Виктор Станкевич: «Полис кредитного страхования — хорошее обеспечение для банка при выдаче кредита»

Виктор Станкевич: «Полис кредитного страхования — хорошее обеспечение для банка при выдаче кредита»

5247

Страховые компании стремятся к тому, чтобы кредитное страхование в России стало таким же распространенным инструментом управления риском неплатежей, как, например, банковская гарантия или факторинг. Полис страхования торговых кредитов имеет массу дополнительных преимуществ: он позволяет в более выгодном свете представить в отчетности дебиторскую задолженность страхователя и может являться обеспечением при получении банковского кредита. Об особенностях этого страхового продукта, системе оценки рисков и перспективах российского рынка кредитного страхования «Банковскому обозрению» рассказывает заместитель генерального директора РОСНО Виктор СТАНКЕВИЧ.

Виктор Валерианович, что представляет собой продукт по страхованию торговых кредитов? Кто выступает страхователем, какие именно риски страхует РОСНО? Что считается страховым событием?

Страхование торговых кредитов — это один из финансовых инструментов управления своими рисками для продавца, который имеет возможность работать со своими клиентами, покупателями на условиях отсрочки платежа. Соответственно, страхователем по данному виду страхования выступает производитель, крупный дистрибьютор, поставщик какой-либо продукции. Известно, что компании, которые предоставляют товар на условиях отсрочки платежа, имеют конкурентное преимущество на рынке. Но всегда существует риск, что покупатель не заплатит за отгруженную продукцию. Какие могут быть механизмы для управления таким риском? Гарантии банка, факторинговые схемы и кредитное страхование.

Страховым случаем может стать достаточно широкий круг событий: начиная от просрочки платежа со стороны покупателя и заканчивая его банкротством. В договоре купли-продажи указываются сроки платежа, и если они нарушаются, то для страхователя и страховой компании начинается так называемый период ожидания между событием, которое имеет признаки страхового случая, и признанием этого события страховым. В европейской практике период ожидания продолжается 180 дней, и за это время заинтересованные стороны могут выяснить, почему произошла задержка платежа. А клиент имеет возможность заплатить либо начать процедуру банкротства. Таким образом, возмещение убытков страхователю со стороны страховой компании происходит не ранее, чем через полгода.

В ряде случаев бывают исключения из этого правила. Действующие правила РОСНО предоставляют возможность сокращения периода ожидания до 90 дней в зависимости от видов деятельности клиентов, от рынков, на которых они работают.

Каковы особенности оценки рисков в данном виде страхования? Использовали ли вы какие-то российские наработки, например опыт банковского риск-менеджмента, или РОСНО работает исключительно по методике своего перестраховщика, Euler Hermes?

Методика Hermes — это, конечно, основа, потому что есть базовые принципы, которые прошли испытание во всем мире. Основной базовый принцип кредитного страхования заключаются в том, что единичные сделки не страхуются. Страхуется весь оборот, который реализуется на условиях отсрочки платежа. Естественно, желание любого клиента — не страховать хорошего партнера и страховать проблемного. Для страховой компании такой подход означает антиселекцию риска. Существенным моментом является аккумуляция риска, так как мы часто страхуем риски различных производителей на одних и тех же покупателей, и ряд других базовых принципов.

Свои коррективы в общепринятую методологию кредитного страхования вносит российское законодательство. Но банковская оценка рисков имеет несколько иной характер. Баланс все анализируют одинаково, но банк, выдавая кредит, принимает в обеспечение либо товар на складе, либо имущество в залог. Страховая компания по закону не имеет право пользоваться залоговыми инструментами. Поэтому наша методика по сравнению с банковской, с одной стороны, более строгая, а с другой — более гибкая.

Вы можете как-нибудь проиллюстрировать эту гибкость?

Возьмем реальный пример: у компании заключены контракты с несколькими поставщиками. Один партнер поставляет уникальные препараты, которые, кроме него, никто не производит. А другой — вату, бинты и другой медицинский ширпотреб, который производит еще десяток других предприятий. Вопрос: кому покупатель будет платить при прочих равных условиях в первую очередь? Конечно же, поставщику уникальных препаратов.

Такой же сюжет можно увидеть в отношениях с поставщиками крупных торговых сетей. Можно себе представить, что с лидерами сокового сегмента, «Вимм-Билль-Данном» или «Лебедянским», отношения будут складываться иначе, чем с каким-нибудь новым no-name производителем соков.

При наступлении форс-мажора, пытаясь сохранить свое место на рынке, компания в первую очередь оплачивает жизненно важные товарные потоки, которые позволят ей сохранить свое присутствие на рынке, а от второстепенного можно отказаться. Поэтому с точки зрения страховщика один и тот же покупатель может представлять разную степень риска для разных партнеров-страхователей, хотя его балансовые показатели при этом не меняются.

Не менее важно качество самого страхователя: зачем он страхуется, какова его кредитная политика, как выстроен кредитный менеджмент? Ведь цель любого продавца — продать свой товар любым путем. И в этом стремлении он может перейти опасную грань.

Как формируются тарифы в кредитном страховании, каковы суммы возмещения убытка?

Тарифы и максимальные суммы возможного возмещения убытков со стороны страховщика, так называемые кредитные лимиты, индивидуальны и устанавливаются в результате анализа информации о страхователе, о его клиентах, товарообороте и истории взаимоотношений с партнерами. Скажем, покупатель хорошего качества, условно говоря, Газпром или другая компания из «голубых фишек», имеет небольшой оборот с нашим страхователем — около 100 тыс. долларов в месяц. Понятно, что на Газпром мы установим лимиты, существенно превышающие эти 100 тысяч. Но, как правило, приходится иметь дело с обратными ситуациями, когда оборот нашего страхователя с клиентом исчисляется десятками миллионов долларов, а мы можем представить лимит всего на 300—400 тыс. долларов, исходя из финансового состояния покупателя. Таким образом, страхуя весь оборот нашего клиента, лимиты на каждого конкретного партнера-страхователя мы устанавливаем сами по результатам анализа информации. Естественно, мы не ограничиваем права нашего страхователя иметь со своими контрагентами любой оборот, мы только говорим при этом, что наша ответственность ограничена нашими лимитами.

Расходы страхователя при этом состоят из двух частей: страховые тарифы и затраты на оценку рисков. При оценке любого кредитного риска страховщик анализирует баланс, бухгалтерскую отчетность за последний период, а потом проверяет полученную информацию с помощью независимых источников, кредитных бюро. Они предоставляют много ценных дополнительных сведений, например, об арбитражной практике нашего потенциального клиента. Фактически затраты страхователя на оценку рисков являются компенсацией наших расходов на покупку информации в кредитных бюро.

Какие отрасли наиболее привлекательны с точки зрения кредитного страхования?

Не секрет, что в России многие компании ведут двойную бухгалтерию, в результате чего фактический и балансовый оборот значительно отличаются. Кредитное страхование предполагает, что претензии к должнику, не оплатившему свой долг, могут предъявляться только в пределах официальной отчетности и официальных активов на его балансе. Поэтому нас интересуют отрасли, которые с точки зрения товарного и финансового оборотов наиболее прозрачны.

Самым очевидным, наиболее ярким примером такой прозрачной отрасли является фармацевтика, потому что особенности регулирования данного бизнеса предусматривают получение сертификата не на наименование лекарственного препарата в целом, а на каждую отдельную партию. Бывает, что отрасль не очень прозрачна, но отдельные предприятия работают «в белую». В основном это западные компании или их российские дочерние предприятия.

За счет чего будет происходить увеличение объема кредитного страхования в России? Можете ли вы спрогнозировать динамику?

Как будет развиваться экономика, точно так же будет развиваться и кредитное страхование. Сегодня мы страхуем доли процентов от совокупности внутреннего и экспортного товарооборота. Вместе они составляют около 400 млрд долларов в год. Если застраховать его весь, то получится максимальная емкость рынка кредитного страхования. Но на сей день мы и до 1 млрд долларов ответственности не дошли.

Упомянутые 400 млрд пытаются растащить на маленькие кусочки с использованием разных видов гарантий: банковские гарантии, факторинг, кредитное страхование. Продукты-субституты будут конкурировать между собой. А некоторые компании вообще работают по предоплате. Поэтому строить какие-то прогнозы по динамике развития кредитного страхования сегодня было бы некорректно.

Ожидаете ли вы ужесточения конкурентной ситуации на данном рынке?

Крупнейших негосударственных игроков в сфере кредитного страхования (я не беру сейчас экспортные агентства) во всем мире можно пересчитать по пальцам одной руки. Hermes, например, держит около 35% мирового рынка частного кредитного страхования. Немецкая компания Atradius, французская Coface вместе с Hermes занимают около 75% рынка.

Российские компании, которые захотят работать на этом рынке, должны будут иметь партнеров-перестраховщиков из числа перечисленных компаний, иначе объем рисков, которые они смогут принимать, будет весьма незначительным. При этом Hermes однозначно озвучил, что его партнером является РОСНО и ни с кем другим по перестрахованию данных рисков он работать не будет. Coface и Atradius являются партнерами «Ингосстраха». Это, по сути, означает, что крупнейшие игроки, заинтересованные в российском рынке, уже поделены между ведущими российскими страховщиками. И это нормально. В России, как и в мире, кредитное страхование будет концентрироваться лишь в нескольких специализированных компаниях.

Каковы возможности взаимодействия компании «РОСНО» как оператора рынка кредитного страхования с российскими банками?

Мы не страхуем банковские риски как таковые. Оценка надежности заемщика, который приходит за кредитом в банк, — это прямая задача самого банка и никак не может быть функцией страховой компании. Но полис страхования кредитного риска является хорошим обеспечением для получения кредита в банке. И здесь в полный рост встает вопрос о качестве самой страховой компании и ее перестраховочного партнера с точки зрения рейтинговых оценок. Являясь резидентом, компания «РОСНО» не может иметь рейтинг выше суверенного рейтинга страны. Однако имея перестраховочного партнера с рейтингом А+, РОСНО значительно повышает качество своего страхового полиса и его привлекательность в качестве обеспечения для кредитования в банке.