«Мы делаем все для того, чтобы сохранять прибыльность своего бизнеса»

«Мы делаем все для того, чтобы сохранять прибыльность своего бизнеса»

Алексей Нефедов
президент банка «Югра»
7790

В банке «Югра» сменился председатель правления. Как повлияют кадровые изменения на стратегию банка и каковы перспективы региональных банков в России, в интервью порталу Банки.ру рассказал президент банка «Югра» Алексей НЕФЕДОВ.

Недавно теперь уже бывший председатель правления банка «Югра» Юрий Гусев покинул свой пост. Какие перемены последуют в банке? В частности, будет ли меняться состав правления?

– В нашем банке силен командный дух и культура организации. Если уходит председатель правления, это еще не означает, что все должно резко измениться. Безусловно, придется провести определенную ротацию в команде, в частности появится новый зампред. Но в то же время Юрий Павлович (Гусев. — Прим. ред.) все равно остается рядом, он — член совета директоров, и продолжит участвовать в решениях коллегиального органа. Стратегия банка «Югра» из-за его ухода точно не изменится.

– Глава Банка России Эльвира Набиуллина на Международном финансовом конгрессе, проходившем в Санкт-Петербурге, озвучила планы регулятора снизить надзорные требования для региональных банков. Каковы, по-вашему, последствия этого решения?

– Я вижу в этом вопросе аналогию, например, с земельными банками Германии или кантональными, как в Италии. Логика регулирующих органов строится на том, чтобы дать возможность жить и работать банкам из конкретного региона, не выходя за его пределы. Это действительно учреждение а-ля сберкасса, которое работает внутри конкретного региона. Скорее всего, их активность возможна при поддержке местной власти. Как раз таким организациям можно давать определенные преференции, в том числе и для прохождения системы банковского надзора.

Такие банки, работающие в определенном регионе, будут нести и риски этого региона. Риски, которые могут разительно отличаться в зависимости от расположения и развитости области или края. Взять, например, Север или Дальний Восток, Сахалинскую или Курганскую области, где бизнес-составляющая несколько меньше, чем в центральных регионах. В этом смысле наша страна несколько отличается от той же Германии, где регионы самодостаточны, имеют собственные доходы и не имеют разительных отличий от соседних областей.

Какое место в этой системе будет отведено банку «Югра»? Будет ли банк менять стратегию развития?

– Мы соответствуем всем требованиям федерального банка и считаем себя банком федерального масштаба. «Югра» присутствует во всех российских регионах. Ведь наш бизнес сконцентрирован не только в Западной Сибири. У нас есть клиенты практически во всех регионах.

– Капитал банка на сегодняшний день составляет 60,9 миллиарда рублей. Планируете его увеличивать в ближайшее время?

– Действительно, у нас капитал приближается к отметке 60,9 миллиарда рублей, и еще 10 миллиардов планируется на капитализацию в течение этого года.

– Нет ли планов по смене бренда банка?

– Мы сделали ребрендинг три года назад и довольны его результатами. Любая смена имиджа — это в том числе и дополнительные материальные расходы. А поскольку мы являемся частным банком, очень тщательно следим за своими расходами. И пока не планируем их увеличивать.

– Какие планы у вас по бизнесу в регионах?

– Западная Сибирь, Сибирский федеральный округ — это регионы, где мы всегда имели сильные позиции. Мы будем и дальше развиваться в этих регионах, потому что видим в них потенциал. Кроме того, новая стратегия банка, принятая в 2016 году, предусматривает и поддержку предприятий Дальнего Востока.

– А Крым?

– В Крыму больше сосредоточено компаний среднего бизнеса, туризма. Нам более интересна сейчас поддержка Дальнего Востока. Там много развивающихся предприятий, идет серьезное развитие всего региона. Тем более регион расположен на стыке с Азией. Это означает много новых проектов.

– С Китаем?

– В том числе.

По каким проектам вы планируете работать с китайскими партнерами?

– У банка «Югра» есть филиал во Владивостоке. Мы будем его расширять, работать над развитием как розничного, так и корпоративного бизнеса. Но с большим уклоном на корпоративный бизнес.

– Но на Дальнем Востоке уже есть такие сильные игроки, как Азиатско-Тихоокеанский банк, «Восточный Экспресс». В чем будут ваши конкурентные преимущества?

– Другие участники банковского рынка, работающие в Дальневосточном регионе, занимаются и корпоративным, и розничным бизнесом. Мы делаем акцент на комплексном обслуживании компаний и предприятий. Но в то же время можем дать им более гибкий, даже семейный сервис, и он пользуется популярностью. Естественно, это дает определенный эффект в части взаимодействия с клиентами.

– В чем проявляется гибкость сервиса? В привлекательных ставках?

– Это комплекс мер для клиента. На привлекательность банка в глазах клиента влияет ведь не только ставка по кредиту, но и в целом подход. Можно получить минимальную ставку в каком-то федеральном банке, но при этом к тебе не будут проявлять никакого внимания. А когда клиент окружен заботой по всем направлениям, это дает плюс и ему, и нам.

Если говорить про конкретные продукты, что вы намерены предлагать на Дальнем Востоке?

– В первую очередь — кредитование проектов, связанных с перевозкой грузов. Также нашими клиентами станут крупные промышленные предприятия, в том числе и оборонный комплекс, который сейчас обретает вторую жизнь. Плюс будем участвовать в проектах, связанных с местной властью, — социальных, инфраструктурных. Будем предлагать различные гарантии по исполнению обязательств наших клиентов.

Какие планы по кредитному портфелю на Дальнем Востоке?

– Сейчас объем кредитов по компаниям в указанном регионе составляет несколько сотен миллионов рублей, до конца 2016 года мы планируем довести его до 2—3 миллиардов рублей.

– Офисную сеть по стране оптимизировать будете?

– Мы уже выстроили логично свою сеть, сегодня у нас 110 офисов по всей стране. Пока чувствуется определенная нехватка офисов в Москве и Санкт-Петербурге, так как наша клиентская база в этих городах продолжает увеличиваться. Мы планируем предоставлять здесь больше удобств для клиентов. На Дальнем Востоке планируем открыть порядка десяти новых офисов в таких городах, как Владивосток, Южно-Сахалинск, Петропавловск-Камчатский, Хабаровск, Благовещенск, Комсомольск-на-Амуре.

– Будете ли вы в целом усиливать корпоративный блок?

– Безусловно, ведь наша стратегия подразумевает в первую очередь развитие корпоративного направления.

– Значительная доля доходов банка приходится на процентные доходы от корпоративных клиентов. Какие продукты приносят основной доход «Югре»?

– Это кредитование, гарантии, комиссионные доходы, есть также доходы от ценных бумаг.

Есть ли продукты для физических лиц, от которых вы в этот кризис отказались?

– Ни до кризиса, ни сейчас мы не работали активно с сегментом розницы. Мы не развивали активно потребкредитование, автокредитование или ипотеку. Мы сосредоточились на сегменте корпоративной розницы и предлагаем фактически индивидуальные программы обслуживания для сотрудников наших корпоративных клиентов. Поэтому у нас нет продуктов, от которых мы решительно отказывались бы из-за кризиса.

– Банк «Югра» известен своей активной политикой по привлечению вкладов. Каковы ваши цели по депозитному портфелю по итогам 2016 года?

– Да, некоторое время тому назад мы достаточно агрессивно наращивали депозитную базу для выполнения стратегических целей банка — войти в топ-30 российских банков. И этой цели мы достигли. Конечно, предложение депозитных продуктов и разработку новых для физических клиентов мы продолжим, но будем двигаться в этом направлении аккуратно, взвешивать все риски по каждому продукту.

– Высокие ставки по депозитам сохранятся?

– Нынешние ставки по нашим депозитным продуктам либо совпадают со среднерыночными, либо даже ниже. Средняя ставка по рублевым депозитам сейчас составляет менее 10% годовых.

Правильно я понимаю, что долю средств физлиц в структуре фондирования вы будете постепенно снижать?

– Она уже постепенно снижается. Депозиты — это первичный способ набрать некую подушку ликвидности и пассивов. Для многих банков это являлось определенной стратегией. Если раньше соотношение средств физлиц и корпоративных клиентов у нас было 80 на 20, то сейчас доля средств физлиц от пассивной базы — порядка 50%.

На сегодняшний день при закрытии зарубежных рынков вклады физлиц являются одним из стабильных источников получения пассивной базы для банка. И это правило действует не только для нашего банка. Это общая ситуация. Может быть, создается впечатление, что это плохо. Я так не считаю. Могу сказать, что у меня нет ни одного иностранного проекта, куда бы я вложил деньги. Все проекты, которые банк финансирует, находятся в России и связаны с реальным сектором.

С другой стороны, любая паника на рынке нередко провоцирует значительный отток вкладов...

– Смотря что подразумевается под словом «паника». При спровоцированном форс-мажоре можно, конечно, создать такую панику, что из всей банковской системы 18 триллионов рублей физлиц уйдут «под подушку». Тогда есть шанс, что фактически закончится вся финансовая система России. Но наша задача, и в том числе задача регулятора, — не допускать паники на рынке, показать нашим клиентам, что их не обманывают, что есть гарантии, в том числе и по системе страхования вкладов.

– На рынке давно ходят слухи о возможной продаже банка «Югра». Вы намерены привлекать новых инвесторов?

– Наш банк имеет сильных акционеров, необходимости привлечения крупных сторонних инвесторов у нас не было. Но мы сейчас ведем активную работу по выходу на публичный рынок и при наступлении положительной конъюнктуры планируем IPO. Присутствие на публичном рынке повышает степень доверия вкладчиков и клиентов банка.

– Каковы будут параметры IPO? По какой стоимости будет проходить первичное размещение?

– Мы не планируем размещать на бирже существенный пакет акций. Скорее всего, первичное размещение не превысит 10%. Стоимость этого пакета будет зависеть в том числе и от конъюнктуры рынка в будущие периоды.

– Внешние факторы, такие как Brexit, могут стать риском для вашего размещения?

– Подобные события предполагают определенную неуверенность в том, что будет дальше. А банки и финансовая система должны всегда давать уверенность. Пока мы можем не понимать всех последствий этого события. Но все же на нас больше влияют внутрироссийские факторы.

– Рассчитываете ли вы на прибыль по итогам года? В каком размере?

– Точный показатель будет зависеть от того, как мы будем вести бизнес сейчас и в следующие полгода. Конечно, мы делаем все для того, чтобы сохранять прибыльность своего бизнеса.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru