Руководство Сбербанка решило совместно с Национальной ассоциацией участников фондового рынка и Национальной фондовой ассоциацией подготовить и направить в Федеральную службу по финансовым рынкам предложения, уточняющие положения закона об инсайде в части того, кто является инсайдером и какое время то или иное лицо будет им оставаться. Об этом пишут «Ведомости» со ссылкой на зампреда правления Сбербанка Беллу Златкис. «Мы с юристами тщательно изучили закон об инсайде и пришли к выводу, что в банке не являются инсайдерами, возможно, только операционисты в кассах», — прокомментировала она инициативу банка.

В конце июля президент Дмитрий Медведев подписал закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты». За неправомерное использование или передачу инсайдерской информации предусмотрены штрафы в размере 300 тыс. — 1 млн рублей или лишение свободы на срок от двух до шести лет. Закон должен вступить в силу через шесть месяцев после опубликования, однако в течение трех лет будет действовать мораторий на уголовное наказание. Уголовное наказание за манипулирование рынком возможно уже сейчас: в УК предусмотрены штрафы от 300 тыс. до 1 млн рублей или лишение свободы до семи лет.

По закону к инсайдерам отнесены эмитенты и управляющие компании, профучастники, члены совета директоров и другие лица. «Я, например, до сих пор не купил акции нашей компании, потому что эти бумаги обращаются на западных площадках, — делится финансовый директор крупной российской госкомпании. — А там финансовым директорам запрещено покупать бумаги своей компании за две недели до существенного события и в течение двух недель после такого события, а их у нас масса».

Руководство НАУФОР согласно со Златкис. «Действительно, закон не ограничивается в определении инсайдеров лицами, которые в нем прямо указаны, а относит к ним любых лиц, обладающих инсайдерской информацией, — рассуждает председатель правления НАУФОР Алексей Тимофеев. — Получается, что любой сотрудник банка может оказаться инсайдером, а если будет использовать эту инсайдерскую информацию — станет правонарушителем».

Сами авторы закона об инсайде не разделяют мнение профучастников. «Когда закон принимали в первом чтении, под понятие инсайдера мог попасть кто угодно, но сегодня это понятие четко определено», — комментирует зампред комитета Госдумы по финансовому рынку Лиана Пепеляева. Впрочем, по ее мнению, для реализации закона в целом требуется большое количество подзаконных актов. Нужно мониторить исполнение закона и при необходимости его корректировать, потому что он регулирует абсолютно новую форму правоотношений, добавляет депутат.

Как отмечает руководитель ФСФР Владимир Миловидов, в законе указано, что сам эмитент вправе устанавливать перечень инсайдерской информации — дополнительно к тому, что устанавливает закон.

По мнению юриста адвокатского бюро «Линия права» Алексея Черных, в новом законе понятие «инсайдер» сформулировано чрезвычайно широко, однако такой подход находится в полном согласии с мировой практикой. «Единственное, чего должны опасаться инсайдеры, — неопределенности относительно пределов допустимого использования инсайдерской информации, но в этом вопросе законодателя не за что ругать, — отмечает Черных. — Ограничения на использование инсайдерской информации сформулированы четко и детально, подчас в ущерб заявленным целям закона».