Алексей Улюкаев: «Мы будем сглаживать чрезмерную волатильность рубля»
Фото: Прайм-ТАСС

Алексей Улюкаев: «Мы будем сглаживать чрезмерную волатильность рубля»

2654

Банк России пока не изменил прогноз инфляции-2009: с точки зрения регулятора, она составит 13%. Прогноз оправдается, если ЦБ удастся контролировать девальвацию рубля и удержаться в рамках бюджетных расходов. Об этом и о многом другом в интервью агентству Прайм-ТАСС рассказал первый заместитель председателя Центробанка Алексей УЛЮКАЕВ.

В последнее время сокращение резервов РФ практически прекратилось. Какие факторы, помимо отсутствия продаж резервов для поддержки рубля, также повлияют на состояние ЗВР?

В принципе, в текущем году ситуация с резервами будет лучше, чем ожидалась некоторое время назад, в том числе и нами.

В январе 2009 г было довольно сильное сокращение импорта, при том, что сокращение экспорта было даже меньше, чем предполагалось, учитывая корректировку нефтяных цен. Положительное торговое сальдо по итогам января, предварительно, составляет 9 млрд долл. Эта цифра будет уточняться, безусловно, более точные данные появятся в марте, но уже сейчас можно сделать общие выводы. Положительное сальдо счета текущих операций по итогам января — 5 млрд долл. Все это дает хорошую перспективу. Я полагаю, что торговое сальдо будет по итогам 2009 г существенно позитивным, составит несколько десятков млрд долл. Сальдо текущего счета будет хоть и меньше сальдо торгового счета, но тоже положительным.

Между тем, представляется, что многие участники рынка сейчас действует исходя из предположения того, что будет нулевой или отрицательный текущий счет.

Вероятно, что по итогам 2009 г сальдо капитального счета будет отрицательным, но менее отрицательным, чем сейчас считают аналитики и сам Банк России. Дело в том, что в ряде случае задолженность будет рефинансироваться кредиторами. Я не могу назвать цифру, но думаю, что значительная сумма долга будет рефинансирована. А в ряде случаев обязательства будут исполнены, во многом из тех иностранных активов, которые банки сейчас накопили для себя и своих клиентов.

Это базовые причины, которые влияют на состояние резервов, но есть еще и методология их подсчета. Напомню, в составе резервов РФ существуют резервы собственно Банка России и резервы Минфина РФ. Против наших иностранных активов ставятся обязательства перед Минфином в виде счетов в долларах, евро и фунтах стерлингов.

Но поскольку бюджет будет исполняться с дефицитом, этот дефицит будет покрываться за счет резервного фонда РФ. Сейчас все его средства размещены на наших валютных счетах и для того, чтобы правительство могло за счет этого источника покрыть дефицит, правительство будет продавать Центральному банку эту валюту, за счет рублей, которые мы эмитируем, и эти рубли уже будут поступать для исполнения бюджетной росписи.

Сейчас окончательные цифры бюджетного дефицита уточняются, но скорее всего это будет порядка 8 проц ВВП. При величине валового продукта, которая сейчас принята в прогнозе, это составит порядка 3,2 трлн руб, или около 90 млрд долл по сегодняшнему курсу.

Соответственно, для покрытия бюджета ЦБР эмитирует эти 3,2 трлн руб, но и приобретет в свои резервы порядка 90 млрд долл. То есть в его распоряжении будут находиться не только те средства, которые уже есть, но и те, которые будут направлены на покрытие дефицита.

Кроме того, если какие-то средства будут размещаться и из Фонда национального благосостояния / ФНБ/, то и это может дать нам прирост собственно резервов ЦБ. Речь идет о том, чтобы разместить некоторые средства фонда — порядка 400 млрд руб, в качестве субординированных кредитов в банках. А поскольку счета ФНБ также исключительно находятся в валютной форме, а субординированные кредиты выдаются в рублях, то это тоже может дать в резервы Центробанка более 10 млрд долл.

Поэтому согласно международной методологии определения резервов, на самом деле для целей финансирования платежного баланса может быть использовано примерно на 100 млрд долл больше, чем это представляется некоторым аналитикам.

Должны ли учитываться в резервах 50 млрд долл, которые выделяются ВЭБу, или средства на валютных коррсчетах?

Бытует ошибочное представление, что нам надо минусовать резервы на 50 млрд долл, которые мы, согласно закону о дополнительных антикризисных мерах, должны дать Внешэкономбанку /ВЭБ/ на погашение западной задолженности российских банков и компаний. Во-первых, мы всякий раз когда оформляем депозиты ВЭБу, что сейчас составило порядка 11 млрд долл, сразу минусуем их — ничего не оставляем. Во-вторых, наблюдательный совет ВЭБа принял решение о прекращении этой деятельности, и поэтому считать, что за исключением этих 11 млрд долл наши валютные обязательна перед ВЭБом остаются, уже не корректно — такого обязательства не существует.

И, наконец, по поводу коррсчетов банков в долларах и евро, которые мы разрешили банкам открывать в Банке России. Есть предположение, что их также надо минусовать из резервов. Но это также будет некорректно. Существует международная практика многих центральных банков, которые открывают счета, размещают активы в банках и т. д. И по методологии Международного валютного фонда эти средства не вычитаются. Да, у нас есть определенный пассив, под который есть валютный актив, но никакого уменьшения величины резервов здесь быть методологически не должно.

Наращивают ли банки сейчас валютные средства на счетах в ЦБР?

По состоянию на 15 февраля банки разместили на корсчетах порядка 41 млрд долл/Была ошибочная информация на 10.02. — на самом деле те же 41 млрд долл/.Хочу отметить, что в последнее время они перестали расти.

Какой объем резервов зафиксирован на данный момент?

Сейчас нет сокращения резервов из-за оттока капитала, они колеблются за счет переоценки. Если посмотреть на последние недели, то на 25 января у нас было 385 млрд долл, на 1 февраля — 386 млрд долл, на 5 февраля — 382 млрд долл, на 10 февраля — 383 млрд долл. На 15 февраля это примерно 386 млрд долл. То есть все время вокруг этой цифры в 385 млрд долл происходит колебание резервов, которое связано прежде всего с переоценкой.

У Вас уже есть предварительные данные по оттоку капитала в январе 2009 г?

Могу только сказать, что отток капитала в январе был безусловно меньше, чем в декабре 2008 г, и вообще — самым меньшим с сентября 2008 г. Отток в январе был все же существенным и в основном связан с тем, что в январе завершалась процедура по управляемому изменению курсовых соотношений. Когда пассивы банков увеличивались за счет валютной составляющей, то соответственно против них они формировали валютные активы. С этим был связан отток. А после 22 января сложилась обратная ситуация и я думаю, что уже февраль будет совсем другого характера. Приток капитала в феврале вряд ли возможен, должно пройти какое-то время, но думаю, что отток существенно сократится или даже прекратится.

Банк России подготовил доклад по новым оценкам макроэкономических показателей на 2009 г?

Нет, пока он еще не готов, но для этого есть объективные обстоятельства — мы ждем бюджет. От него уже будут ориентиры по остаткам на счетах, и соответственно по чистому кредиту правительству и чистому кредиту банковской системе и тд. Без этого корректные оценки не возможны.

Но Банк России не изменил прогноз по инфляции в 2009 г?

Пока не изменил. Может быть, поменяем его, может и нет. С точки зрения инфляции сейчас важнее курсовая политика, чем политика расходов бюджета. Если мы сможем подавить девальвационные ожидания, и будет понимание того, что, скорее всего, расходы будут в тех рамках, которые предполагаются в бюджете, то можем уложиться в 13 проц. У нас ожидается небольшой скачек инфляции в феврале-марте текущего года по сравнению с прошлогодними показателями. Это произойдет из-за корректировки импортных контрактов. Но все равно инфляции в феврале-марте будет меньше, чем в январе текущего года.

Изменил ли ЦБР как-нибудь валютную структуру инвестирования резервов, а также наращивать долю золота в резервах?

У нас валютная структура не изменилась. Скажем так, технически доля валют немного колеблется, но нормативная доля не изменилась. А золота мы будем приобретать. В 2008 г мы увеличили долю золота в резервах, как в физическом объеме, так и в стоимостном. Мы постараемся, чтобы в 2009 г этот рост продолжился.

Отмечает ли ЦБР укрепление рубля в феврале, после завершения девальвации?

Да, естественно рубль укрепился. Но, с одной стороны, это было техническое укрепление. Была несколько авантюрная позиция участников рынка, но в течение нескольких дней они поняли, что рубль перепродан и стали закрывать свои валютные позиции. Поэтому появился некоторый отскок, который оказался значительным: соотношение между рублем и бивалютной корзины сдвинулось на 2 с лишним рубля, поэтому мы в пятницу покупали валюту — около 1 млрд долл. А в понедельник уже не выходили на рынок.

Банк России не хочет допускать слишком большую волатильность рубля, если будет большое укрепление, то потом возможно обратное движение. Лучше, чтобы сейчас волатильность была поменьше, чтобы все участники рынка и население привыкли и успокоились. Мы будем сглаживать чрезмерную волатильность рубля.

И какие дальнейшие ожидания по валютному рынку?

Возможно, что на близкий промежуток времени колебания будут проходить в районе верхней границы корзины 39—41 руб. Но во 2-м полугодии, я бы считал укрепление рубля более вероятным в рамках корзины, чем ослабление.

Как Банк России оценивает текущее состояние ликвидности банков?

Мы не считаем сейчас острой проблему ликвидности в банковской системе. Думаю, что банки спокойно пройдут и налоговые погашения в феврале, и предстоящие выплаты долгов в марте, которые в основном будут погашаться за счет валютных активов.

На данный момент банковская ликвидность, если считать рублевую и валютную, то есть агрегат М2Х, вполне нормальная. Ее прирост на начало февраля по сравнению с прошлым годом составил 13 проц. Получается, что в реальном значении с учетом инфляции ликвидность не уменьшилась. Другое дело, банки в силу своих девальвационных ожиданий считают, что в валютных пассивах должны быть валютные активы, иначе они принимают на себя валютные риски. Поэтому они не спешат продавать нам валюту, но думаю, практика им докажет, что валютный риск совсем не такой, каким они его представляют, и может даже не в ту сторону рассчитанный.

С одной стороны ЦБР расширяет число принимаемых залогов, с другой — периодически снижает лимиты. Что является более важным для ЦБР?

Мы по-разному относимся к нашим инструментам. Есть инструменты, которые легче всего можно использовать для фондирования операций на валютном рынке, и это, прежде всего, беззалоговые кредиты. Это понятно, там нет обеспечения. Поэтому мы жестче всего относимся к этому инструменту: мы увеличиваем первоначальную ставку и уменьшаем лимиты. Сейчас средневзвешенная цена по ним составляет 18,6 проц, и нас устраивает примерно такая цена денег там. Мы полагаем, что банки, которым действительно нужна ликвидность, чтобы решить текущие проблемы, под эти ставки займут, а валютные игроки вряд ли это будут делать.

С другой стороны у нас есть инструмент, согласно положению 312-П, по которому мы предоставляем кредиты под обеспечение кредитных требований. Здесь мы будем либеральны, потому что за каждым рублем рефинансирования стоит реальная кредитная работа банка. Поэтому мы не хотели бы слишком ужесточать ставки по средствам, которые потом бы пошли на кредитование реального сектора.

Я считаю, что для расширения рефинансирования правильно расширять круг качественных залогов, но уменьшить долю задолженности по беззалоговым кредитам. Потому что все-таки это является экзотическим инструментом, обычно не свойственным для центрального банка. У нас уже есть один случай невозврата, хотя и с относительно небольшой суммой, и у этого банка уже отозвана лицензия.

Кроме того, напомню, что в ломбардный список вошли акции, и в этом месяце мы уже будем заключать первые сделки РЕПО с ними.

У Банка России есть планы по прекращению проведения беззалоговых аукционов?

Мы не будем прекращать эту практику, но не планируем роста объемов. У нас уже практически нет прироста, величина привлечения почти совпадает с величиной погашения. Возможно, скоро допустим ситуацию, когда погашаться будет больше, чем привлекаться.

Намерен ли ЦБР понижать процентные ставки?

Понижать ставки пока не пора, потому что мы должны добиться полного подавления девальвационных ожиданий. Чтобы не только банки и нефинансовые компании, но и, главное, население убедились в том, что не следует входить в валютные инструменты. Это ничего, кроме головной боли не даст. Динамика соотношения валютных и рублевых депозитов должна снова измениться: вытеснение валютных депозитов рублевыми стало бы для нас хорошим сигналом о возможном изменении политики процентных ставок.

То есть вы рекомендуете населению доверять рублевым вкладам?

Я считаю вложения в рублевые инструменты надежными, а с точки зрения тех процентных ставок, которые есть на рынке — они и весьма доходные. И я сам в рубли вкладываю — часть зарплаты перевожу с карточного счета на рублевый депозит.

Банк России, как основной акционер Сбербанка, уже принял какие-нибудь решения по увеличению его капитала?

Никаких решений нет и в ближайшее время наблюдательный совет Сбербанка не предполагает это обсуждать. Сейчас у Сбербанка достаточно комфортная ситуация, он исполняет все нормативы, прежде всего норматив достаточности капитала — Н1. У него созданы приличные резервы на возможные потери по ссудам. Есть гипотезы, при которых эти резервы придется увеличивать, но это зависит от того, как будет развиваться экономика. Вполне возможно, что такая проблема и возникнет в будущем, но пока ситуация комфортная.

Какую прибыль получил Банк России в 2008 г?

Около 100 млрд руб. Операционная прибыль существенно выросла, но выросли и провизии, которые мы создавали. Но в целом прибыль значительно больше, чем в 2007 г.