Департамент финансовой стабильности Банка России опубликовал аналитическую записку «Корреляция сырьевых циклов с потоками капитала и финансовым циклом: роль макропруденциальной политики». В материале оцениваются источники рисков, связанных с потоками капитала, исследован международный опыт управления такими рисками, проанализированы рекомендации международных организаций в области управления потоками капитала, а также дается оценка целесообразности применения в России инструментов, ограничивающих валютные риски, в целях поддержания финансовой стабильности и устойчивости экономического роста.

Проблема ограничения рисков, связанных с трансграничными потоками капитала, актуальна для стран с формирующимися рынками и в целом для стран с нерезервными валютами, указывают в Центробанке. При этом, как подчеркивают аналитики, риски, связанные с потоками капитала и валютизацией балансов финансовой системы, различаются в зависимости от инструментов.

Так, наименее рисковыми традиционно считаются прямые инвестиции, вероятность их быстрого оттока в сложной ситуации низка. Кроме того, такие инвестиции связаны с переносом технологий и управленческих практик, то есть напрямую влияют на экономический рост. В числе рисков отмечается, что прямые инвестиции в банковскую (и в целом в финансовую) систему могут служить каналом распространения шоков между странами, что показали проблемы ряда стран Восточной Европы в период глобального кризиса 2007—2009 годов. Также могут нести опасность «ипотечных пузырей» инвестиции нерезидентов в недвижимость, способствующие росту цен на нее, вкупе с отсутствием внутреннего регулирования по накоплению долга домохозяйствами, следует из материала ЦБ.

Приток иностранного капитала на рынок акций также считается относительно менее рискованным, указывает регулятор. Потенциально возможна ситуация, когда высокая активность нерезидентов стимулирует «пузыри» на рынке акций, которые затем схлопываются, однако негативное влияние на экономику обычно оказывается ограниченным. Как поясняется, низкий потенциал распространения шока от рынка акций связан с тем, что банки, то есть финансовые институты, подверженные «бегству вкладчиков» и наиболее значимые с точки зрения системной стабильности, вкладывают в акции очень небольшую часть своих активов, а основными инвесторами в акции являются другие финансовые посредники. В то же время после глобального финансового кризиса 2007—2009 годов опережающий рост демонстрируют как раз небанковские посредники, поэтому в будущем их потенциал для создания системных рисков может усилиться. Самые серьезные проблемы «пузырь» на рынке акций может представлять и в том случае, если акции активно используются в качестве залогов по кредитам (проблема маржин-колов).

Наибольшие проблемы с точки зрения рисков финансовой стабильности и рисков для экономики представляет чрезмерный приток иностранного капитала на долговой рынок. Как отмечается в аналитической записке, чрезмерная долговая нагрузка часто несет существенные системные риски, даже если речь идет о заимствованиях в национальной валюте: ипотечный кризис в США в 2007 году является прекрасной тому иллюстрацией. Проблема долга (в отличие от финансирования через акции) в том, что он предоставляет дополнительную защиту кредиторам, и платеж в негативной ситуации может не снижаться, а даже увеличиваться. Этот эффект особенно остро проявляется в случае валютных займов в ситуации ослабления валютного курса, при этом возможно возникновение нисходящей спирали: необходимость больших выплат по долгу негативно влияет на валютный курс, что, в свою очередь, ведет к росту долговой нагрузки и т. д. Притоки иностранного капитала на долговой рынок в нацвалюте в условиях плавающего курса несут меньше рисков, так как валютные риски в этом случае ложатся на кредиторов, а не на заемщиков.

Исторически долговые проблемы, связанные с трансграничным и валютным кредитованием, имели разную природу. В настоящий момент высокий внешний долг нефинансовых компаний в развивающихся странах считается одним из ключевых рисков для мировой финансовой системы, констатирует ЦБ. «С точки зрения регуляторов форма заимствований — через банковскую систему или напрямую через финансовые рынки — требует особого внимания в отношении настройки инструментов, позволяющих воздействовать на соответствующие риски», — говорится в докладе.

Там подчеркивается, что при разработке инструментов макропруденциального регулирования необходимо учитывать не только индивидуальные, но и системные эффекты, то есть ситуации, когда риски конкретных компаний ограничены, но за счет увеличения рисков для финансового сектора и экономики в целом. В случае сырьевых экономик источником таких системных рисков могут быть долги сырьевых экспортеров. С точки зрения самих экспортеров наличие долга в иностранной валюте может быть вполне рационально — их выручка является валютной, и возникают преимущества «естественного хеджирования». Однако с экономических позиций в целом валютные долги экспортеров часто оказываются источником системных рисков и требуют специальных мер по их ограничению. Также на макроуровне необходимо учитывать, что повышенные расходы экспортеров на выплаты по долгу дополнительно влияют на валютный курс, тем самым усиливая риски в финансовой системе и экономике в целом.

В настоящий момент Банк России готовит нормативную базу для использования макропруденциальных инструментов. Речь идет обо всех инструментах, направленных на ограничение как долговой нагрузки отдельных видов заемщиков (к примеру, о коэффициенте PTI — платеже к доходу физлица), так и валютных рисков. «Однако, как показывает опыт других стран и наш собственный анализ ситуации, макропруденциальных мер, затрагивающих только финансовой сектор, для решения всех задач может оказаться недостаточно. В связи с этим необходима координация с правительством по введению макропруденциальных мер, ограничивающих риски корпоративного сектора, в том числе государственных компаний», — делают вывод авторы обзора.

В частности, сокращение заимствований компаний в иностранной валюте в случае чрезмерного наращивания внешнего долга может достигаться путем установления ограничений для показателей, характеризующих валютную ликвидность и долговую нагрузку организаций, следует из доклада.

В числе прочего там говорится о высоком уровне корреляции в России между развитием кредитования, накоплением долговой нагрузки и изменениями нефтяных и других сырьевых цен. «Задача на перспективу — разработка системы макропруденциальных инструментов, которая могла бы при необходимости использоваться для ограничения валютных рисков экономики и финансовой системы, снижать процикличность притоков капитала и развития финансового сектора», — отмечают аналитики.