Каждая экономическая модель, которая не занимается вопросом неравенства, рано или поздно сталкивается с кризисом легитимности. Об этом пишет в статье, которую в среду публикует «РБК daily», профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини.

«Озабоченность трудящихся и средних слоев населения по поводу снижения уровня жизни на фоне концентрации власти в руках экономической, финансовой и политической элит выражается самыми разными способами», — отмечает экономист. Примеры многочисленны — «арабская весна», демонстрации в Лондоне, протесты среднего класса в Израиле, студенческие волнения в Чили, недовольство коррупцией и неравенством в Китае… движение «Захвати Уолл-стрит» в США», — а причины понятны: «высокий уровень безработицы, туманные перспективы повышения квалификации и образования для молодежи, коррупция, включая ее легальную форму — лоббизм, резкий рост финансового неравенства».

Растущая задолженность частного и государственного секторов и связанные с этим имущественные и кредитные пузыри отчасти являются отражением этого неравенства, считает Рубини. Слабый рост доходов всех слоев населения кроме разве что супербогачей привел в последние десятилетия к тому, что образовался разрыв между доходами и желаемыми расходами. Ответом на это в англоязычных странах стала активизация предоставления кредитов, что привело к росту задолженности частных домохозяйств. Европа компенсировала этот разрыв бесплатным образованием, медицинским обслуживанием, но эти расходы полностью за счет налоговых поступлений не возмещались. В обоих случаях долговая нагрузка оказалась в какой-то момент неподъемной, заключает эксперт.

«Сейчас компании развитых стран ввиду падения спроса и образования избыточных мощностей сокращают рабочие места, но это, в свою очередь, ведет к дальнейшему ослаблению спроса, — указывает автор статьи. — Следствием резкого снижения трудовых издержек в США стало сильное уменьшение доли зарплат в ВВП страны. Продолжающееся десятилетиями перераспределение от труда к капиталу, от зарплат к прибылям, от бедности к богатству и от домохозяйств к концернам привело сейчас к тяжелым последствиям еще и потому, что собственники капитала и богатые домохозяйства имеют более низкую квоту потребления».

Проблема эта не нова, полагает Рубини и соглашается с тезисом Карла Маркса о том, что ничем не ограниченный финансовый капитализм и перераспределение доходов и имущества от трудящихся к капиталу способны привести к самоуничтожению капитализма. «Нерегулируемый капитализм может привести к периодам избытка мощностей, недостаточного потребления и повторяющихся разрушительных кризисов, характеризующихся образованием кредитных пузырей и скачкообразным ценообразованием на рынке жилья», — пишет Рубини.

«Просвещенная европейская буржуазия уже давно осознала: во избежание революций необходимо защитить права трудящихся и создать социальное государство для перераспределения богатства. Это понимание усилилось после Великой депрессии, когда государство взяло на себя ответственность за экономическую стабилизацию путем сохранения среднего класса, введения прогрессивной шкалы налогообложения и создания условий для экономического развития всех членов общества. Последовали три десятилетия социальной и экономической стабильности с конца 40-х до середины 70-х годов: неравенство резко снижалось, средние доходы быстро росли», — напоминает экономист.

Однако ошибки европейской модели благосостояния, по мнению Рубини, способствовали сильной дерегуляции. Эти недостатки выразились в гигантских бюджетных дефицитах, зарегулировании и слабости экономического развития. В конце концов, пишет он, позорно провалился и принцип неограниченной свободы предпринимательства англосаксонской модели. «Нам необходимо вернуться к равновесию между рынками и предоставлением гостоваров и услуг. Это означает уход и от англосаксонской модели нерегулируемых рынков, и от модели финансируемого за счет госдефицита благосостояния, свойственной для континентальной Европы. «Азиатская» модель роста, если таковая и существует, предотвратить увеличение неравенства также не смогла», — констатирует экономист.

«Каждая экономическая модель, которая соответствующим образом не занимается вопросом неравенства, рано или поздно сталкивается с кризисом легитимности. Если мы не отреагируем, то протесты станут более мощными и общественно-политическая нестабильность еще более ослабит экономический рост и благосостояние», — предупреждает Рубини.