Всемирная торговая организация ранее не рассматривала споры по искам, аналогичным возможному иску РФ к США за санкции против банка «Россия», — в случае, если такой процесс все же состоится, это может создать прецедент, считают юристы, опрошенные РАПСИ. При этом, по их мнению, у российской стороны небольшие шансы его выиграть, так как речь идет об исключительно политических санкциях.

В среду глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев сообщил, что Россия может подать иск к США за санкции против банка «Россия» в рамках ВТО, на совете в Женеве уже обсуждалась такая возможность.

Юристы считают, что основная проблема заключается именно в том, что ВТО старается дистанцироваться от политики, а экономические санкции США против России в данном случае — ответ на присоединение Крыма к РФ.

«Думается, что попытка оценить политические санкции через защитные процедуры ВТО не слишком перспективна. Очевидно, что санкции в отношении банка «Россия» не связаны с хозяйственной деятельностью и попыткой США ограничить экономическое влияние данного кредитного учреждения. В данном случае ограничения на кредитное учреждение наложены в связи с попыткой оказать политическое воздействие на Россию», — говорит партнер юрфирмы «ЮСТ» Александр Боломатов.

По его мнению, данный вопрос пока находится в стадии юридической проработки позиции, а до реального обращения от имени России в ВТО еще крайне далеко, если такое решение вообще будет принято.

«Сам по себе иск, принимая во внимание правила и процедуры разрешения споров, используемые в рамках ВТО, будет критически расценен — как попытка использовать механизм ВТО для целей вмешательства в неэкономические сферы межгосударственных отношений. Полагаю, что ВТО предпримет все действия для максимального отстранения от данных вопросов», — сказал эксперт.

Юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Людмила Балеевских считает, что санкции против банка «Россия» — это политический, а не юридический вопрос. На ее взгляд, взаимоприемлемое решение будет найдено в ходе переговоров, а иск в ВТО послужит поводом, чтобы такие переговоры начать. Шансы же России разрешить ситуацию именно через механизмы ВТО вряд ли можно оценивать как высокие, полагает она.

«Здесь речь в первую очередь может идти о нарушении США режима наибольшего благоприятствования (недискриминации в отношении поставщиков услуг из разных стран), предусмотренного статьей II генерального соглашения по торговле услугами (GATS), а также о нарушении статьи XVI о доступе на рынок. Однако есть предусмотренные этим соглашением исключения из режима наибольшего благоприятствования: член ВТО может предпринимать любые действия, которые считает необходимыми, для защиты интересов своей безопасности. США могут сослаться на этот пункт в споре», — сказала Балеевских.

По ее словам, похожий вопрос возникал в отношении американских санкций против Ирана, которые были реализованы через санкции в отношении контролируемых иностранными правительствами финучреждений, обеспечивающих или сопровождающих операции по импорту иранской сырой нефти. «То есть фактически такие санкции были направлены против Ирана. Однако Иран в ВТО не жаловался, и до сих пор орган по разрешению споров ВТО подобный вопрос по существу не рассматривал и оценку ему не давал», — отметила юрист.

Также она рассказала, что «обычно перед обращением с иском запрашиваются консультации. Если в ходе консультаций — путем переговоров — вопрос не решается (на это отводится 60 дней), спор переходит на рассмотрение к формируемой по запросу государства-истца третейской группе с последующей возможностью подать апелляцию на ее решение в апелляционный орган». Третейская группа рассматривает спор полгода-год, а если подается апелляция, срок рассмотрения увеличивается еще в среднем на полгода, уточнила Балеевских.