Избрание Михаила Кузовлева на должность члена правления Банка Москвы могло противоречить уставу этой кредитной организации. Такое предположение на форуме «Горячие новости банков» портала Банки.ру высказал Максим Осадчий, аналитик банка БКФ.

Дело в том, что, согласно уставу Банка Москвы, члены правления не вправе занимать должности в других кредитных организациях, а также страховых, лизинговых компаниях, организациях, являющихся профессиональными участниками рынка ценных бумаг или аффилированными лицами банка.

Если одна из сторон считает, что решение совета директоров было принято с какими-либо нарушениями, то она может подать соответствующий судебный иск с целью оспорить такое решение через суд.

«Однако на практике подобные иски теряют цель при созыве новых собраний органов управления и принятия решений, выгодных мажоритарному акционеру общества, — считает управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев» Андрей Корельский. — Поэтому они могут носить лишь репутационный характер, отвлекая от основной деятельности менеджмент и акционеров компании и не достигая заявленной цели».

В Банке Москвы не смогли прокомментировать, был ли нарушен устав кредитной организации, когда 24 февраля Кузовлев был избран на пост первого вице-президента. На тот момент он был первым зампредседателя правления ВТБ и стал единственным представителем госбанка в правлении Банка Москвы.

Тогда же было принято решение о назначении президента ВТБ Андрея Костина председателем совета директоров Банка Москвы (в него вошли еще четыре представителя последнего, в том числе и Кузовлев).

В пресс-службе ВТБ порталу Банки.ру заявили, что «Михаил Кузовлев уволился из ВТБ в момент назначения первым вице-президентом Банка Москвы». Никакой официальной информации на сайте о том, что в правлении ВТБ произошли изменения, нет. Из списка аффилированных лиц ВТБ Кузовлев был исключен 3 марта.

На сайте Банка Москвы он еще числится в совете директоров как первый заместитель президента — председателя правления ВТБ.

«В соответствии с требованиями ФСФР, установленными «Положением о раскрытии информации», компании, чьи ценные бумаги обращаются на российских фондовых биржах, должны раскрывать информацию об изменениях в составе правления, — рассказывает начальник управления юридического сопровождения корпоративной деятельности Промсвязьбанка Михаил Калашников. — Причем делать это они должны в срок не позднее одного дня с даты проведения заседания совета директоров (а не с даты подписания протокола, как для компаний без листинга), принявшего такое решение».

Нарушение требований к раскрытию информации грозит такому эмитенту штрафами или при грубых нарушениях даже наложением «ограничений на обращение ценных бумаг».

По словам руководителя корпоративной практики «ФБК-Право» Александра Ермоленко, за нарушение требований о раскрытии информации, согласно положению ФСФР ст. 15.19 КоАП РФ, предусматривается наложение административного наказания в виде штрафа: для должностного лица — от 20 тыс. до 30 тыс. рублей, для юридического — от 500 тыс. до 700 тыс.

«Но когда речь идет о бизнес-интересах, этим штрафам не всегда придают значение, зачастую возможность привлечения к ответственности готовы принять как предпринимательский риск», — добавляет он.

«Что же касается совмещения должностей членами правления банков, то ФЗ «О банках и банковской деятельности» прямо это запрещает («члены коллегиального исполнительного органа кредитной организации не вправе занимать должности в других организациях, являющихся кредитными организациями»), да и сама процедура согласования ЦБ кандидата на должность члена правления банка может занимать до одного месяца», — говорит Калашников.

В минувшую пятницу, 25 марта, совет директоров Банка Москвы принял решение отстранить Кузовлева от должности члена правления кредитной организации. А в понедельник ВТБ распространил официальное заявление, согласно которому он не был уведомлен о состоявшемся заседании совета директоров.

«Если станет известно, что при принятии решения об отстранении Кузовлева были нарушены соответствующие процедуры и менеджмент Банка Москвы осуществил, по сути, подлог, а решение совета директоров сфальсифицировано, оставляю за собой право обратиться в Генеральную прокуратуру в связи с грубым нарушением законодательства», — говорится в этом сообщении Костина.

Также глава ВТБ утверждает, что ни один из представителей госбанка и мэрии в совете директоров не был предупрежден о его проведении.

Борьба за контроль над Банком Москвы идет уже не первый месяц и связана со сменой мэра столицы. В конце февраля ВТБ приобрел 46,5% его акций у московского правительства, а также 25% «Столичной страховой группы», которая, в свою очередь, контролирует 17,32% акций Банка Москвы.

Президент последнего Андрей Бородин совместно со своим советником Львом Алалуевым владеет 20,3% его акций. В совет директоров Банка Москвы входят пять представителей ВТБ, два — мэрии, четыре топ-менеджера банка и четыре независимых директора.