Андрей Верников: «Я работаю независимым директором в банке»

Андрей Верников: «Я работаю независимым директором в банке»

4816

МДМ-Банк поставил своеобразный рекорд. На недавнем годовом собрании акционеров пять из девяти мест в совете директоров было отдано независимым кандидатам. О проблемах формирования и развития института независимых банковских директоров в интервью журналу «Банковское обозрение» рассказывает Андрей ВЕРНИКОВ, председатель совета директоров МДМ-Банка.

Андрей Владимирович, не так давно ЦБ РФ опубликовал на своем сайте в качестве проекта письмо, в котором рекомендует акционерам кредитных организаций обратить внимание на зарубежную практику формирования советов директоров, согласно которой количество независимых директоров должно быть «достаточным для обеспечения объективности, взвешенности и независимости принимаемых управленческих решений». Каково ваше отношение к этой идее? В чем состоит ее целесообразность? Насколько она сейчас приемлема для банков?

Мое отношение к рекомендациям ЦБ РФ, конечно, положительное. Их принятие — сильная, правильная и перспективная мера с точки зрения укрепления банковского сектора в целом, снижения его системных рисков, повышения уровня управляемости и прозрачности отдельных кредитных организаций. Рекомендации Банка России учитывают международный опыт и, в частности, базовые документы Организации экономического сотрудничества и развития, а также кодекс корпоративного поведения, разработанный еще ФКЦБ России.

В настоящее время проблемы кредитных организаций сместились из плоскости отсутствия должного объема капитала и привлеченных средств в сторону недостаточного доверия к банкам со стороны российских и иностранных участников рынка, прежде всего вкладчиков, кредиторов и потенциальных инвесторов. Именно в этом направлении сейчас необходимо работать, закладывая платформу прочной деловой репутации, совершенствуя финансовую отчетность, повышая уровень ее транспарентности, оттачивая механизм принятия решений. Большинство аналитиков сходятся во мнении, что при прочих равных условиях корпоративное управление является важнейшим из факторов, способных скорректировать отношение к банкам в положительную сторону. Если говорить об МДМ-Банке, то здесь система корпоративного управления была внедрена значительно раньше, чем вышел в свет проект рекомендаций ЦБ РФ. Мы считаем, что на сегодняшний день данная система является одной из самых «продвинутых» среди существующих в российских коммерческих банках. В составе совета директоров МДМ-Банка представлены пять независимых директоров, при этом председатель совета директоров и председатели всех комитетов являются независимыми директорами. Исполнительные директора — топ-менеджеры банка — составляют менее четверти состава совета.

Как вы считаете, обладают ли независимые директора реальными полномочиями или их присутствие в кредитных организациях носит чисто номинальный характер?

Это зависит от сочетания самых различных факторов, один из которых — подлинное отношение акционеров банка к роли независимых директоров и совета вообще. Другой фактор — это личность самого директора. Если вы заведомо приглашаете «говорящую голову» (образно говоря, члена Палаты лордов), то есть фигуру статусную, но далекую от понимания тонкостей бизнеса, то именно «говорящую голову» вы и получаете. Тогда вряд ли стоит всерьез ожидать реального вовлечения независимого директора в дела компании и желания тратить на такую работу много нервов, сил и времени. Серьезный и активный специалист вряд ли согласится на такую роль, потому что даже при пассивном участии в управлении сохраняются потенциальные репутационные риски. Лично мне роль «говорящей головы» была бы неинтересна.

Каковы конкретно ваши полномочия как председателя совета директоров — независимого директора банка, что входит в зону вашей ответственности на этом посту? Какие функции вы выполняете?

Независимый директор занимается тем, что ему положено по уставу и положению о совете директоров. Эти полномочия имеют свои пределы. Например, совет директоров не является органом оперативного управления банка, то есть мы не принимаем кредитных решений, не назначаем начальников отделов и не утверждаем дизайн пластиковых карточек банка. У нас своя сфера компетенции. «Парадом командуют» в банке его исполнительные органы, а именно правление и председатель этого правления, которые принимают все оперативные решения. Однако совет директоров назначает председателя правления и утверждает его контракт.

У совета директоров своя роль: он рассматривает стратегические вопросы, утверждает основную отчетность банка, формирует его руководящие органы, следит за ростом эффективности и капитализации бизнеса в целом. Совет не борется за власть с собственным правлением и не претендует на то, чтобы вникать во все вопросы хозяйственной жизни. Кроме того, в МДМ-Банке есть совещательно-рекомендательные органы совета директоров — комитеты. Их четыре: комитет по рискам, комитет по назначениям и вознаграждениям, комитет по стратегии и комитет по аудиту. Все они объединяют в своем составе только независимых директоров и возглавляются ими же, хотя в работе активно участвуют и исполнительные менеджеры банка, включая председателя правления и его заместителей, руководителей департаментов.

Устраивает ли вас карьера независимого директора и какие здесь могут быть перспективы роста? Каковы ваши критерии самооценки собственной деятельности?

Да, такая карьера привлекает меня. В этой сфере существуют серьезные перспективы для профессионального роста. Методологических и теоретических материалов на эту тему хватает, однако подлинное мастерство корпоративного директора добывается в процессе практической работы по формированию и уточнению стратегии компании, разрешению конфликтных ситуаций, выведению бизнеса на более высокий уровень. Добавлю, что я намерен повышать свою квалификацию в сфере корпоративного управления, в частности через обучение на специализированных семинарах и тренингах.

Что касается критериев оценки, то и здесь существуют стандартные методики. Совет должен оценивать себя как минимум раз в год. Мы работаем в новом составе с мая, так что нам еще только предстоит это сделать. Хотя, возможно, уже осенью можно будет провести промежуточную оценку в сокращенном варианте. Моя личная самооценка во многом будет вытекать из коллективной оценки моей работы в совете.

Работа в качестве независимого директора МДМ-Банка — ваша основная деятельность?

Нет, и по определению быть таковой не может. Если для человека это единственная или основная деятельность, то он уже не может быть в полной мере независимым: ведь появляется материальная и иная зависимость от сохранения директорского портфеля, что неминуемо повлияло бы на образ мышления и мотивы принятия решений. Я являюсь ведущим научным сотрудником одного из академических институтов. Подготовил докторскую диссертацию, пишу книги, статьи, немного консультирую. Планирую в ближайшее время заняться преподаванием. При этом тщательно слежу за тем, чтобы не возник конфликт интересов, способный скомпрометировать мою независимость как директора банка.

Перед кем независимый директор должен отчитываться о своей работе?

Разумеется, перед акционерами. Собрание акционеров дает оценку работы совета и при необходимости меняет его численность и персональный состав. В этом смысле тезис о независимости не стоило бы абсолютизировать. Зато мы независимы от топ-менеджмента банка, потому что избирают нас акционеры и наше вознаграждение утверждают они же.

Как вы считаете, кто будет востребован в качестве независимых директоров в ближайшей перспективе?

Думаю, что сотни, а может быть, и тысячи людей хотели бы стать независимыми директорами. Данной тематикой интересуются многие менеджеры среднего и высшего звена, преподаватели, ученые, консультанты. Если судить по странам с развитыми рынками, то директорский пост — это венец карьеры любого менеджера, который понемногу отходит от активной оперативно-распорядительной деятельности. Думаю, что в России будут востребованы те же категории специалистов, что и в других странах. Это менеджеры высшего звена, известные консультанты, ученые, чьи труды имеют прикладные аспекты. К моему сожалению, скорее всего, будут также весьма востребованы бывшие чиновники и бывшие либо действующие политики.

Почему к сожалению?

Здесь очень трудно провести грань между тем, что составляет конфликт интересов, а что нет. Во многих случаях членство в совете предлагается как косвенная компенсация бывшему чиновнику за помощь, оказанную той или иной компании. Это данность, с которой приходится мириться. На Западе этот процесс хоть как-то регулируется правилами и этическими нормами. В России же такие правила либо не существуют в отчетливом виде, либо не выполняются. Поэтому будет очень много пограничных ситуаций, выглядящих с этической точки зрения далеко не безупречно. Мне очень хочется рассчитывать, что чиновники и политики не будут доминировать при формировании корпуса независимых директоров. К несчастью, существует спрос на так называемых «лоббистов» (они же — «люди со связями», «с толстой телефонной книжкой» и т. д.).

Почитайте российские деловые газеты за последний год, и вы увидите, что этому аспекту придается совершенно гипертрофированное значение. Никто не спрашивает: а какой именно вклад внесет этот человек в управление компанией? Вообще, владеет ли он русским языком, на котором должны проходить заседания совета директоров (если они, конечно, вообще проводятся), и каково при этом будет качество дискуссии? Зато всех гипнотизирует «вхожесть» в некие кабинеты. А зачем в них вообще входить? Надо создавать прозрачную эффективную компанию, предлагающую рынку качественный продукт и действующую на основе чисто рыночной мотивации, а хождение по «кабинетам» часто отвлекает от решения этой задачи. Что же касается политиков и других «дигнитариев» (известных личностей), то их присутствие в компании может создавать как положительный эффект благодаря их известности, так и дополнительные риски. Всем известно, какой накал порой приобретает российская политическая жизнь. Причастность директора к «не той» партии может поставить компанию под удар.

На рынке существует мнение, что включение в состав совета директоров независимых директоров — это всего лишь мода, которая еще не скоро станет устойчивой тенденцией? Согласны ли вы с этим?

Любая устойчивая тенденция начинается с моды. Ношение брюк женщинами началось с того, что один известный дизайнерский дом предложил модель, которая вначале всех шокировала, и носить это осмеливались лишь единицы, рискуя вызвать всеобщее осуждение. С тех пор это стало, как вы выразились, «устойчивой тенденцией». И так происходит в любой сфере. Я считаю, что присутствие независимых директоров в компаниях давно переросло стадию моды. Даже в нашей стране это тоже уже не такая и новация, а в зрелых экономиках западных стран это просто законодательное требование, которое невозможно не соблюсти.

Каковы основные причины привлечения независимых директоров к управлению кредитной организацией? Почему недостаточно наемных менеджеров?

Наемные менеджеры имеют собственную «повестку дня». Их личная заинтересованность определяется размером зарплаты и премиальных вознаграждений, а также необходимостью зарабатывать очки лично для себя в карьерной гонке. Такая ситуация может противоречить целям развития и устойчивости кредитной организации в целом, особенно за рамками горизонта бюджетного планирования (один год).

Кто-то должен контролировать работу наемных менеджеров. Безусловно, есть рыночная дисциплина. Однако насколько она сильна в России и какого рода контроль благодаря ей осуществляется — это еще вопрос.

На определенном этапе контроль ведут сами акционеры. Через какое-то время у них диверсифицируются интересы, появляются вложения в других отраслях экономики. Акционеры не хотят и не могут в каждодневном режиме мониторить и контролировать менеджмент. Здесь появляется понимание того, что нужен человек независимый, в первую очередь, от менеджмента.

Знаете ли вы своих коллег на российском рынке, которые будучи независимыми директорами одновременно являлись бы председателями совета директоров?

Знаю и общаюсь с ними. Это Станислав Шекшня — председатель совета директоров компании «СУЭК», а также Берт Вос из Международного промышленного банка. Правда, среди председателей советов пока не слишком много моих коллег — независимых директоров. Для того чтобы расширить круг подобного общения, я вступил в Ассоциацию независимых директоров, которая является весьма перспективной в плане формирования и укрепления нового для России института независимых директоров и может со временем стать авторитетным элитным «клубом», к чьим рекомендациям будут серьезно прислушиваться акционеры ведущих российских компаний.

Как вы считаете, чем руководствуются владельцы банков, которые пока предпочитают обходиться без независимых директоров?

Возможно, руководствуются верой в собственную мудрость и знания по всем без исключения вопросам деятельности банка, а также желанием непосредственно участвовать в оперативном управлении — «рулить». Но это, я думаю, скоро начнет проходить, и функция владения будет отделяться от функций управления и распоряжения. А требования рынков капитала заставят создавать системы корпоративного управления, в которых имеются встроенные сдержки и противовесы и где независимые профессионалы разрабатывают стратегию банка и наблюдают в интересах акционеров за результатами работы наемных менеджеров.

Досье

Андрей Владимирович Верников — председатель совета директоров МДМ-Банка.

В 1981 году окончил с отличием факультет международных экономических отношений МГИМО. В 1984 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук.

С 2001 по 2004 год работал финансовым директором Черноморского банка торговли и развития (международная финансовая организация со штаб-квартирой в г. Салоники, Греция).

С 1998 по 2001 год занимал должность заместителя председателя правления ЗАО «АБН АМРО Банк А. О.».

В 1995—1998 годах работал в Международном валютном фонде (Вашингтон) заместителем исполнительного директора от Российской Федерации.

До этого работал в департаменте иностранных операций Центрального банка России, в Аппарате Правительства РФ, в Институте международных экономических и политических исследований РАН.

Автор монографий и статей по вопросам развития банковской системы, валютных отношений, международной торговли.

Оксана ДЯЧЕНКО