Санация «Траста» грозит стать головной болью для сотен его VIP-вкладчиков: банк предлагал им размещать средства в кредитные ноты, исполнение обязательств по которым теперь зависит от доброй воли санатора. Об этом материал Елены Зубовой в российском Forbes.

«Мы проводим углубленный due diligence банка «Траст», в рамках которого также будет изучаться ситуация с кредитными нотами», — заявили в пресс-службе банка «ФК Открытие», участвующего в финансовом оздоровлении «Траста». Управляющий директор «Траста» Григорий Варцибасов надеется, что в результате санации все обязательства сохранятся, в том числе перед держателями кредитных нот.

Однако опрошенные Forbes юристы полагают, что держатели нот по сути лишились вложенных денег.

«Траст» еще летом 2011 года принял новую стратегию развития, в рамках которой около 2 тыс. состоятельных участников «Траст-Клуба» стали регулярно получать предложения размещать свободные деньги не в классические депозиты, а в кредитные ноты (CLN — credit-linked notes) по повышенной ставке. Эмитентом нот выступила нидерландская дочерняя компания специального назначения C.R.R. B.V. Обеспечением выплат по нотам являются субординированные кредиты, полученные банком от эмитента. Минимальная сумма сделки при продаже в розницу составляла 5 млн рублей. Поначалу разница в ставках по депозитам и нотам достигала 1,5 процентного пункта в рублях и валюте, но время от времени банк предлагал и более высокие ставки.

Розничные клиенты покупали ноты на срок от полугода до трех лет, менеджеры банка заявляли о готовности выкупать их досрочно по льготной ставке. Однако сформированные этим денежным потоком суборды банк считал долгосрочными. Формально сроки погашения почти по всем субординированным выпускам облигаций банка наступают после 2020 года, что позволяло с разрешения ЦБ учитывать полученные деньги в капитале второго уровня.

«Это синтетический финансовый инструмент в схеме бумажной докапитализации «Траста». Вкладчикам говорили, что это облигации, которые имеют вторичное хождение и могут быть выкуплены. В ЦБ же говорили, что это капитал и вкладчики решили поучаствовать в собственных средствах банках. Вряд ли кто-то получит эти деньги обратно», — объясняет источник, близкий к руководству банка. По его словам, большинство денежных средств из учтенных в капитале субордов привлечены от физлиц. По данным на 1 декабря 2014 года, эта сумма составляла 12,4 млрд в рублевом эквиваленте, или 40% всего капитала (осенью 2011 года — всего 4 млрд рублей). Варцибасов говорит, что среди держателей кредитных нот есть также юрлица, в том числе финансовые институты.

В отчетности по международным стандартам «Траст» сообщал, что привлечение субординированных займов организовано как выпуск кредитных нот. При этом банк подчеркивал, что ноты приобретены широким кругом инвесторов, информация о которых не сообщается банку. Платить или нет держателям нот, зависит в этой ситуации от доброй воли санаторов.

«Как правило, у держателя CLN нет прямого права требования к банку о возврате кредита, — поясняет партнер «Пепеляев Групп» Игорь Мармалиди. — Приобретая ноты, инвестор получает право требования к их эмитенту (например, компании специального назначения). Если эмитент не получает никаких выплат по субординированному кредиту от банка, то, соответственно, он ничего и не должен выплачивать держателям кредитных нот. В соответствии с банковским регулированием при снижении капитала банка ниже определенного уровня банк не вправе погашать субординированный кредит и выплачивать по нему проценты».

«Владельцы CLN не смогут получить возмещение в полном объеме, предъявив требования санированному банку. Условия выпуска субординированных CLN обычно предусматривают, что в этом случае требования по ним списываются полностью или частично», — соглашается партнер TertychnyLaw Иван Тертычный. Списание, уточняет он, происходит при наступлении события покрытия убытков, описанного в условиях выпуска. Обычно такими событиями являются снижение норматива достаточности базового капитала банка (Н1.1) до уровня ниже 2% либо решение АСВ о санации. Капитал у банка «Траст» отрицательный: зампред ЦБ Михаил Сухов оценил «дыру» в 68 млрд рублей.

Адвокат коллегии «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская менее категорична: «Держатели CLN однозначно лишились бы возмещения в случае банкротства банка. При санации кредитной организации многое может зависеть от условий выпуска таких нот». Вместо простого списания может быть предусмотрена конвертация субординированного долга в обыкновенные акции, уточняет Тертычный, но такие примеры на практике встречаются редко из-за сложного механизма реализации.