной ситуацией. Была проведена оценка перспективных девелоперских проектов, и принято решение сфокусироваться на наиболее эффективных из них — их порядка 20. Остальные проекты находятся на разных «бумажных» стадиях, поэтому их развитие было временно приостановлено.

— Продавать какие-то активы будете?

— Шорт-лист выставленных на продажу объектов есть. Цены, конечно, не такие, как полгода назад, но если мы договоримся с покупателями и получим хорошее предложение, почему бы не продать?

— Какова средняя ставка аренды в объектах ПСН? Арендаторы не просят снизить ставку?

— Вилка арендной ставки — $400—1000/кв. м. Где-то прошла коррекция цены, но арендаторов по ключевым объектам мы не потеряли, скорее наоборот — в основных офисных комплексах на Дербеневской набережной и Таганке у нас полный комплект.

— Что будет с медиаактивами группы? Не планируете ли продавать какие-то издания?

— Никаких изменений, кроме возможного приобретения активов, пока не предусмотрено. Наши инвестиции в медиа сосредоточены в основном в трех направлениях: печатные издания, типографии и дистрибуция, и наши компании показывают хорошие результаты. Например, газета «Аргументы и факты» («АиФ») серьезно усилила свои позиции в минувшем году. Да, возможно, часть рекламодателей на время кризиса уменьшит расходы на медиа, но, я надеюсь, что — исходя из показателей и структуры аудитории «АиФ» — газета будет одной из последних, кого это коснется. Кроме того, медиа — это отрасль с длинным горизонтом инвестирования. Поэтому наша стратегия — сохранять и укреплять.

— Недавно ваша компания «Синтерра» отказалась от покупки оператора фиксированной связи МТТ. Других покупок в этом секторе тоже пока не планируете?

— Мы допускаем, что неорганическим путем «Синтерра» будет расти в других сегментах рынка, например в контентно-ориентированных. А развиваться органическим путем оператор будет в части увеличения возможностей магистральных транспортных и сетей передачи данных, а также телефонной сети.

Биография

Ананьевы родились в Москве, Алексей — в 1964 г., Дмитрий —
в 1969 г. Алексей окончил Московский педагогический институт иностранных языков им. М. Тореза, Дмитрий — Московский авиационный институт, Госакадемию управления им. Орджоникидзе

1992
братья учредили компанию «Техносерв A/С», ввозившую в Россию компьютеры, Дмитрий возглавил ее совет директоров

1994
Дмитрий — член совета директоров Промсвязьбанка, Алексей — глава совета


2006
Дмитрий избран представителем от Думы Ямало-Ненецкого округа в Совете Федерации РФ, Алексей занял пост председателя совета директоров Промсвязьбанка

Чем владеют братья Ананьевы

Промсвязьбанк (84,68%)
активы — 399,46 млрд руб. (12-е место среди российских банков, данные «Интерфакс-ЦЭА» на 30 сентября 2008 г.).
собственный капитал — 33,85 млрд руб. (13-е место).
прибыль до уплаты налогов — 6,1 млрд руб. (8-е место).

Группа «Промсвязькапитал» (100%)

ей принадлежат компания «Медиа3» (издательские дома «Аргументы и факты», «Труд», «Экстра-м медиа», типографии «Экстра-м», «Медиа-пресса», агентства распространения «АРИА-АиФ», МОП «Союзпечать», «Метропресс СПб», «Роспечать-Челябинск»), системный интегратор «Техносерв А/С», телекоммуникационная группа «Синтерра» (компании «Синтерра», «Петерстар», «Глобал телепорт», «Евротел», ряд региональных операторов связи), группа компаний «Промсвязьнедвижимость» (портфель девелоперских проектов около 7,5 млн кв. м, под управлением более 500 000 кв. м площадей коммерческой недвижимости), лизинговый оператор Independent Leasing.

Всем бизнесом братья Ананьевы владеют на паритетной основе. Консолидированные финансовые показатели компаний группы «Промсвязькапитал» они не раскрывают.

В мае 2008 г. журнал Forbes оценил состояние Ананьевых в $4,6 млрд (у каждого по $2,3 млрд).

Алексей РОЖКОВ, Мария ШПИГЕЛЬ